Актуальные Вопросы Уголовного Права И Процесса

Актуальные проблемы уголовного процесса

1.Сама обвинительная и защитительная деятельность, а также ее участники, появ­ляются только во второй стадии досудебного произ­водства — предварительном расследовании и далеко не всегда с самого ее начала. Значит, в первой ста­дии процесса — возбуждения уголовного дела – сто­рон, а следовательно, состязательности нет, как нет ее в той части предварительного расследования, где еще не возникло обвинение или подозрение

2. Сопоставить процессуальные права потерпевшего и обвиняемого. Если потерпевший лишь вправе знать о предъявляемом обвиняемому обвинении (п. 1 ч. 2 ст. 42), то обвиняемому обеспечено получение копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого (п. 2 ч. 4 ст. 47). Обвиняемому предписано вручать копии обвинительного заключения или обвинительного акта (п. 2 ч. 4 ст. 47; ч. 2 ст. 222; ч. 3 ст. 226), потерпевший может их получить только в том случае, если он ходатайствует об этом (ч. 2 ст. 222, ч. 3 ст. 226).

Ч. 3 ст. 123 Конституции РФ устанавливает, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Данный конституционное положение закрепляется в ст. 15 УПК, определяющей, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон; функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо; суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав; стороны обвинения и защиты равноправны перед судом. Под термином «уголовное судопроизводство» понимается как досудебное и судебное производство по уголовному делу. Значит УПК распространяет действие принципа состязательности сторон, не только на стадию судебного разбирательства, но и на предварительное расследование. Анализ норм УПК позволяет утверждать, что в целом все участники уголовного процесса в стадии судебного рассмотрения и разрешения уголовного дела обладают равным объемом прав. Однако имеют ли стороны обвинения и защиты равные возможности на предварительном расследование? Проблема состязательности в уголовном процессе и ее реализация на досудебных стадиях в уголовно-процессуальной науке России исследовалась многими учеными. Среди них можно отметить Н.В. Жогина, Е.Б. Мизулина, И.Н. Рогозина, А. Давлетова, М.С. Строговича и др. Мнения относительно признания или отрицания реализации состязательности на досудебных стадиях уголовного процесса разнообразны и весьма значительны.

3. Утверждать о равноправии сторон на предварительном расследовании сложно, когда следователь может применить меры процессуального принуждения и меры пресечения, самостоятельно определять ход расследования, отклонять ходатайства защиты, а защита может лишь быть заявлять ходатайства и отказаться от дачи показаний. В действительности, защитник не производит процессуальной фиксации доказательств и полученные им материалы могут стать доказательствами лишь после приобщения к официальному уголовному делу. Защитнику лишь декларируется право собирать доказательства, а обвинителю оно реально предоставляется; право защитника зависит от усмотрения обвинителя — приобщить или нет представленный документ или предмет к делу.

4. Функция разрешения уголовного дела в этой стадии уголовного процесса принадлежит не суду, а органам расследования и прокурору. Суд по действующему закону в ходе досудебного производства санкционирует проведение следователями, дознавателями ряда процессуальных действий (ч. 2 ст. 29 УПК), рассматривает жалобы на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя (ч. 3 ст. 29). Эти полномочия суда не являются процессуальными действиями по разрешению уголовного дела, так как разрешить дело суд может только на судебных этапах уголовного процесса. Состязательная форма в уголовном процессе — это не просто спор сторон перед судом, а разбирательство судом дела по существу, т.е. решение вопроса о преступлении и виновности лица, его совершившего.

Актуальные проблемы уголовного процесса

1. Отражение конституционных принципов в уголовно-процессуальном праве.
2. Процессуальные гарантии: понятие и значение для уголовного судопроизводства.
3. Законность при производстве по уголовному делу.
4. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту.
5. Свобода оценки доказательства в уголовном судопроизводстве.
6. Принципы защиты прав и законных интересов участников процесса.
7. Уголовное преследование.
8. Правовое регулирование уголовно-процессуальной деятельности.
9. Компенсация морального вреда реабилитированным в уголовном судопроизводстве.
10. Суд как участник уголовного судопроизводства.
11. Защитник в уголовном судопроизводстве.
12. Эксперт и специалист как участники уголовного судопроизводства.
13. Доказательства в уголовном судопроизводстве.
14. Доказывание по уголовным делам.
15. Задержание подозреваемого как мера процессуального принуждения.
16. Вопросы обеспечения допустимости и достоверности доказательств в уголовном судопроизводстве.
17. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании.
18. Судебный контроль на стадиях досудебного производства.
19. Заключение под стражу как мера пресечения.
20. Возбуждение уголовного дела как стадия уголовного судопроизводства.
21. Дознание как форма предварительного расследования.
22. Назначение судебного заседания как стадия уголовного судопроизводства.
23. Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинение.
24. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.
25. Особенности судебного разбирательства с участием присяжных заседателей.
26. Производство в суде апелляционной инстанции.
27. Пересмотр вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда
28. Особенности производства по делам о деяниях невменяемых лиц.
29. Роль криминалистической экспертизы в доказывании по уголовным делам.
30. Процессуальный порядок фиксации доказательств по уголовному делу.
31. Взаимодействие следователя с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

Одной из важных гарантий независимости судей, предохраняющей их от излишнего администрирования, могло бы служить распространение на все суды порядка, согласно которому председатель суда, недобросовестно исполняющий свои обязанности либо злоупотребляющий своими правами, может быть досрочно освобожден от должности по решению данного суда путем тайного голосования входящих в его состав судей.

Следует отметить, что справедливая и объективная процедура распределения дел между судьями имеет не меньшее (а иногда даже большее) значение для целей отправления правосудия, чем другие гарантии независимости судей, поэтому пробел в законодательном регулировании данного вопроса особенно существен.

Все более популярной среди специалистов становится также идея деформализации предварительного расследования , когда оно целиком ведется не в привычном строго формализованном порядке, а в качестве так называемого полицейского расследования либо, иначе говоря, полицейского или прокурорского дознания, проводимого без применения каких-либо принудительных мер и соответственно без формирования непосредственно в ходе него судебных доказательств, но зато гибко и оперативно, с минимальными процедурными формальностями. Заканчивается такое расследование, если необходимо, задержанием подозреваемого и возбуждением публичного обвинения, после чего только и возможно собственно судопроизводство: подготовительные судебные процедуры, в которых решаются задачи судебного характера (легализация собранных сторонами обвинения и защиты материалов в качестве судебных доказательств, предъявление обвинения, применение мер пресечения), — а затем и рассмотрение дела судом по существу.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 г. N 3-П, установившем лишь процессуальную преграду на пути применения смертной казни, вопрос о материально-правовом значении этой меры наказания, т.е. о ее нормативном соответствии российской Конституции, и уже на этой основе о возможности или невозможности ее дальнейшего применения не рассматривался. После того как отпали последние процессуальные препятствия (введение суда с участием присяжных на всей территории страны), предстояло ответить именно на этот главный вопрос. В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2009 г. N 1344-О-Р о разъяснении п. 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 г. частично дан ответ на него, что положило начало формированию не только процессуальных, но и материально-правовых гарантий права человека не быть подвергнутым смертной казни. Однако окончательное решение данного вопроса находится в компетенции федерального законодателя.

Ранее Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 321-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам противодействия терроризму» из предметной подсудности суда с участием присяжных заседателей были исключены уголовные дела о преступлениях, предусмотренных такими статьями УК РФ, как: 205 (террористический акт), 206 (захват заложника), 208 (организация и участие в незаконном вооруженном формировании), 212 (массовые беспорядки), 275 (государственная измена), 276 (шпионаж), 278 (насильственный захват власти или насильственное удержание власти), 279 (вооруженный мятеж) и 281 (диверсия). При этом Конституционным Судом РФ пока была подтверждена конституционность лишь ограничения подсудности суда с участием присяжных в отношении терроризма . Таким образом, при реализации названных законопроектов всего с 2008 г. число составов, подсудных суду с участием присяжных, уменьшится с 44 до 17, т.е. на 61,4%, или почти на 2/3, а с учетом дел о преступлениях, содержащих государственную тайну, — и более.

Уголовная ответственность — это сложное социально-правовое последствие совершения преступления, которое включает четыре элемента: во-первых, основанную на нормах уголовного закона и вытекающую из факта совершения преступления обязанность лица дать отчет в содеянном перед государством в лице его уполномоченных органов; во-вторых, выраженную в судебном приговоре отрицательную оценку (осуждение, признание преступным) совершенного деяния и порицание (выражение упрека) лица, совершившего это деяние; в-третьих, назначенное виновному наказание или иную меру уголовно-правового характера; в-четвертых, судимость как специфическое правовое последствие осуждения с отбыванием назначенного наказания.

изменение своего социального статуса путем исключения себя из общественного отношения. Так, при побеге из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 313 УК) виновный посягает на общественные отношения по реализации судебного или иного процессуального акта путем самовольного исключения себя из рассматриваемого отношения;

Ко второй разновидности переменных относятся признаки, содержание которых изменяется вследствие изменения норм Общей части УК. Они встречаются реже, чем первая разновидность рассматриваемых признаков. Например, изменение правовой регламентации физического или психического принуждения, данной в ст. 40 УК, может привести к изменению характеристики деяния конкретного преступления, предусмотренного Особенной частью УК.

Под уголовно-правовыми отношениями следует понимать вытекающие из факта совершения преступления и регулируемые нормами уголовного права общественные отношения между лицом, совершившим преступление, и государством, направленные на реализацию взаимных прав и обязанностей этих субъектов в связи с применением уголовного закона по факту совершения данного преступления.

Во-вторых, объективная сторона позволяет установить наличие состава преступления как юридического основания уголовной ответственности. Так, отсутствие последствий в виде существенного изменения радиоактивного фона, причинения вреда здоровью человека, массовой гибели животных либо иных тяжких последствий исключает возможность привлечения лица к ответственности по ст. 246 УК за нарушение правил охраны окружающей среды при проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации промышленных, сельскохозяйственных, научных и иных объектов.

Актуальные проблемы уголовного права и процесса

Актуальность темы работы обусловлена тем, что исследование окончания досудебного расследования позволяет установить, защищены ли права участников процесса в полной мере, какие действия и решения необходимо синхронизировать в зависимости от форм окончания, в каком направлении развивать процесс в этой его части и т.д. Сравнение форм окончания досудебного расследования показывает отсутствие правил ознакомления с материалами уголовного дела заинтересованных участников уголовного процесса при принятии решения о прекращении уголовного дела и о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, в отличие от порядка окончания предварительного следствия составлением обвинительного заключения. В связи с этим необходимо синхронизировать нормы Уголовно-процессуального кодекса Луганской Народной Республики, касающиеся различных форм окончания досудебного расследования с целью установления единообразия в реализации права на ознакомление с материалами уголовного дела.

Цель моей работы состоит в комплексном исследовании окончания досудебного расследования и его форм, урегулированных в нормах Уголовно-процессуального кодекса Луганской Народной Республики, регулирующих эту часть досудебного производства. Задачи работы: — рассмотреть окончание предварительного следствия как важнейший этап досудебного производства; — исследовать значение этапа окончания предварительного следствия; — осветить окончание предварительного следствия путем прекращения производства по уголовному делу; — определить окончание производства по уголовному делу составлением обвинительного заключения; — выявить особенности окончания производства по уголовному делу вынесением постановления о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера. Объект работы – уголовно-процессуальные отношения, складывающиеся в сфере окончания предварительного следствия. Предмет – уголовно-процессуальные нормы и теоретические положения, касающиеся проблем окончания предварительного следствия. Методологию исследования составляют диалектический метод научного познания и другие общенаучные и частные научные методы исследования: исторический, формально-логический, системный, сравнительно-правовой и др.

Рекомендуем прочесть:  Методом Фиксации Отклонений — Заносятся Только Отклонения От Установленного Режима Отмечаются Неявки, Сверхурочные, Опоздания, Отпуска И Т П , В Форме 0504424 Указывается Только Буквенный Код

Проектом Федерального закона N 397974-5 «О внесении изменения в статью 30 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (о подсудности уголовных дел суду с участием присяжных заседателей) из подсудности суда присяжных предполагается изъять все те дела, в которых содержатся сведения, составляющие государственную тайну. Проектом Федерального закона N 402468-5 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (ст. 1) предлагается исключить из подсудности областных (краевых) и приравненных к ним судов (ч. 3 ст. 31 УПК), а значит, в силу отсылочной нормы п. 2 ч. 2 ст. 30 того же Кодекса, фактически и суда с участием присяжных заседателей также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных следующими нормами УК Российской Федерации: ч. 3 ст. 263 (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта и метрополитена), ч. 3 ст. 263.1 (неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности на объектах транспортной инфраструктуры и транспортных средствах), ч. 3 ст. 267 (приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения), ч. 3 ст. 269 (нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов), ст. 275 — 279, 281, ч. 3 и 4 ст. 290 (получение взятки), ст. 294 — 302 (воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования; посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование; угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования; неуважение к суду; клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя; привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности; незаконное освобождение от уголовной ответственности; принуждение к даче показаний), ч. 2 и 3 ст. 303 (фальсификация доказательств), ст. 304 (провокация взятки либо коммерческого подкупа), ст. 305 (вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта), ч. 3 ст. 321 (дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества), ч. 2 ст. 322 (незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации).
Ранее Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 321-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам противодействия терроризму» из предметной подсудности суда с участием присяжных заседателей были исключены уголовные дела о преступлениях, предусмотренных такими статьями УК РФ, как: 205 (террористический акт), 206 (захват заложника), 208 (организация и участие в незаконном вооруженном формировании), 212 (массовые беспорядки), 275 (государственная измена), 276 (шпионаж), 278 (насильственный захват власти или насильственное удержание власти), 279 (вооруженный мятеж) и 281 (диверсия). При этом Конституционным Судом РФ пока была подтверждена конституционность лишь ограничения подсудности суда с участием присяжных в отношении терроризма . Таким образом, при реализации названных законопроектов всего с 2008 г. число составов, подсудных суду с участием присяжных, уменьшится с 44 до 17, т.е. на 61,4%, или почти на 2/3, а с учетом дел о преступлениях, содержащих государственную тайну, — и более.
———————————
СЗ РФ. 2009. N 1. Ст. 29.
Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2010 г. N 8-П // СЗ РФ. 2010. N 18. Ст. 2276.

Создание на основе Указа Президента Российской Федерации от 27 сентября 2010 г. N 1182 «Вопросы Следственного комитета Российской Федерации» Следственного комитета на базе Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации и внесение в тот же день в Государственную Думу президентского законопроекта «О Следственном комитете Российской Федерации» стали существенным шагом на пути реформирования органов предварительного расследования. Главная идея этого преобразования — окончательно разделить предварительное следствие и прокурорский надзор.
Необходимо, однако, отметить, что реформы в этой сфере имеют пока «половинчатый» и не вполне последовательный характер, поскольку попытки разделения функций прокурорского надзора и предварительного расследования остаются подвижками внутри общей (и основной!) для них функции уголовного преследования. Прокуратуре, которая исторически сложилась именно как главный субъект уголовного преследования, всегда будут значительно ближе интересы предварительного следствия, уголовного преследования, чем уготованная ей роль «арбитра» в споре между органами следствия и другими участниками процесса о нарушениях закона. Есть ли смысл в учреждении самостоятельного следственного комитета, если прокурор в судебных стадиях фактически отвечает за результаты его деятельности? В таком случае было бы логично предположить, что прокурор и должен продолжать руководить если не предварительным следствием, то хотя бы уголовным преследованием .
———————————
Согласно классическим представлениям мировой уголовно-процессуальной теории предварительным следствием принято называть лишь судебную и состязательную часть предварительной подготовки дела.

Согласно ст. 12 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» все судьи в России обладают единым статусом и различаются между собой только полномочиями и компетенцией, однако в современной российской судебной системе начало равенства судей, а значит, и их независимости фактически ставится под сомнение наличием ряда гипертрофированных полномочий у председателей судов. Субъектами управленческих воздействий являются прежде всего руководители судов, хотя принятие всех юридически значимых для карьеры судьи решений относится к полномочиям квалификационных коллегий. Без положительного заключения последних лицо не может быть назначено на судейскую должность, они же формируют комиссии для приема экзаменов у кандидатов в судьи. Ими же присваиваются квалификационные классы действующим судьям, налагаются дисциплинарные взыскания и т.д. Вместе с тем инициаторами принятия такого рода решений в подавляющем большинстве случаев выступают либо председатели того суда, членом которого является данный судья, либо председатели вышестоящих судов . В решающей степени от председателя суда зависит распределение между судьями и судебной нагрузки. Примерно две трети жалоб, заявлений, обращений граждан, в том числе должностных лиц, направляются для проверки квалификационными коллегиями субъектов Федерации председателям районных (городских) судов , что противоречит п. 20 Основных принципов независимости судебных органов , согласно которому решения о дисциплинарном взыскании или увольнении должны быть предметом независимой проверки, а не проверки, проводимой руководителем судебного органа.
———————————
Михайловская И.Б. Суды и судьи: независимость и управляемость. М., 2008. С. 32.
Вестн. Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации. 2005. Вып. 5. С. 33.
Приняты на седьмом Конгрессе Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, проходившем в городе Милане с 26 августа по 6 сентября 1985 г., и одобрены Резолюцией 40/146 Генеральной Ассамблеи ООН от 13 декабря 1985 г.

Уже вошел в историю так называемый парадокс Томаса Хаммарберга, комиссара Совета Европы по правам человека: «Государство убивает человека для того, чтобы доказать, что убивать нельзя». 15 ноября 2007 г. ООН приняла Резолюцию, призывающую нации ввести мораторий на смертную казнь. Это предложение поддержали 99 государств, 52 проголосовали против, 33 воздержались. Россия одобрила введение моратория. Ныне она связана требованием ст. 18 Венской конвенции о праве международных договоров не совершать действий, которые лишали бы подписанный ею Протокол N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод об отмене смертной казни его объекта и цели, до тех пор, пока она официально не выразит своего намерения не становиться его участницей. Однако поскольку Протокол N 6 до сих пор не ратифицирован российским парламентом, сам по себе он не может служить основанием для отмены в Российской Федерации законов, предусматривающих уголовное наказание в виде смертной казни. Данный документ, при всей его важности, следует рассматривать лишь как один из элементов сложившегося в Российской Федерации правового регулирования права на жизнь, основанного на положениях ст. 20 Конституции, конституционно-правовых по своей природе обязательствах, которые вытекают из международно-правовых договоров, а также из внутригосударственных правовых актов, принятых Федеральным Собранием — парламентом Российской Федерации, Президентом Российской Федерации, Конституционным Судом Российской Федерации.
В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 г. N 3-П, установившем лишь процессуальную преграду на пути применения смертной казни, вопрос о материально-правовом значении этой меры наказания, т.е. о ее нормативном соответствии российской Конституции, и уже на этой основе о возможности или невозможности ее дальнейшего применения не рассматривался. После того как отпали последние процессуальные препятствия (введение суда с участием присяжных на всей территории страны), предстояло ответить именно на этот главный вопрос. В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2009 г. N 1344-О-Р о разъяснении п. 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 г. частично дан ответ на него, что положило начало формированию не только процессуальных, но и материально-правовых гарантий права человека не быть подвергнутым смертной казни. Однако окончательное решение данного вопроса находится в компетенции федерального законодателя.

Все более популярной среди специалистов становится также идея деформализации предварительного расследования , когда оно целиком ведется не в привычном строго формализованном порядке, а в качестве так называемого полицейского расследования либо, иначе говоря, полицейского или прокурорского дознания, проводимого без применения каких-либо принудительных мер и соответственно без формирования непосредственно в ходе него судебных доказательств, но зато гибко и оперативно, с минимальными процедурными формальностями. Заканчивается такое расследование, если необходимо, задержанием подозреваемого и возбуждением публичного обвинения, после чего только и возможно собственно судопроизводство: подготовительные судебные процедуры, в которых решаются задачи судебного характера (легализация собранных сторонами обвинения и защиты материалов в качестве судебных доказательств, предъявление обвинения, применение мер пресечения), — а затем и рассмотрение дела судом по существу.
Следует иметь в виду, что традиционное формализованное «предварительное следствие», существующее на континенте со времен Ордонанса 1539 г. Франциска I и Большого уголовного ордонанса 1670 г. Людовика XIV, за счет того, что оно считается частью судопроизводства, фактически оправдывает длительные сроки подследственного ареста и напрасно отягощает процесс бумажной волокитой. Смысл давно назревшего обратного превращения расследования в полицейское дознание состоит в минимизации ограничений неотъемлемых прав личности на свободу, неприкосновенность жилища, частной жизни, с одной стороны, и в повышении гибкости и оперативности действий в порядке расследования — с другой. При этом речь идет вовсе не об отказе от процессуальной формы, напротив, все процессуальные решения, в том числе о применении мер принуждения, перемещаются в суд, таким образом, права личности получают значительно более высокую степень защиты. Данная модель может легко сочетаться и с описанной выше моделью предварительного расследования с участием независимого следственного судьи, когда, помимо судейских следственных действий и слушаний, неформальное полицейско-прокурорское расследование составляет содержание деятельности стороны уголовного преследования в противовес соответствующей деятельности со стороны защиты.
———————————
Верещагина А.В. Нужна ли реформа предварительного следствия? // Правоведение. 2005. N 1. С. 167. Критический анализ по данному вопросу см.: Колоколов Н.А. УПК РФ: ждут ли нас опасные перемены? // Мировой судья. 2008. N 12; 2009. N 1. С. 8 — 9.

Одним из самых болезненных конфликтов в обществе является противостояние между правоохранительными институтами и преступностью в целом. Современная система уголовной юстиции сегодня не способна реагировать даже на треть зарегистрированных уголовных преступлений. Если регистрация правонарушений будет вестись по каждому выявленному случаю, систему просто парализует. Это противоречие можно разрешить, увеличив численность сотрудников государственной правовой машины – следователей, полицейских, прокуроров, судей.

Учение об объекте преступления сформировалось в XIX веке. Тогда в печати появились работы А. Ф. Кистяковского, В. Д. Спасовича и других, посвященные проблеме выбора объекта преступления. В настоящее время выработалось отношение к объекту преступления как к совокупности общественных институтов, которым вследствие того или иного правонарушения причиняется ущерб. Актуальные проблемы уголовного права и уголовного процесса призваны рассмотреть конфликты различных институтов современного государства. Среди таких институтов самыми важными являются:

Рекомендуем прочесть:  Что дается на третьего ребенка в ленинградской области

Несмотря на достигнутую стабильность в экономике, уровень преступности в России не идет на спад. После 2005 года вспышек организованных преступлений не было, но тем не менее уровень правонарушений в пределах РФ не дает надежд оптимизму. Одной из причин достаточной работы в сфере уголовных правонарушений являются внутренние противоречия существующих правовых норм.

Современная законодательная норма ведет учет убийств по фактам, но не количеству жертв. Так, убийство десяти человек будет квалифицироваться по п. «а» и «е» ч. 2 ст. 105 (убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом). При этом в статистику убийств не входит причинение особо тяжких повреждений пострадавшему, которые становятся причиной смерти. Вне внимания «убийственной» статистики остается множество жертв, проходящих по статье «пропавшие без вести» и так далее.

Современные нормы относят лишение жизни к самым низколатентным актам, а значит, на профилактику этого правонарушения, по идее, должно отводиться больше времени и сил, чем на любое другое деяние. На первый взгляд, статистика подтверждает снижение убийств, но так ли это на самом деле? Актуальные проблемы уголовного права призваны дать ответ и на этот вопрос.

Сборник посвящен современным проблемам уголовного процесса и связанным с ними некоторым вопросам уголовного права и криминалистики, которые рассматриваются в свете нового УПК РФ с использованием соответствующих положений Конституции России, международных актов, а также зарубежного законодательства. Рассчитан на преподавателей, аспирантов, соискателей и студентов юридических вузов, сотрудников правоохранительных органов.

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА

3 «Актуальные проблемы уголовного права», как учебная дисциплина относится к блоку М2.В.ОД.3. Дисциплина «Актуальные проблемы уголовного права» основывается на теоретических положениях Общей и Особенной части уголовного права. Дисциплина включает два модуля: «Актуальные проблемы Общей части уголовного права» и «Актуальные проблемы Особенной части уголовного права». Дисциплина «Актуальные проблемы уголовного права» позволит студентам получить глубокие знания в данной области, необходимые современному юристу. Целью изучения дисциплины является формирование профессиональных навыков в области юриспруденции, способности оценивать события и явления общественной жизни с позиции закона и действовать в соответствии с его нормами. Основными задачами дисциплины является ознакомление с наиболее значимыми проблемами Общей и Особенной частей российского уголовного права; обучение методам самостоятельного научного исследования; формирование правовой и политической культуры студентов, их мировоззрения в духе приверженности к общечеловеческим ценностям, патриотизму, законности и демократии; формирование способности применять полученные знания на практике в правоохранительных органах. Учебно-методическое пособие составлено на основании Федерального государственного образовательного стандарта по направлению «Юриспруденция». 3

27 и экономическим специальностям / И. В. Яблочкина, А. Н. Евтушенко; Федеральное агентство по образованию, Гос. образовательное учреждение высш. проф. образования «Российская экономическая акад. им. Г. В. Плеханова» (ГОУ ВПО «РЭА им. Г. В. Плеханова»). — Москва, Яблочкина И.В. Реализация компетентностного подхода в преподавании истории в университете // Современная система образования: опыт прошлого, взгляд в будущее С Яблочкина И.В., Зульфугарзаде Т.Э., Людвиг С.Д., Давыдова Е.Л., Моисеев А.М., Калядина О.А., Ткаченко Д.П., Леванова Н.А. Плехановская школа права. Монография / под редакцией И. В. Яблочкиной, Т. Э. Зульфугарзаде. — Москва: РЭУ им. Г.В. Плеханова, с. — Сер. Современная экономика: концепции и модели инновационного развития. Юриспруденция. 76. Cherkasov A.A., Ivantsov V.G., Ustinovich E.S., Kryukova N.I., Molchanova V.S. The moving of the ubykhs to the Russian service as a result of the peace initiatives in the first half of the 1840s years / Былые годы. Российский исторический журнал (3). С Gvarliani T.E., Vidishcheva E.V., Rassolov I.M. The development of agriculture and trade relations in the caucasus in the early 20th century // Былые годы. Российский исторический журнал (4). С Ivleva M.I., Yablochkina I.V., Vasyakin B.S., Zulfugarzade T.E. Ecological aspect of the analysis of a project for economic development of the Kurshskaya kosa (curonian spit) national park as a specially protected natural territory // Review of European Studies Т С Koshkin A., Katusheva K., Bolvachev A., Yablochkina I. Life balance of Russian students (by the example of students of the finance department of Plekhanov Russian university of economics) // Review of European Studies Т P

21 19. Костюк М.Ф. Незаконные организация и проведение азартных игр (статья Уголовного кодекса Российской Федерации): вопросы правовой оценки // Вестник Челябинского государственного университета (359). — С Костюк М.Ф. Преступления, совершенные в местах лишения свободы // Проблемы права С Костюк М.Ф. Уголовная политика по правовому регулированию и противодействию организации незаконной миграции // Пробелы в российском законодательстве С Костюк М.Ф. Уголовно-правовой анализ фальсификации Единого государственного реестра юридических лиц, Реестра владельцев ценных бумаг или Системы депозитарного учета (статья Уголовного кодекса Российской Федерации) // Вестник Челябинского государственного университета (349). С Костюк М., Сердюк П. Вопросы квалификации мошенничества в сфере банковского кредитования // Уголовное право С Курбанов Р.А. Евразийское право: Вопросы концептуального развития // Право и политика С Курбанов Р.А. Евразийское право: процессы формирования // Государство и право С Курбанов Р.А. Евразийское право. Теоретические основы: монография / Р. А. Курбанов; Ин-т законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. — М.: Юнити-Дана, с. 27. Курбанов Р.А. Защита интересов государства при заключении соглашений о разделе продукции // Российская юстиция С Курбанов Р.А. Иностранные инвестиции и ТЭК: Вопросы государственно-правового и международно-правового регулирования в 52

26 актуальные проблемы науки и практики». Секция. «Институты гражданского общества в процессе обеспечения прав и свобод человека и гражданина в России и за рубежом» 22 мая 2014 года Орловский филиал РАНХ и ГС при Президенте РФ. 66. Устинович, Е.С. Система информационной деятельности федеральных органов исполнительной власти. Правовой аспект / Е.С. Устинович. — М.: Изд-во «Юридическая книга», с. 67. Экимов А.И. Аксиома соотношения справедливости и права: теория и реальность // Мир политики и социологии С Экимов А.И. Парадигмы юридической науки не должны вести ее в тупик // Перспективные направления развития современной юридической науки. Сборник статей международной научно-практической конференции, посвященной 20-летию юридического факультета и 75- летию Петрозаводского государственного университета; отв. редактор В. В. Блаткова. Петрозаводск, С Экимов А.И. Теория и история права и государства. История учений о праве и государстве // Юридическая наука: история и современность С Эрделевский А.М., Курбанов Р.А. Гражданское право как регулятор экономических отношений. Учебно-методическое пособие / Под редакцией Р.А. Курбанова. — Москва: РЭУ им. Г.В. Плеханова, Эрделевский А.М., Курбанов Р.А. Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности. Учебно-методическое пособие / под ред. Р.А. Курбанова. — Москва: РЭУ им. Г.В. Плеханова, Яблочкина И.В. Власть и общество: военно-политическое противостояние в эпоху нэпа / И. В. Яблочкина. — Москва: ФГБОУ ВО «РЭУ им. Г. В. Плеханова», с. — (Серия «Научные школы университета»). 73. Яблочкина И.В. Политическая история. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению «Экономика» 57

8 3. Алиева Г.А. Роль миграции в развитии преступности и коррупции в ЖКХ / Государственное регулирование миграционных процессов и межнациональная политика как факторы обеспечения стабильности в современном мире: российский и зарубежный опыт. Сборник тезисов докладов и статей международной научно-практической конференции российских и зарубежных университетов и РЭУ им. Г.В. Плеханова при участии представителей государственных и муниципальных органов власти. — Москва: ФГБОУ ВПО «РЭУ им. Г.В. Плеханова» С Алиева Г.А., Крюкова Н.И. Актуальность выработки криминалистической характеристики преступлений коррупционной направленности в сфере жилищно-коммунального хозяйства // Российский следователь С Алиева Г.А., Крюкова Н.И. Криминалистическая профилактика: прошлое, настоящее и будущее // Российский следователь С Алиева Г.А., Апоницкий С.В., Арямов А.А., Багмет А.М., Бугорский В.П., Бычков В.В., Зульфугарзаде Т.Э., Костова В.Н., Костюк М.Ф., Кунев Д.А., Лутцев Р.Ю., Миронова Е.А., Скобелин С.Ю., Слободянюк Г.Г. Противодействие коррупции в жилищно-коммунальном секторе России. Монография. Москва, Алиева Г.А., Миронова Е.А. Криминалистическое распознавание в процессе расследования преступлений коррупционной направленности // Международная торговля и торговая политика (84). — С Бабаев М.М. Социальные последствия преступности: методологические и прикладные проблемы / М.М. Бабаев, В.Е. Квашис // Научный портал МВД России С Багреева Е.Г., Башкатов Л.Д., Зульфугарзаде Т.Э. Криминология: учебное пособие / под ред. Е. Г. Багреевой. — Москва: ГОУ ВПО «РЭУ им. Г. В. Плеханова»,

Психическое, отношение лица к совершению преступлений, описанных в ст. 126—128 УК, может характеризоваться двумя формами вины: умыслом к совершению преступления, предусмотренного основным составом, и неосторожностью по отношению к наступившим общественно опасным последствиям либо умыслом к наступлению одного последствия и неосторожностыо по отношению к наступлению другого — более тяжкого последствия.

К обязательным признакам относятся: общественно опасное деяние (действие или бездействие), преступное последствие, причинная связь между деянием и наступившим последствием. Однако надо иметь в виду, что в зависимости от конструкции состава набор обязательных признаков объективной стороны различен. Если в материальных составах таковыми являются все три названных признака, то в формальных — только действие (бездействие), так как в этом случае УК предусматривает ответственность за сам факт совершения общественно опасного деяния, запрещенного законом. Все остальные признаки объективной стороны являются факультативными независимо от конструкции состава преступления.

Переводчиком признается лицо, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода, и назначенное в качестве такового дознавателем, следователем, прокурором или судом (ст. 59 УПК). Перевод осуществляется в устной или письменной форме. Он может соответствовать (в полной мере) или не соответствовать существу переводимого текста с одного языка на другой. Последний из переводов уголовный закон называет неправильным и предусматривает в связи с этим ответственность по ст. 307 УК лишь в том случае, если на его осуществление возник умысел (заблаговременно или в процессе перевода). Иными словами, если переводчик произвел заведомо неполный или неточный перевод порученного текста, искажающий действительное содержание переданной устно, письменно или конклюдентно информации, имеющей существенное значение для разрешения дела.

Б. Изнасилование, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью, заражение ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия (например, самоубийство потерпевшей, родного или близкого ей человека). Оно квалифицируются по п. б Ч. 3 ст. 131 УК, Причем квалификация охватывает случаи только неосторожного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшей, а также как неосторожного, так и умышленного сражения потерпевшей ВИЧ-инфекцией. Дополнительной квалификации по другим статьям УК не требуется В. Изнасилование потерпевшей, заведомо идя виновного не достигшей 14 -летнего возраста, т.е. малолетней девочки. Такое изнасилование квалифицируется по п. «в» ч. 3 ст. 13 УК, если виновный достоверно знал «ли допускал то, что совершает половой акт с малолетней.

Обстоятельства возникновения и появления в деле вещественных доказательств есть не что иное, как доказательственные факты, неразрывно связанные с соответствующими предметами и в определенном смысле являющиеся частью вещественных доказательств. Отсутствие информации о доказательственных фактах, связанных с предшествующими обстоятельствами возникновения, местонахождения, положения и функций относительно других предметов либо использования предмета, лишает его статуса вещественного доказательства. Поэтому предмет, происхождение которого неизвестно (например, нож с отпечатками пальцев подозреваемого, подброшенный следователю неизвестными лицами), не может быть признан вещественным доказательством, если не будет выяснена его история.

Согласно Конституции в Российской Федерации гарантируется единство экономического пространства, признается и защищается равным образом частная, государственная и муниципальная форма собственности (ГК РФ, ст. 212-215). Провозглашение равенства всех форм собственности означает не только равную правовую защиту, но и равенство объектов права собственности, что предполагает одинаковые основания и пределы уголовной ответственности за нарушение права собственности.

Законодателем впервые в российском уголовном праве сформулирована норма об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости (ст.22). По данному вопросу в уголовно-правовой науке существовали различные точки зрения. Одни ученые (И.К. Шахримьян, А.А. Хомовский) исходили из того, что суд вправе учесть влияние психических аномалий наряду с другими обстоятельствами дела. Другие (Г.И. Чечель) считали, что психические аномалии должны быть включены в перечень смягчающих обстоятельств. Некоторые ученые-психиатры (В.Х. Кандинский, В.П. Сербский) отрицали необходимость выделения в уголовном законе ограниченной (уменьшенной) вменяемости.

Рекомендуем прочесть:  Сотрудники полиции в целях преследования гражданина а

Понятие, предмет, метод, задачи и система уголовного права РФ. Соотношение уголовного права с другими отраслями права
Действие уголовного закона в пространстве это вопрос определения территории на которой применяется уголовный закон определения места совершения.. территориальный принцип действия уголовного закона в котором находит.. исключение согласно ук представляют лица пользующиеся дипломатическим иммунитетом вопрос об уголовной..

Проблема уменьшенной вменяемости в уголовном праве
Однако между полноценным психическим здоровьем и состоянием невменяемости отсутствует резкая, раз и навсегда определенная грань. В связи с этим.. Подход к вменяемости как к антиподу невменяемости представляется.. Таким образом, целью этой работы является рассмотреть концепцию уменьшенной вменяемости и различные взгляды на нее..

УК 1996 года состоит из двух частей: Общей и Особенной. Общая часть, появившаяся исторически позднее конкретных запретов, стремительно увеличивает объем и значимость. Она выделилась из массива властных требований посредством постепенного выведения за скобки наглядно повторяющихся от случая к случаю обстоятельств: возраст, вина, групповые посягательства, неоконченные преступные акты и т.д. Плавная деструктуризация уголовного права в пользу Общей части позволяет сделать текст кодексов лаконичным, освободить его от повторяющихся общих условий преследования, оговорив их лишь однажды, в Общей части[2]. В Общей части определяются задачи и принципы уголовного права; порядок использования уголовного законодательства; понятия и категории преступлений; деликтоспособность лиц, совершивших общественно опасные поступки; понятие и правовой режим вины, стадий совершения преступления, соучастия и обстоятельств, исключающих преступность деяния, а также основные вопросы учения о наказании, его системе, порядке назначения и освобождения от наказания. Однородные нормы Общей части группируются в институты, наиболее известные из которых – преступление и наказание.

Защита, как и любая социальная деятельность, основана на определенных принципах, образующих ее внутреннюю структуру. В самом общем виде принципы работы защитника — это то, что есть во вне (уголовном судопроизводстве) и внутри него (опыт, знания, способности). Работа защитника строится на базе соблюдения им таких процессуальных принципов, как презумпция невиновности, обеспечение обвиняемому права на защиту, законность, свобода обжалования действий и решений следователя и др. Основное внимание защитника должно быть сосредоточено на уяснении способов реализации тех принципов, которые больше всего работают на защиту.

Сводить защиту исключительно к правоохранительной деятельности государства по отношению к обвиняемому неверно. Не менее важно видеть закон глазами этого человека, проблему защиты личности нельзя толковать только с позиций формально-юридического разграничения требований закона и интересов гражданина. Нужно знать и фактические способности права, в том числе и уголовно-процессуального, воздействовать на обвиненную личность, а также возможности личности защищаться. Защита исходит из объективных законов общественного развития, из определенного соотношения интересов государства, свободы личности и задач уголовно-процессуального закона. Вместе с тем, осуществление права на защиту в своём практическом применении не избежало субъективного влияния и правовых конфликтов, присущих правовой системе современного Российского общества.

Таким образом, новым основанием признания лица обвиняемым, введенным Федеральным законом от 04.03.2013 N 23-ФЗ, является составлено обвинительное постановление в отношении конкретного лица. При этом обвиняемый, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, именуется подсудимым. Обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным. Обвиняемый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, является оправданным.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила: постановление судьи Красноярского краевого суда от 29 апреля 2009 года в отношении Г. в части продления срока содержания под стражей отменить: избрать в отношении Г. меру пресечения в виде залога в сумме 500000(пятьсот тысяч) рублей.

Конституция Российской Федерации в статье 48 закрепляет право каждого на получение квалифицированной юридической помощи и право каждого задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого в совершении преступления, пользоваться услугами адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Наиболее распространенными преступлениями против собственности, как об этом свидетельствует повседневная практика, являются: кража, т.е. тайное хищение чужого имущества (ст.158 УК РФ); мошенничество (ст.159 УК РФ); присвоение или растрата, т.е. хищение чужого имущества, вверенного виновному (ст.160 УК РФ); грабеж, т.е. открытое хищение чужого имущества (ст.161 УК РФ); разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (ст.162 УК РФ); вымогательства, которое в законе (ст.163 УК РФ) определяется как требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а также под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких[15].

Одним из самых болезненных конфликтов в обществе является противостояние между правоохранительными институтами и преступностью в целом. Современная система уголовной юстиции сегодня не способна реагировать даже на треть зарегистрированных уголовных преступлений. Если регистрация правонарушений будет вестись по каждому выявленному случаю, систему просто парализует. Это противоречие можно разрешить, увеличив численность сотрудников государственной правовой машины – следователей, полицейских, прокуроров, судей.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ №1 от 5 марта 2004 года «О применении судами Российской федерации норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» с изменениями, внесенными постановлением Пленума Верховного Суда РФ №26 от 9 декабря 2008 года

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 г. N 3-П, установившем лишь процессуальную преграду на пути применения смертной казни, вопрос о материально-правовом значении этой меры наказания, т.е. о ее нормативном соответствии российской Конституции, и уже на этой основе о возможности или невозможности ее дальнейшего применения не рассматривался. После того как отпали последние процессуальные препятствия (введение суда с участием присяжных на всей территории страны), предстояло ответить именно на этот главный вопрос. В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2009 г. N 1344-О-Р о разъяснении п. 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 г. частично дан ответ на него, что положило начало формированию не только процессуальных, но и материально-правовых гарантий права человека не быть подвергнутым смертной казни. Однако окончательное решение данного вопроса находится в компетенции федерального законодателя.

Одной из форм изучения специальной дисциплины «Актуальные проблемы уголовного процесса» наряду с лекциями и семинарскими занятиями (в том числе и в виде ролевых игр) является самостоятельная работа студентов – написание рефератов, подготовка к семинарским занятиям, участие в научных конференциях, изучение нормативных и научных источников. Кроме того, студенты должны участвовать в консультациях и индивидуальных собеседованиях.

Актуальные Вопросы Уголовного Права И Процесса

После многократного откладывания, только 16 июня 1993 года был принят закон Российской Федерации “О внесении изменений и дополне­ний в закон “О судопроизводстве РСФСР”, Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуаль­ный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об администра­тивных правонарушениях”, в котором предусматривалось введение суда присяжных. Совсем не случайно этот закон имеет такое неудобовари­мое длинное название, которым как бы показывается, что введение суда присяжных в России — это рядовой, проходной вопрос, которому не следует придавать особого значения.

Большим достоинством проекта УПК Министерства юстиции следует признать разработку специальной главы о порядке производства по уголовным делам юридических лиц (глава 48). В связи с этим надо заметить, что для нашей страны по-прежнему остаются актуальными предложения о принятии специального закона (с проведением затем соответствующего судебного процесса) о политической и исторической уголовной ответственности политических организаций и государственных органов, а так же их руководителей, за совершение массовых преступ­лений геноцида и бесчеловечности, не имеющих сроков давности [11] .

К концу 80-х годов пришла к полному своему банкротству экономи­ческая и политическая система так называемого “реального социализ­ма”, который в действительности был ни чем иным как “номенклатур­ным государственным капитализмом с порабощением трудящихся, “раем” для бюрократов и самодержавием их вождей” [1] .

Безусловным совершенствованием уголовно-процессуальной деятельности, по нашему мнению, будут предусмотренные в проектах УПК апелляционная и кассационная формы обжалования и пересмотра приговоров, кото­рые могут использоваться в зависимости от содержания жалоб и харак­тера допущенных нарушений. Этим будет обеспечена более быстрая и глубокая проверка не только законности, но и обоснованности, а так­же справедливости вынесенного приговора. Как и в других подобных случаях, объявление апелляции буржуазной и потому недопустимой формой пересмотра приговоров было необоснованным идеологическим измышлением, мешавшим осуществлению правосудия. Разумеется, каждый из представленных проектов не лишен отдельных как индивидуальных, так и общих недостатков, которые могут и, будем надеяться, будут устранены при прохождении их в Комитетах и в Го­сударственной думе.

Прежде всего оказалось полностью неэффективным само “социалистичес­кое производство”, которое не имело никакого естественного стимула к своему существованию и развитию и потому держалось только с по­мощью массового применения принуждения (насилия) к своим работникам. Обеспечение принуждения, внушение страха перед его жестокостью, а также утверждение идеологии обмана и самовосхваления — все это было сущностью политической и правовой системы нашего “социалисти­ческого” государства. Понятно, что важное значение в этих условиях приобретали специальные карательные органы (ВЧК — ОГПУ — МГБ — КГБ) и правоприменительные органы (милиция, прокуратура и суд), стояв­шие на защите обанкротившегося “реального социализма”. И потому банкротство его экономической и политической системы породило кри­зис доверия к праву и правоприменительным органам. По данным ВЦИОМ, весной 1990 года правоприменительные органы пользовались “наимень­шим доверием народа наряду с комсомолом, министерствами и профсою­зами” [2] . Создавшиеся условия порождали необходимость коренных экономических и политических преобразований, которые следовало проводить быстро и решительно, используя при этом демократические и правовые инструменты. Именно поэтому мы считаем обоснованным и своевременным высказывание одного из авторов в адрес руководителей соответствующих органов верховной власти в августе 1991 года: “Органы Верховной власти России совершат две большие ошибки с негативными последст­виями, если, во-первых, не создадут Высокий Суд и не проведут су­дебный процесс по обвинению правящей партии, Правительства и НКВД-КГБ в геноциде и бесчеловечности, и, во-вторых, не проведут выборы Учредительного Собрания для обсуждения и приня­тия Конституции с последующим утверждением путем референдума” [3] . К большому сожалению, победившие в августе 1991 г. демократы оказались, на наш взгляд, не готовыми к решительным действиям подобного рода и упустили благоприятную возможность, а в результате получили соответствующие негативные последствия. Бюрократические элементы в органах власти и в сохранившихся организациях КПСС воспользовались предоставившимся временем и, использовав все возможные способы и приемы борьбы против демократических преобразований [4] , сумели свести их к минимуму, а к нынешнему времени даже поставили страну в условия, сохраняющие возможность полного бюрократического реванша под большевистскими и националистическими лозунгами [5] .

Актуальные Вопросы Уголовного Права И Процесса

  • консультации по подбору темы работы (бесплатно);
  • бесплатные консультации по составлению плана работы;
  • строгая специализация — консультации по подготовке работы оказываются лицами, имеющими, как минимум, высшее юридическое образование ( мы оказываем консультационные услуги только по работам по праву ).
  • проверка работы на соответствии действующему законодательству;
  • подбор новейших литературных источников и новейшей судебной практики;
  • полное сопровождение до защиты работы;
  • гарантийные обязательства.

При оказании наших услуг используются регулярно обновляемые справочные правовые системы «Гарант» и «Консультант Плюс», что позволяет учитывать самые последние вступившие в силу изменения законодательства, а также законопроекты, планируемые к принятию Государственной Думой в ближайшее время.

Имеющаяся в нашем распоряжении как обычная, так и обширная электронная библиотека, позволяет нам использовать как классические труды отечественных и зарубежных ученых-правоведов, так и научные работы, учебники, комментарии, монографии и статьи, вышедшие в самое последнее время. Как правило, обязательным требованием для магистерских диссертаций, дипломных и курсовых работ по праву является наличие в них использованных источников выпущенных в текущем году.

Adblock
detector