Актуальные Проблемы Гражданского Судопроизводства

Раздел 2

Наниматель Петров с семьей из пяти человек проживает в 4-хкомнатной квартире. В связи с необходимостью капитального ремонта дома семье Петрова на время ремонта предоставлена трехкомнатная квартира размером 40,3кв.м. Однако Петров и члены его семьи отказались от такого переселения, требуя предоставления жилого помещения в постоянное пользование.

Ознакомьтесь с работой подсистемы ГАС «Правосудие» «Банк судебных решений» (судебной практике). Найдите в «Банке» не менее десяти итоговых процессуальных решений с полным текстом по гражданским делам. Осуществите поиск как по территориальной подсудности, так и по категории дел. (Подготовьте материалы анализа).

Ивановы считали, что освободившаяся комната должна быть предоставлена их семье, поэтому предъявили иск о признании договора социального найма жилого помещения недействительным. В исковом заявлении указывалось, что Дорофеева состоит в зарегистрированном браке со своим мужем Дорофеевым и прописана в 3-хкомнатной квартире площадью 40 кв.м, где проживают ее муж и его родители.

Н.А. Ильина обратилась в суд с иском о лишении родительских прав О.И. Ильина в отношении их несовершеннолетнего сына Андрея Ильина, который родился 5 августа 2009 года. В судебном заседании было установлено, что О.И. Ильин никакого участия в воспитании ребенка не принимал, давно уже не живет в семье. Н.А. Ильина постоянной работы не имеет, злоупотребляет спиртными напитками. Ребенок по состоянию здоровья нуждается в постоянном медицинском наблюдении. В заключении органа опеки и попечительства указано, что ребенка необходимо поместить в интернат для детей с физическими недостатками. Прокурор в своем заключении сделал вывод о необходимости лишения Н.А. Ильиной родительских прав и передаче ребенка на воспитание отцу, который по своему материальному положению способен обеспечить ребенку необходимые условия жизни. Решением суда Н.А. Ильина была лишена родительских прав, ребенок был передан на воспитание отцу и с Н.А. Ильиной были взысканы алименты на содержание ребенка до достижения им совершеннолетнего возраста.

Степанов обратился в суд с иском к магазину «Орбита» о возмещении вреда, причиненного его имуществу неисправным телевизором, который он купил в этом магазине (телевизор взорвался, в результате пожара повреждены мебель, иное имущество; квартира потребовала ремонта). Защищать свои интересы в суде Степанов поручил обществу защиты прав потребителей, от имени которого в суд пришел Петров, представивший выписку из Устава данного общества. Степанов устно в суде подтвердил, что вести его дело он доверяет представителю общества. Интересы магазина в суде представлял юрисконсульт, представивший свое служебное удостоверение и копию Устава, подтверждающую его полномочия на судебное представительство. Юрисконсульт заявил в процессе, что, во-первых, Степанов после покупки телевизора не обращался в магазин с претензиями к купленному товару, во-вторых, в данном телевизоре неисправность объяснялась нарушениями технологии изготовления (судя по акту несудебной экспертизы бюро товарных экспертиз), а потому ответчиком должен быть завод-изготовитель, а магазин следует признать ненадлежащим ответчиком.

Проблемы гражданского процесса

Известно, что гражданский процессуальный кодекс РФ возлагает на судью обязанность определить обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела. Но нигде не предусмотрено правовых (корректирующих) последствий в случае невыполнения судьей этой обязанности.
Между тем, значение данного пункта гражданского процесса трудно переоценить. Ведь принцип правосудия стоит на том, что истина становится таковой через обсуждение ее в судебном заседании. Даже если в решении суда юридически значимые обстоятельства и будут каким-то загадочным образом названы судьей правильно, то такое судебное постановление в любом случае нельзя считать продуктом правосудия.
В связи с этим весьма желательно возложить на судью обязанность завершать подготовку дела к рассмотрению по существу письменным определением, перечисляющим обстоятельства, имеющие юридическое значения для данного конкретного дела. В дальнейшем, если судья вынесет решение по другим обстоятельствам, которые не были им вынесены на обсуждение, это должно являться безусловным основанием к отмене решения суда.
Такой подход значительно повысил бы качество правосудия, сделал бы его более предсказуемым и в конечном итоге способствовал бы формированию у граждан не формального, а реального уважения к суду.

Как театр начинается с вешалки, так и прологом правосудия является соблюдение даты и времени судебного заседания.
К сожалению, период ожидания перед кабинетом судьи нередко затягивается до 4-5 часов. В такой ситуации очевидно, что в расписание можно смело вносить корректировки, отпустив людей под расписку, по меньшей мере, на час, другой. Это позволило бы не только отчасти снять никому не нужное напряжение от возникших на ровном месте, по сути, препятствий для свободного доступа к правосудию, но и банально проявить уважение к личности. Но нет, суд считает себя выше этого. В результате граждане вынуждены часами толкаться в коридоре, опасаясь пропустить момент вызова в судебное заседание, который по произволу судьи может произойти в любую минуту по истечении формального времени его начала. Больше того, высокомерие судей в этом вопросе, походя отнимающее таким образом силы и достоинство человека, невольно задает тон и дальнейшему судебному разбирательству.
С другой стороны, в апелляционной инстанции слишком «резвые» судьи позволяют себе начинать судебное заседание раньше назначенного срока. Иногда, формально придя вовремя, Вы можете увидеть довольные лица своих оппонентов, уже выходящих из зала судебного заседания. После этого протестовать, как правило, бесполезно, а доказательственную базу собрать почти нереально. Чтобы хоть как-то уравнять здесь шансы людей против недобросовестных судей, необходимо срочно оснастить все залы судебных заседаний видеокамерами, одновременно законодательно приравняв соответствующие видеозаписи к материалам дела со всеми вытекающими из этого статуса последствиями.

Одной из новелл последней реформы гражданского процессуального законодательства стала отмена обязательного вызова сторон на заседание суда апелляционной инстанции, рассматривающего частные жалобы на определения нижестоящих судов. Очевидно данное нововведение было направлено против излишнего формализма при контроле за разрешением чисто процедурных вопросов, во множестве возникающих во всяком судебном процессе. Но не нами сказано, что дьявол кроется в мелочах.
Пока рубили этот лес, искореняя заорганизованность судебного процесса, в сопутствующие щепки попали судебные определения, по важности мало чем уступающие решениям суда, разрешающим дело по существу. Достаточно назвать определения о выдаче исполнительного листа на исполнение решения третейского суда, об отмене решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам, об отказе восстановлении срока на подачу апелляционной или кассационной жалобы.

Решение суда в окончательной форме должно быть изготовлено судьей в течение 5 дней с момент его вынесения. На практике такая пунктуальность бывает крайне редко. Наказывать судей за это бесполезно, тем более, пока они перегружены работой, превышающие все человеческие и даже чиновничьи нормативы.
В реальности изготовления решения суда в окончательной форме иногда можно ждать по 2-3 месяца. Но это еще не самое страшное. Гораздо более неприятное, что это может произойти в любой момент. Ничего Вам не напоминает? Как на счет уже упомянутого многочасового ожидания вызова в судебное заседание, которое должно было начаться в заранее установленное время, а может случиться в любой момент после него.
Бывает, что решение в окончательной форме изготовлено и его даже можно получить под расписку, а само дело не оформлено, не подшито и ознакомиться с ним нельзя. Буква закона такую ситуацию специально не оговаривает, а срок для подачи апелляционной жалобы, извините, уже потек.
Нередко судьи непосредственно в тексте решения пишут, когда они изготовили его в окончательной форме. Ну, что ж, в нашей стране джентельменам и судьям принято верить на слово. Потому что контроля за ними все равно никакого нет.
Представляется, что в нормальных правовых системах, где уважаются права личности и реально соблюдают баланс интересов человека и государства, исправить подобное положение дел не просто, а очень просто. Нужно всего лишь задействовать один из уже известных процедурных механизмов: если судья не уложился в отведенный ему 5-ти дневный срок, то должны наступать последствия, аналогичные тем, когда ввиду отсутствия стороны на последнем судебном заседании срок исковой давности для оспаривания решения суда исчисляется не с момента его полного изготовления в нормативный срок, а с момента получения стороной данного решения в окончательной форме.

С недавних пор к сокращению времени судебных процессов стали подходить с особым рвением. Но иногда оно приобретает черты кампании в худшем смысле этого слова.
Безусловно, пожелания благие и постановка вопроса своевременная: судопроизводство в судах и исполнение судебного постановления осуществляются в разумные сроки (п. 1 ст. 6.1 ГК РФ). Однако складывающаяся практика заставляет держать оборону уже с противоположной стороны.
Своевременное рассмотрение судебных дел не имеет самостоятельной ценности и достигает своих целей только на фоне стабильного соблюдения иных прав и законных интересов лиц, участвующих в деле. Для этого не нужно излишне накручивать судей, заставляя подсознательно выбирать между всесторонним рассмотрением дела и соблюдением формальных сроков судебного процесса. Ведь цели правосудия могут быть достигнуты только при гармоничном сочетании каждого из этих факторов.
В частности, если какие-то действия сторон или суда по ГПК РФ являются основанием для рассмотрения дела с самого начала (например, поступившее ходатайство об уточнении исковых требований, привлечении новых ответчиков или третьих лиц), судья должен свободно принимать адекватное процессуальное решение, не опасаясь односторонних оценок со стороны бюрократов от судебной власти.
Тем более, в ситуации, когда обе стороны обращаются с ходатайством о предоставлении дополнительного времени для согласования (а равно — выполнения) условий мирового соглашения. Даже если к этому моменту судебный процесс длится уже больше года, это не должно останавливать судью на пути к достижению истинных целей правосудия, которые уж точно состоят не только в своевременном рассмотрении судебных дел.

Взаимосвязь актуальных проблем гражданского судопроизводства с эффективностью правосудия

Понятие гражданского процесса определяется в науке по-разному. Одни ученые полагают, что это порядок осуществления правосудия по гражданским делам. Другие считают, что гражданский процесс — это урегулированная гражданско-процессуальным правом деятельность суда и других субъектов гражданского процесса, а также исполнительное производство. Третьи определяют процесс как одно сложное правоотношение либо как совокупность правоотношений, возникающих при рассмотрении и разрешении гражданских дел. Четвертые рассматривают гражданский процесс как деятельность и связанные с ней правовые отношения суда и других участников процесса. Наконец, пятые понимают под гражданским процессом единство трех составляющих: процессуальной деятельности, процессуальных отношений и процессуальной формы.

Здесь уместно сказать о соотношении понятий «гражданский процесс» и «гражданское судопроизводство», которые нередко рассматриваются в качестве синонимов. Вместе с тем Конституция РФ, определяя формы (виды) правосудия, назвала конституционное, гражданское, административное и уголовное судопроизводство (ч. 2 ст. 118). Очевидно, что под гражданским судопроизводством понимается рассмотрение и разрешение дел как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах. Следовательно, можно говорить о том, что понятие гражданского судопроизводства шире гражданского процесса, объединяя в себе и гражданский, и арбитражный процессы. Вместе с тем вновь принятый ГПК, определяя задачи гражданского судопроизводства, имеет в виду лишь деятельность судов общей юрисдикции по осуществлению правосудия по гражданским делам. В свою очередь, АПК не говорит о задачах гражданского судопроизводства.

Защита гражданских прав в Российской Федерации осуществляется в установленном порядке судами общей юрисдикции, а также арбитражными, третейскими судами, профсоюзными и иными общественными организациями, административными органами. Однако лишь защита интересов различных субъектов судебными органами признается правосудием, которое существенно отличается от иных форм защиты нарушенных прав.

Порядок производства по гражданским делам во всех общих судах РФ определяется ГПК. Под гражданскими делами понимаются не только непосредственно гражданские, но и отнесенные к ведению суда семейные, жилищные, земельные и трудовые споры. Гражданский процесс является одной из форм отправления правосудия и отличается от деятельности иных органов, рассматривающих гражданские дела, наличием специфической процессуальной формы. В последнюю облекается только деятельность по осуществлению правосудия.

наряду с правильным рассмотрением и разрешением гражданского дела, закон выделяет и правильное разрешение дела по существу, когда по нему были допущены формальные нарушения нормативных предписаний. Они могут рассматриваться в качестве таковых лишь постольку, поскольку неправильность отдельных процессуальных действий (бездействия) суда не создали существенных препятствий для достижения конечных целей судопроизводства. Следовательно, конечные цели судопроизводства должны выступать в данном случае в роли критериев, определяющих существенность нарушения требований законодательства.

Рекомендуем прочесть:  Окоф Рольставня Алюминевого

— осознать социальную значимость актуальных проблем гражданского, уголовного и административного судопроизводства, проявлять нетерпимость к коррупционному поведению в судебной работе по рассмотрению и разрешению гражданских, уголовных и административных дел (ОК-1);

— способностью принимать участие в проведении юридической экспертизы проектов нормативных правовых актов, в том числе в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции, давать квалифицированные юридические заключения и консультации в юридической деятельности участников гражданского, уголовного и административного судопроизводств (ПК-8);

Спецкурс «Актуальные проблемы гражданского, уголовного и административного судопроизводства» – специальная дисциплина, изучаемая в рамках магистерской программы «Юрист в сфере гражданского, уголовного и административного судопроизводства». Его целью является углубленное изучение проблем гражданского, уголовного и административного судопроизводства.

в правоприменительной деятельности: способностью квалифицированно применять нормативные правовые акты в судебной работе по рассмотрению и разрешению гражданских, уголовных и административных дел, реализовывать нормы материального и процессуального права в профессиональной деятельности (будучи судьей в арбитражном процессе) (ПК-2);

— образовательная: изучение спецкурса «Актуальные проблемы гражданского, уголовного и административного судопроизводства» в комплексе с другими правовыми дисциплинами служит наиболее полному освоению богатейшего материала гражданско-процессуальной, уголовно-процессуальной и административно-правовой науки, того категориального аппарата, без знания которого невозможно понимание теории и практики современного гражданского, уголовного и административного судопроизводства и их проблем;

Актуальные проблемы искового и неискового производства в гражданском судопроизводстве

1 января 2012 года вступил в действие Федеральный закон «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации», устанавливающий единый для всех судов общей юрисдикции апелляционный порядок обжалования не вступивших в законную силу судебных актов по гражданским делам.Помимо этого, обжалование в суде кассационной инстанции стало возможным только в отношении судебных постановлений, вступивших в законную силу.

Актуальность перехода на апелляционное обжалование решений судов общей юрисдикции всех уровней по гражданским делам…………………..2
Административный иск: перспективы использования в гражданском процессе………………………………………………………………………….6
Взаимоотношения судов общей юрисдикции и арбитражных судов в распределении гражданских дел между ними………………………………..9
Принцип транспарентности как новый принцип гражданского процессуального права………………………………………………………..16
Основные предпосылки к проведению судебной реформы в РФ (для гражданского судопроизводства)…………………………………………….19

Создание полнокровного института административной юстиции невозможно без установления в законодательном порядке процедуры административного судопроизводства, определения основных положений, которыми должны руководствоваться суды, рассматривающие споры публичного характера, в том числе споры, вытекающие из административных правоотношений и затрагивающие административно-правовой статус граждан РФ, базирующийся на нормах Конституции РФ.

Следует разграничивать понятия «гласность», «публичность» судопроизводства и «транспарентность». Термин «транспарентность» среди всех указанных понятий является наиболее широким и охватывает все стороны организации и деятельности судебной власти, в том числе публичность, гласность судопроизводства. Гласность относится к процессуальной стороне деятельности суда. Необходимо использовать термин «публичность» для характеристики содержания рассматриваемого в диссертационном исследовании понятия «транспарентности» и придерживается мнения, что под публичностью следует понимать открытость, общедоступность сведений для граждан.

Построению судебной системы, соответствующей мировым стандартам и состоящей из трех инстанций, препятствует существующий со времен советского законодательства институт родовой подсудности. Отказ от него является условием перехода к системе судопроизводства, в которой дела по первой инстанции рассматривались бы только районным судом (в системе арбитражных судов – судом субъекта РФ), а суды второй (апелляционной) и третьей (кассационной), инстанции не рассматривали бы дела по первой инстанции. В случае объединения арбитражных судов и судов общей юрисдикции в единую систему, судами первой инстанции были бы районные

История кодификации гражданского процессуального права России. Общая характеристика и сравнение ГПК РСФСР 1923 г., ГПК РСФСР 1964 г. и ГПК РФ 2002 г. Причины, повлекшие в 1990-х годах необходимость реформирования гражданского процессуального права и возникшие в ходе реформы проблемы. Связь реформы гражданского процессуального права с судебной реформой в России 1964 г.

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации как источники гражданского процессуального права (Устав ООН, Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Международный пакт о гражданских и

Влияние постановлений Конституционного Суда РФ, Европейского Суда по правам человека, разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики и постановлений Верховного Суда Российской Федерации по конкретным делам на систему источников гражданского процессуального права и правоприменительную практику.

Цель судебного доказывания. Понятие предмета доказывания в гражданском процессе. Классификация фактов, составляющих предмет доказывания. Точки зрения ученых-процессуалистов относительно классификации фактов предмета доказывания. Предмет доказывания и пределы доказывания. Источники формирования предмета доказывания. Роль суда в формировании предмета доказывания. Влияние предмета доказывания на объем судебных доказательств по гражданскому делу.

Понятие свидетеля и свидетельского показания. Права и обязанности свидетеля. Свидетельский иммунитет. Процессуальный порядок получения и исследования показаний свидетеля. Показания несовершеннолетних и малолетних свидетелей. Порядок получения показаний свидетеля, находящегося на территории другого государства. Особенности оценки показаний свидетеля.

По римскому праву, отдельным категориям лиц запрещалось осуществлять представительство в суде, в частности лицам лишенных чести. -при которых потеря чести происходила после совершения бесчестных поступков или в силу занятия определенной деятельностью. К этой группе принадлежали: Устав судопроизводства заимствовал некоторые нормы, о процессуальном представительстве и в частности: запрещение отдельным категориям лиц осуществлять представительство в суде, относились лица лишенные чести, духовенство, и отдельные категории гос.

профессор Н.М. Кострова, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Республики Дагестан. За этот период на кафедре защищено 2 докторских и 12 кандидатских диссертаций. При кафедре работает аспирантура по двум специальностям, магистратура, а также научная школа.

Суды общей юрисдикции составляют большую часть судебной системы России, в них рассматривается огромное количество гражданских, административных дел и дел особого производства. Сегодня суды общей юрисдикции пополнились мировыми судьями. Деятельность судов общей юрисдикции отличает не только количественный рост дел, но и расширение категорий подведомственных дел. Появление новых категорий дел связано как с принятием нового процессуального законодательства, так и с развитием материального права.

Все участники судопроизводства по конкретному гражданскому делу являются субъектами гражданских процессуальных правоотношений, возникших в связи с его рассмотрением. Вместе с тем понятие субъектов гражданского процессуального права гораздо шире, поскольку в него включаются все возможные участники по любому гражданскому делу, подведомственному суду.

Третьи лица, прокурор, субъекты, защищающие в гражданском судопроизводстве от своего имени права, свободы и законные интересы других лиц и институт представительства в гражданском судопроизводстве Актуальность темы исследования. Согласно статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Правовая реформа, проводимая в настоящее время в Российской Федерации, затронула в первую очередь судебную деятельность.

Современные проблемы реализации принципов гражданского судопроизводства

Аннотация: В данной статье выявлены проблемы реализации принципов гражданского судопроизводства и предложены их решения. Раскрывается значение принципов гражданского процессуального права, являющиеся основополагающими правилами гражданского судопроизводства, на которые необходимо опираться и реализовывать их.

Принципами ГПП являются те исходные положения, основные правила, закрепленные Конституцией РФ и многие из принципов продублированы и закреплены в ГПК РФ и лично я считаю такое дублирование оправданным и целесообразным, т.к. нередко КРФ воспринимается как документ, носящий декларативный характер. Это такие принципы, как: 1. Принцип осуществления правосудия только судом(ч.1 ст. 118 КРФ,ст.5 ГПК РФ) 2. Принцип равенства всех перед законом и судом(ч.1ст.19КРФ, ст.6 ГПК РФ) 3. Принцип независимости судей(ч.1ст120 КРФ, ст.8 ГПК РФ) 4. Принцип государственного языка судопроизводства (ч.1,2 ст.68 КРФ,ст.9 ГПК РФ) 5. Принцип гласности судебного разбирательства (ч.1 ст.123 КРФ, ст.10 ГПК РФ) 6. Принцип осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон (ч.3 ст.123 КРФ, ст. 12 ГПК РФ) [74] . Эти принципы являются гарантией судебной защиты. Руководствуясь этими принципами при рассмотрении гражданских дел судом, мы тем самым обеспечим защиту прав и законных интересов участников гражданского процесса, обеспечим баланс интересов между истцов, ответчиком, с одной стороны, и деятельностью суда, с другой стороны, отвечающего за соблюдение и применение действующего законодательства, но есть проблемы в применении этих принципов на практике.

Например, принцип гласности часто нарушается и за его соблюдением, как правило, никто не следит. Следует обратить на данную проблему пристальное внимание и ввести норму, позволяющую привлекать к ответственности за пренебрежение принципом гласности. Содержание принципа гласности в гражданском судопроизводстве состоит из следующих элементов: 1) право быть извещенным/информированным; 2) право на ознакомление; 3) право присутствовать на судебном заседании; 4) право на публичное объявление судебных актов, а также 5) обязанность суда обеспечивать предоставление и получение процессуальной информации, создавать условия для её доступности при рассмотрении и разрешении гражданского дела любому интересующемуся лицу. В последнее время со стороны ученых, высших судебных инстанций, общественности очень большое внимание уделяется принципу гласности и открытости правосудия. И это объясняется его особым значением, которое создает условия для общественного контроля объективности и справедливости рассмотрения судом правовых конфликтов, побуждает судью ответственно подходить к соблюдению закона, улучшает качество судебных актов, способствует росту доверия населения судебной власти. Однако, несмотря на возросший интерес к принципу гласности ряд важнейших проблем его реализации в настоящее время, к сожалению, остается не решенным. Также в настоящее время не решена проблема свободного доступа граждан в залы судебных заседаний. Несмотря на то, что ч. 1 ст. 123 КРФ закрепляет правило об открытом разбирательстве дел во всех судах, в реальной жизни все же встречаются случаи, когда граждан не пускают в залы судебных заседаний, например, под предлогом того, что они не являются участниками судопроизводства или под предлогом того, что площадь зала судебного заседания не позволяет вместить всех желающих присутствовать при рассмотрении дела. Не является секретом и то, что судебные заседания достаточно часто проводятся не в залах судебных заседаний, а в кабинетах судей, что превращает судебное разбирательство в неформальное мероприятие. Поскольку кабинет судьи не может вместить всех желающих присутствовать при рассмотрении дела, то проведение судебного заседания в кабинете судьи является прямым нарушением принципа гласности судебного разбирательства (ст.10ГПК РФ). Причины такой ситуации могут иметь как объективный, так и субъективный характер. Объективной причиной, вынуждающей судью проводить судебное заседание в своем кабинете, является, например, несоответствие залов судебных заседаний необходимым нормам, недостаточность залов судебных заседаний. Субъективной причиной является элементарное нежелание судей использовать залы судебных заседаний по назначению. Вопрос ограничения доступа граждан в судебное заседание был предметом рассмотрения в Европейском Суде по правам человека. Так, по итогам рассмотрения дела «Загородников против России» ЕС признал, что если заседание было преднамеренно проведено в небольшом зале, чтобы ограничить доступ заинтересованных лиц, то это будет признано нарушением Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В соответствии с абз. 2 п. 23 ПП ВС РФ от 13 декабря 2012 г. N 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов» намеренное создание судьей условий, ограничивающих или исключающих доступ лиц, не являющихся участниками процесса в открытое судебной заседание, или условий, препятствующих его фиксации, свидетельствует о нарушении профессиональной этики. С одной стороны, открытое судебное разбирательство, обнародование судебных актов и другие проявления гласности являются превентивными мерами, сдерживающими вынесение незаконных судебных актов. С другой стороны, открытость и гласность судопроизводства, доступ к информации о деятельности судов не должны приводить к какому-либо вмешательству в судебную деятельность, поскольку суды при осуществлении правосудия независимы и подчиняются только КРФ и закону. Законодательно закреплено, что судья не вправе высказывать публичные заявления или оценки по существу рассматриваемого дела (например, давать интервью по поводу дела, находящегося в его производстве, т.к. мнение, высказанное им публично, будет обязывать его вынести решение в соответствии с высказанным мнением, а не в соответствии с законом). Также, нарушение правил подсудности, т.е. разрешение дела соответственно некомпетентным или не установленным законом судом, является нарушением принципа осуществления правосудия только судом и составляет актуальную проблему судебной практики. В. В. Путин неоднократно подчеркивал, что для судебной системы излишняя закрытость чрезвычайно вредна, поскольку создает информационный вакуум, который и порождает ложные стереотипы в отношении работы судов. Судья должен с уважением и пониманием относиться к стремлению средств массовой информации освещать деятельность суда и оказывать им необходимое содействие, если это не будет мешать проведению судебного процесса или использоваться для оказания воздействия на суд. Огромную значимость приобретают такие демократические инструменты, как прозрачность, доступность правосудия, а также своевременное информирование общественности о ходе того или иного разбирательства.
Актуальность приобретают проблемы, связанные с практической реализацией принципов гражданского процессуального права при дальнейшем внедрении информационных технологий в процесс рассмотрения дел судами общей юрисдикции. Конечно же, благодаря технологиям, правосудие становится более эффективным, прозрачным и доступным. Базовые принципы правосудия — состязательность сторон в процессе, беспристрастность и объективность, независимость самих судей-должны быть неизменными, т.к. являются фундаментом, на который опирается современное демократическое государство.

Рекомендуем прочесть:  Перечень Специальностей Для Присвоения Звания Доцента

Актуальным на мой взгляд, это выявлять проблемы в практической реализации принципов, но еще более значимым найти причины неправильного применения судами норм ГПП, в связи с этим можно предположить, что суть проблемы в неправильном толковании принципов ГПП, недопонимании их, и как следствие неправильное применение этих принципов на практике в гражданском судопроизводстве. В связи с этим возникает вопрос о значительном значении и роли этих принципов для ГПП.

По мнению заслуженного юриста РСФСР, к.ю.н. Шамшурина Л.Л., в принципах права отражаются те социальные изменения, которые происходят в обществе в процессе его развития, его потребности, взгляды законодателя в соответствующий исторический период на характер и содержание судопроизводства по разрешению гражданских дел. В этом их социальная обусловленность, зависимость от реальных жизненных условий. Как сказано в п.1 ст. 15 КРФ: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации». Правовая природа принципов ГПП предопределяет весь ход гражданского процесса и взаимоотношения между судом и лицами, участвующими в деле. Практическое назначение принципов в том, что они выступают в качестве гаранта законного, справедливого и обоснованного правосудия по гражданским делам и при нарушении или несоблюдении этих принципов результаты всей судебной деятельности становятся незаконными и подлежат отмене. Принципы гражданского процессуального права определяют то, каким должно быть судебное разбирательство гражданских дел, чтобы соответствовать идеалам законности, истины и справедливости. Анализировать юридические факты и возникающие, в связи с этим правовые отношения, правильно толковать и принимать решения и совершать юридические действия в точном соответствии с законом, не допускать правовых проблем и коллизий, это мы должны знать и уметь. Говоря об это сегодня, мы недопустим ошибок завтра.

Например, в гражданском процессе продвижение дела зависит от сторон спора. В административном процессе суд вправе самостоятельно обеспечивать движение дела. В порядке, предусмотренном главой 21 КАС РФ, рассматриваются дела об оспаривании актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами. До недавнего времени оспаривание информационных писем министерств и ведомств не было предусмотрено законодательством. В связи с этим возникла проблема защиты прав, свобод и законных интересов, нарушенных такими актами. Некоторые практикующие юристы и ученые считают, что КАС РФ необходимо доработать. Его действие распространяется только на деятельность судов общей юрисдикции. В интересах коммерческих организаций необходимо распространить действие КАС РФ на судопроизводство, осуществляемое арбитражными судами. Привлечение представителя к процессу при обжаловании нормативно-правовых актов должно быть правом, но не обязанностью. Новым кодексом предусмотрена обязанность заявителя вести дело через представителя: «При рассмотрении административных дел об оспаривании нормативных правовых актов в верховном суде республики, краевом, областном суде, суде города федерального значения, суде автономной области, суде автономного округа, в Верховном Суде Российской Федерации граждане, участвующие в деле, и не имеющие высшего юридического образования, ведут дела через представителей, отвечающих требованиям, предусмотренным статьей 55 настоящего Кодекса» .

Для формирования отрасли судебного права необходимо развитие общих для всех видов судопроизводства процессуальных норм. По нашему мнению, наука судебного права должна быть признана в научном мире, так как именно посредством теории судебного права можно развивать идеи о совершенствовании судопроизводства в целом. Например, наука гражданско-процессуального права ориентирована на исследования в сфере гражданского судопроизводства и не предназначена для определения вектора развития всех видов судопроизводства. С концепцией судебного права связана идея о принятии единого процессуального кодекса. Однако в данный момент сложилась тенденция к обособлению отраслей процессуального права. С 15 сентября 2015 года вступил в действие Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации. В связи с этим можно предположить, что законодатель в ближайшее время не будет разрабатывать концепцию единого процессуального кодекса.

Мера предварительной защиты по административному иску об оспаривании нормативно-правовых актов и обеспечения иска в гражданском процессе различны по своему содержанию. Запрет на применение акта в отношении заявителя является единственной, но достаточно эффективной мерой предварительной защиты по делам об оспаривании нормативно- правовых актов. Однако, суд вправе запретить применение нормативно-правового акта в отношении определенного круга лиц только в случае, если до принятия судом решения по административному делу существует явная опасность нарушения прав, свобод и законных интересов истца или неопределенного круга лиц, в защиту прав, свобод и законных интересов которых подано административное исковое заявление, и без принятия такой меры будет невозможна или затруднительна защита прав, свобод и законных интересов заявителя. Кодекс административного судопроизводства закрепляет принцип состязательности и равноправия сторон при активной роли суда. Этот принцип отчасти выражен в полномочии суда при проверке законности положений нормативно-правового акта не ограничиваться основаниями и доводами, содержащимися в исковом заявлении. Суд не обязан прекращать производство, если заявитель отказался от требований, или ответчик признал иск. Более того, суд вправе истребовать необходимые для рассмотрения дела доказательства по своей инициативе.

В других же государствах эту функцию исполняло народное собрание, которое со временем учредило отдельные суды. Таким образом, постепенно в некоторых странах сформировалась специализированная система органов отправления правосудия, и развилась судебная власть. Каждая ветвь власти, в частности, судебная необходима для установления и охраны правопорядка. В странах англосаксонской правовой семьи судьи не только разрешают споры по существу, но и создают нормы права. М.Н. Марченко полагает, что судебное правотворчество в определенной форме существует и в странах романо-германской правовой семьи, вопреки распространенному мнению о недопустимости отнесения судебного прецедента к источникам права России 1 . В соответствии с Конституцией РФ: «Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства» 2 . Судопроизводство – это метод осуществления судебной власти. В связи с этим данной проблеме придают большое значение.

Судопроизводство всегда интересовало юристов, поскольку оно имеет практическое значение и постоянно развивается. И.Л. Петрухин, А.П. Гуськова, В.Н. Протасов, Э.М. Мурадьян, П.А. Лупинская и другие исследователи работали над концепцией судебного права. П.А. Лупинская и В.Н. Протасов рассматривали судебное право только как теорию, предмет которой составляют нормы процессуального права и судоустройство. Э.М. Мурадьян рассматривает судебное право в двух значениях. Во-первых, судебное право – это система норм процессуального права, применяемого при проведении судебных процедур, осуществлении судьями своих полномочий. Во-вторых, судебное право – это первооснова публичного права, система процессуального и судоустройственного права, в котором регламентирована деятельность органов судебной власти 3 . Некоторые исследователи отвергают концепцию судебного права, указывая на отсутствие специального предмета судебного права. Они считают, что в нем нет необходимости, поскольку каждому виду судопроизводства посвящена специальная наука и отрасль права, в рамках которых законодатель может развивать судопроизводство. Мы полагаем, что использование в будущем термина «судебное право» для обозначения судоустройственного права и всех отраслей процессуального права возможно.

Требования к оформлению статей: 5 — 6 страниц текста; редактор – Microsoft Word; формат бумаги – А4; поля: слева – 2 см., справа – 2 см., сверху и снизу – 2 см.; шрифт – Times New Roman; размер шрифта (кегль) – 14; межстрочный интервал – 1,5; абзацный отступ – 1,25 см.; сноски постраничные, 12 кегль. В правом верхнем углу строчными буквами полужирным курсивом – фамилия и инициалы автора, направление подготовки, курс, форма обучения. Далее через интервал по центру прописными буквами полужирным шрифтом – название статьи. После названия статьи перед её текстом должны быть размещены краткая аннотация и ключевые слова на русском и английском языках. Затем через интервал – текст.

Проблемы гражданского судопроизводства

Тем более, в ситуации, когда обе стороны обращаются с ходатайством о предоставлении дополнительного времени для согласования (а равно — выполнения) условий мирового соглашения. Даже если к этому моменту судебный процесс длится уже больше года, это не должно останавливать судью на пути к достижению истинных целей правосудия, которые уж точно состоят не только в своевременном рассмотрении судебных дел.

Безусловно, пожелания благие и постановка вопроса своевременная: судопроизводство в судах и исполнение судебного постановления осуществляются в разумные сроки (п. 1 ст. 6.1 ГК РФ). Однако складывающаяся практика заставляет держать оборону уже с противоположной стороны.

Далее, дело техники. Ведь районный суд, куда нужно чисто символически обратиться за получением исполнительного листа, уже не вправе оценивать дело по существу, а адрес ответчика тот же (мы это помним). Поэтому, как правило, исполнительное производство, арест имущества и последующее обращение на него взыскания, ждать долго не придется.

Бывает, что решение в окончательной форме изготовлено и его даже можно получить под расписку, а само дело не оформлено, не подшито и ознакомиться с ним нельзя. Буква закона такую ситуацию специально не оговаривает, а срок для подачи апелляционной жалобы, извините, уже потек.

С другой стороны, в апелляционной инстанции слишком «резвые» судьи позволяют себе начинать судебное заседание раньше назначенного срока. Иногда, формально придя вовремя, Вы можете увидеть довольные лица своих оппонентов, уже выходящих из зала судебного заседания. После этого протестовать, как правило, бесполезно, а доказательственную базу собрать почти нереально. Чтобы хоть как-то уравнять здесь шансы людей против недобросовестных судей, необходимо срочно оснастить все залы судебных заседаний видеокамерами, одновременно законодательно приравняв соответствующие видеозаписи к материалам дела со всеми вытекающими из этого статуса последствиями.

Актуальные Проблемы Гражданского Судопроизводства

05 июня 2014 года в Орловском юридическом институте МВД России имени В.В. Лукьянова состоялся межведомственный «круглый стол» «Актуальные проблемы уголовного и гражданского судопроизводства». Мероприятие было организовано кафедрами уголовного процесса и гражданско-правовых и экономических дисциплин в соответствии с Планом научной деятельности института МВД РФ на 2014 год.

Гришин А.В. отметил в рамках обсуждаемого вопроса, что статьи многих нормативных правовых актов реально «не работают». Часто обычные составы преступлений оказываются достаточно сложными в применении для случаев противоправных действий управляющих компаний, что позволяет их представителям избежать уголовной ответственности в связи с наличием в их действиях «гражданско-правовых отношений».

Наибольший интерес и обсуждение вызвали выступления: к.ю.н., доцента Фоминовой Е.М. (Академия ФСО России), мирового судьи судебного участка №1 Железнодорожного района г. Орла Дроздовой Е.В., судьи Арбитражного суда Орловской области Карасёва В.В., начальника кафедры ГПиЭД, к.ю.н., доцента Жиляевой С.К., начальника кафедры уголовного процесса, к.ю.н., доцента Гришина А.В., эксперта ЭКЦ УМВД России по Орловской области межмуниципального отдела МВД России «Должанский» Борисова С.Н., доцента кафедры гражданско-правовых дисциплин Орловского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, к.ю.н., доцент Мельник Е.А. и старшего преподавателя кафедры уголовного процесса к.ю.н. Миленина Ю.Н.

В работе «круглого стола» приняли участие профессорско-преподавательский состав, сотрудники и обучающиеся Орловского юридического института МВД России имени В.В. Лукьянова, Академии ФСО России, ФГБОУ ВПО «Орловский государственный университет», Орловского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, других образовательных учреждений, представители УМВД России по Орловской области, ФСО России, судьи, а также все желающие.

Рекомендуем прочесть:  Обязанности Контрактного Управляющего Без Образования 2022 Год

В процессе проведения «круглого стола» произошел обмен мнениями по направлениям совершенствования и применения действующего законодательства, а также рассмотрен ряд наиболее актуальных вопросов. Начальниками кафедр уголовного процесса, к.ю.н., доцентом Гришиным А.В. и начальником кафедры ГПиЭД к.ю.н., доцентом Жиляевой С.К. были сделаны обзорные доклады, посвященные актуальным проблемам уголовного и гражданского судопроизводства, подняты наиболее актуальные и проблемные вопросы дальнейшего совершенствования уголовного, уголовно-процессуального, гражданского и гражданско-процессуального законодательства Российской Федерации.

Кроме того, сама терминология ст. 226 АПК РФ («истец», «ответчик», «иск») ярко иллюстрирует, что упрощенное производство является разновидностью обычного искового порядка рассмотрения дел, которая, однако, лишена ряда основных элементов искового производства. В литературе справедливо отмечают, что единственным основанием для объединения дел в главу об упрощенном производстве является оценочный критерий, отражающий объем процессуальной деятельности арбитражного суда, который можно определить не вполне правовым понятием «несложность дела». В связи с этим интересной представляется точка зрения, изложенная А.В. Юдиным. Он полагает, что причиной отнесения данной категории дел в раздел IV АПК РФ является отсутствие в арбитражном процессе ряда институтов, известных гражданскому процессу. Анализируя содержание дел, рассматриваемых по упрощенной процедуре, автор отмечает их сходство с институтом судебного приказа (где критерием служит очевидность дела, отсутствие возражений со стороны ответчика) и с категориями дел, подсудных в гражданском процессе мировым судьям (где критерием является незначительная цена иска) . Аналогичной позиции придерживаются С. Женетль и Н. Чугунова. Авторы также отмечают, что упрощенный вид производства в арбитражном процессе в определенной мере схож с приказным производством гражданского процесса, а именно их объединяет общая цель — сокращение сроков рассмотрения дела. Вместе с тем каждое из них является самостоятельным институтом и имеет свои особенности, основанные как на специфике самих рассматриваемых дел, так и на процедуре их рассмотрения . Таким образом, упрощенное производство есть самостоятельный вид гражданского судопроизводства в арбитражном процессе, аналогичный приказному производству в процессе гражданском.

Для внесения ясности в вопрос о классификации гражданского судопроизводства, осуществляемого судами общей юрисдикции в гражданском процессе, на виды представляется необходимым определить сами понятия «гражданское судопроизводство» и «вид производства». В современной процессуальной науке принято понимать под гражданским судопроизводством порядок производства, способ осуществления правосудия по гражданским делам . Соответственно, вид производства логично определить так же, как порядок производства по определенным категориям дел. Таким образом, основными сущностными характеристиками понятия «вид производства» являются:

Родоначальником выделения трех самостоятельных видов производства выступил М.Г. Авдюков. Анализируя судебную практику, автор отмечал, что «обращение граждан за защитой может быть трех видов: исковое требование, жалоба на действия административных органов и должностных лиц, заявление об установлении обстоятельств, имеющих юридическое значение». Исходя из этого, М.Г. Авдюков предлагал выделять три вида производства по предмету судебного рассмотрения: исковое производство, производство по жалобам на действия административных органов и должностных лиц и производство по заявлениям об установлении обстоятельств, имеющих юридическое значение .

В-третьих, в той части, в которой компетенцией по разрешению отдельных вопросов обладают суды общей юрисдикции, производство, связанное с исполнением, следует понимать как стадию гражданского процесса. В пользу подобной позиции говорит, в частности, тот факт, что исполнение направлено на логическое завершение гражданского процесса по делу, независимо от того, в каком виде производства было вынесено решение суда. Являясь стадией гражданского процесса, исполнительное производство не может одновременно выступать и самостоятельным видом производства. 2.

Наиболее остро вопрос о видах производства и характерных чертах каждого из них встал в связи с подготовкой ГПК РСФСР 1964 г. . Действовавшие на тот момент ГПК союзных республик предусматривали исковое производство и особые производства. При этом в неисковые производства были объединены разнохарактерные категории гражданских дел, поскольку в термин «особые производства» вкладывалось единственное значение — «производства, отличные от искового».

Источник права – способ выражения закрепления правовых норм, регулирующих соответствующие общественные отношения. Общей теории права, в качестве единственного источника права рассматривается нормативный правовой акт государства – нормативистская концепция.

Различие, между этими двумя видами деятельности заключалась в том, что представитель выступал как процессуальный дублер стороны, т.е. он принимал на себя права и выполнял обязанности от имени и в интересах стороны. Правозаступники не являлись процессуальными представителями стороны, они приглашались в суд, для оказания помощи, как сторонам, так и самому суду, своими советами и речами. В качестве правозаступников выступали адвокаты и ораторы.

Устав гражданского судопроизводства заимствовал некоторые нормы, о процессуальном представительстве и в частности: запрещение отдельным категориям лиц осуществлять представительство в суде, относились лица лишенные чести, духовенство, и отдельные категории гос. чиновников.

Устав гр.судопр. допускал участие нескольких поручителей, при этом каждый из поручителей должен был объявить, в какой именно сумме он ручается. Помимо поручительства, устав гражданского судопроизводства предусматривал и такие личные способы обеспечения иска, как личный арест, и охранительный арест.

В современной науке гражданского проц. Пр. так же господствует мнение о том, что нормативный правовой акт – единственный источник гражданского процессуального права. В последние годы появилось ряд публикации, авторы которых отстаивают точку зрения, что нормативный правовой акт является основным, но не единственным источником гр. Проц. Права (Осокина, Цехотский, Фархдинов.)

Актуальные проблемы гражданского права и процесса

Актуальные проблемы теории и истории частного права
Л. Т. Бакулина. Частные и публичные интересы в теории либерализма
П. К. Блажко. Некоторые теоретические проблемы правореализации
И. Г. Горбачев. Частное право в условиях новой экономической политики
Д. Н. Горшунов. Некоторые частноправовые аспекты соотношения категорий «субъективное право» и «законный интерес»
В. В. Лазарев. Решения Конституционного Суда Российской Федерации как источник права
Д. А. Липинский. К обоснованности классификации юридической ответственности на публично-правовую и частноправовую
А. В. Малько. Пути повышения качества частноправовой жизни в современной России
А. В. Погодин. Правосознание и интерес в реализации права
Ю. С. Решетов. Функциональные уровни реализации права
Р. А. Ромашов. Субъективный интерес как основание концепции частного права
Д. Е. Тагунов. Пределы правовых ограничений имущественных прав граждан в современных демократических государствах
О. Е. Финогентова, А. В. Кузин. Товарищество как форма юридического лица. История и современность
Р. Л. Хачатуров. О классификации правонарушений на публично-правовые и частноправовые
Чан Тхи Хонг Лиен. Официальное опубликование нормативных правовых актов и их гласность
Н. В. Щербакова. Международное право и гражданско-правовые отношения: перспектива действия Конституции Евросоюза

Современные проблемы гражданского процесса
Д. Х. Валеев, А. Г. Нуриев, Ю. С. Базина. Развитие наук цивилистического процесса в Казанском университете (1804 — 2006 гг. )
С. Ф. Афанасьев. Применение Европейским судом по правам человека критерия ratione temporis по российским гражданским делам
О. В. Баулин. Методика определения особенностей рассмотрения отдельных категорий гражданских дел
В. В. Блажеев. О существовании особых производств в арбитражном процессе
А. Т. Боннер. О характере дел особого производства
Д. Х. Валеев. Сущность системы исполнительного процессуального права
М. А. Викут. О юридической терминологии в гражданском процессуальном праве
Т. А. Григорьева. Процессуальный порядок деятельности арбитражных судов как один из признаков судебной власти
С. Л. Дегтярев. Судебная власть и судебное право в современной России
С. К. Загайнова. Способ устранения неполноты судебных актов в гражданском процессе
А. И. Зайцев. Взгляды Я. Ф. Фархтдинова на третейское судопроизводство
Понятие третейского суда
Соотношение третейского судопроизводства с гражданским процессом
Классификация третейских судов
Перспективность отдельных видов третейских судов
Предметная подведомственность третейских судов
Е. В. Кудрявцева. Источники гражданского процессуального права Англии
А. Н. Кузбагаров. Мотивационно-стимулирующие меры примирения сторон по конфликтам частноправового характера
Т. А. Савельева. Защита прав российских предпринимателей: правовые формы и порядок реализации
Э. Стаускиене, И. Жалениене. Некоторые проблемные аспекты представительства юридических лиц
Е. Г. Стрельцова. Задачи вышестоящих судов
Е. А. Трещева. Статус судей арбитражного суда, помощников судей и секретарей судебного заседания как субъектов арбитражного процесса
М. В. Фетюхин. Классификация обеспечительных мер в арбитражном процессе
Р. В. Шакирьянов. О некоторых правах (полномочиях) суда апелляционной инстанции при рассмотрении гражданских дел
А. В. Юдин. Понятие и признаки гражданского процессуального правонарушения
В. В. Ярков. Небюджетная организация исполнительного производства: за и против

Актуальные проблемы гражданского права
А. И. Абдуллин. Проблемы и перспективы правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском союзе
К. М. Арсланов. Частное наказание в гражданском праве (опыт иностранного права в области деликтной ответственности)
Н. А. Баринов, М. Н. Баринова. Российская доктрина непосредственного применения частноправовых норм международных актов (постановка проблемы)
Е. В. Вавилин. Осуществление гражданских прав в области профессионального спорта
Г. К. Гайнутдинова. Условие о количестве товара как существенное условие договора энергоснабжения
Р. Р. Ганеев. Законодательные ограничения на совершение сделок купли-продажи акций
Л. Я. Данилова. Особенности гражданских правоотношений, возникающих при представительстве
В. В. Долинская. Предмет частноправового регулирования: современный этап развития (на примере акционерного права)
О. Н. Ермолова. К вопросу о понятии предпринимательского договора
А. М. Запорожец. Правовые аспекты формирования модели экономики Российской Федерации
А. И. Зырянов. Брачный договор и общая собственность супругов: проблемы теории и практики множественности лиц в гражданских правоотношениях
М. Н. Илюшина. Коммерческие сделки в российском праве
В. П. Камышанский. Резервирование земельных участков поселений для муниципальных нужд
Н. Е. Карягин. К вопросу о правосубъектности постоянно действующих третейских судов
Д. Д. Ландо. Прекращение действия регистрации товарного знака в связи с его неиспользованием
А. В. Михайлов. К вопросу о перспективах принятия Предпринимательского кодекса
Е. Л. Невзгодина. Проблемы ответственности исполнителя при оказании платных медицинских услуг
О. Н. Низамиева. Роль постановлений Пленума Верховного Суда РФ в механизме правового регулирования имущественных отношений в семье
В. Д. Рузанова. Правила о действии закона как элемент механизма функционирования гражданско-правовой законодательной системы
Р. Н. Салиева. Правовые основы установления сервитутов
А. А. Серветник. Применение гражданско-правовых норм к оптовой торговле
Р. И. Ситдикова. Самозащита авторских прав на программы для ЭВМ
В. В. Тимофеев. Страхование предпринимательского риска
Е. М. Тужилова-Орданская. Проблема «конкуренции исков» и защита права на недвижимость
Н. Е. Тюрина. О природе международного частного права в сфере международных торгово-экономических отношений
В. А. Хохлов. О содержании субъективного авторского права
М. Ю. Челышев. Значение исследования межотраслевых связей гражданского права для предупреждения, выявления и устранения юридических коллизий
Е. А. Чефранова. Охрана права совместной собственности супругов
Ян Шапп. Проблемы европейского юридического образования

Судебное право: взаимосвязь судопроизводств
А. Т. Алламуратов. Ювенальная юстиция в Узбекистане: современное состояние и перспективы развития
Л. М. Володина. Взаимосвязь уголовного и гражданского судопроизводства
Н. И. Газетдинов. Уголовно-правовая доктрина о принципах уголовного процесса по законодательству ФРГ
А. П. Гуськова, Н. Г. Муратова. Взаимосвязь судопроизводств: формирование правовых идей о судебном праве в XIX — XX веках
А. А. Демичев, О. В. Исаенкова. Суды с народным представительством в уголовном, гражданском и арбитражном судопроизводстве России
З. З. Зинатуллин. К вопросу о взаимосвязи принципов гражданского и уголовного процесса (принципы судопроизводственного права)
Ф. М. Кудин, Ю. И. Чернов. Взаимосвязь доказывания в уголовном процессе и производстве по делам об административных проступках
А. В. Кудрявцева. Институт использования специальных знаний в уголовном процессе
А. В. Мишин. Проблемы обеспечения охраны законных интересов личности и юридических лиц при производстве предварительного следствия
В. В. Николюк. Уголовно-исполнительное судопроизводство: содержание, взаимосвязь с производством по уголовному делу, проблемы согласования норм УПК и УИК
М. В. Талан. Уголовно-правовая охрана основных прав и свобод человека и гражданина
Л. Г. Татьянина. Объяснения гражданского истца как вид доказательств в гражданском и уголовном процессе
Б. Х. Толеубекова. Теория судебной власти: тенденции и перспективы
Р. С. Хисматуллин, Д. Ф. Минибаева. Актуальные проблемы предупреждения судом преступлений в сфере экономики
С. Ю. Якушин. Общее и особенное в психологии уголовного, гражданского и арбитражного процессов

Adblock
detector