Аналогия Права В Упк Рф

Аналогии в уголовном процессе

Статья 5 Семейного кодекса РФ устанавливает: «В случаях если отношения между членами семьи не урегулированы семейным законодательством или соглашением сторон и при отсутствии норм гражданского права, прямо регулирующих указанные отношения, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяются нормы семейного и (или) гражданского права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона). При отсутствии таких норм права и обязанности членов семьи определяются, исходя из общих начал и принципов семейного или гражданского права (аналогия права), а также принципов гуманности, разумности и справедливости.

Полагаем, что цели, содержание, последствия уголовно-процессуальной деятельности, скорее, позволяют говорить о допустимости применения разрешенных уголовно-процессуальным законом правил. Уголовно-процессуальная деятельность, имея своим назначением защиту прав и законных интересов потерпевших от преступлений, защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, назначение виновным справедливого наказания, осуществляется при применении мер принуждения, ограничения прав и свобод граждан. Естественно, такая деятельность должна быть в максимальной степени регламентирована в уголовно-процессуальном законе во избежание неоправданного вмешательства в жизнь граждан, незаконного ограничения их прав и свобод.

Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 г. N 4-П «По делу о проверке конституционности пункта 5 ч. 2 ст. 371, ч. 3 ст. 374 и пункта 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова» // Собр. законодательства РФ. 1996. N 7. Ст. 701.

Конституционный Суд РФ установил фактическое применение процессуальной аналогии на практике путем обращения к ст. 384 УПК РСФСР в Постановлении от 2 февраля 1996 г. Однако и данный источник указывает на допустимость аналогии именно нормы, указывая, что «на основании процессуальной аналогии были использованы элементы процедуры статьи 384 УПК РСФСР».

В статье (статьях) УПК РФ и иных источниках уголовно-процессуального права отражена норма, и при применении аналогии статьи появляется аналогия нормы. Традиционная структура нормы — это гипотеза, диспозиция и санкция. Как справедливо отмечают Э.П. Григонис и С.Д. Шестакова, во многих случаях указанные элементы уголовно-процессуальной нормы расположены в различных пунктах, частях статьи и статьях источников уголовно-процессуального права . Данное положение не исключает вышесформулированного вывода о действии аналогии нормы, но показывает специфику уголовно-процессуальной нормы, содержание которой может быть распределено по различным носителям.

Аналогия Права В Упк Рф

— аналогию права, когда при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (которые во многом выражены в основных началах — ст. 1 ГК РФ), а также из принципов добросовестности, разумности и справедливости.

Законодатель не в состоянии предусмотреть правовые нормы на все случаи жизни. В этом случае говорят о пробеле в гражданском законодательстве, который необходимо устранить. Однако до устранения указанного пробела соответствующие общественные отношения не могут оставаться неурегулированными. Поэтому ст. 6 ГК устанавливает, что в тех случаях, когда входящие в предмет гражданского права общественные отношения не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применяемый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, применяется аналогия закона.

2. Данное общественное отношение не урегулировано нормой гражданского права, соглашением сторон или обычаем делового оборота. При этом правовое регулирование общественного отношения не предусмотрено не только буквальным текстом какого-либо гражданского закона, но и не охватывается его подлинным смыслом, т.е. нельзя урегулировать это общественное отношение путем расширительного толкования какой-либо нормы гражданского права.

При невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости (п. 2 ст. 6 ГК). Для применения аналогии права кроме двух первых условий, о которых шла речь при аналогии закона, требуется следующее третье условие: отсутствует норма права, регулирующая сходные общественные отношения.

п. 4 ст. 1 ГПК РФ 4. В случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи (далее также — суд) применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действуют исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации (аналогия права).

Согласно ч. 1 и ч. 2 ст. 7 УПК РФ, утверждающей принцип законности при производстве по уголовному делу, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий названному Кодексу. С учетом требований Конституции РФ положения ч. 1 и ч. 2 ст. 7 УПК РФ закрепляют приоритет Уголовно-процессуального кодекса РФ перед другими федеральными законами, поскольку другими федеральными законами не должно осуществляться регулирование уголовно-процессуальных отношений. УПК РФ устанавливает, что нарушение норм Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств (ч. 3 ст. 7). Полученные с нарушением требований УПК РФ доказательства являются недопустимыми, т.е. не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ. Процессуальные документы, составляемые в ходе уголовного судопроизводства, должны полностью соответствовать требованиям, предъявляемым к их содержанию и форме, опираться на установленные законом основания их вынесения, содержать развернутое изложение мотивов их принятия, т.е. быть законными, обоснованными и мотивированными. Несоблюдение обязательных требований законности, обоснованности и мотивированности процессуальных документов рассматривается УПК РФ как нарушение принципа законности.

Чаще всего судопроизводство ведется по месту совершения преступления по нормам действующего УПК РФ. Если же преступление совершено на территории одного государства, а судопроизводство осуществляется в другом, то применяется УПК последнего, если, конечно, международным договором (или соглашением) не оговорено иное.

Экстерриториальная (экстратерриториальная) уголовно-процессуальная юрисдикция возникает в случаях, когда российское уголовно-процессуальное законодательство может применяться за пределами границ РФ. Она носит исключительный характер и распространяется в отдельных случаях, например, на помещения зарубежного представительства или территории российских воинских частей, дислоцированных в соответствии с международными соглашениями в зарубежных странах. Необходимо также подчеркнуть связь между возможностью применения уголовного закона вне пределов РФ (ст. 12 УК РФ) и принципами действия уголовно-процессуального закона в пространстве.

Согласно гл. 52 «Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц» УПК РФ учитывается и профессиональное положение лиц, обладающих специальным правовым статусом (судей, депутатов, прокуроров и т.д.). Уголовно-процессуальный закон устанавливает особенности возбуждения уголовного дела и применения меры пресечения к таким категориям лиц, чтобы избежать даже гипотетических рисков, связанных с давлением на них в связи с осуществлением профессиональной деятельности. Тем самым обеспечивается независимость судей, адвокатов, прокуроров, членов парламента и т.п., без чего осуществление их правоприменительной или политической деятельности невозможно или существенно затруднено.

Принципы уголовного права – это закрепленные в уголовном законе и непосредственно действующие в судебной практике основополагающие идеи, начала, определяющие смысл и содержание уголовно-правовых норм и отражающие социальные, правовые, культурные и идеологические ценности современного общества.

максимально используется предусмотренная уголовно-процессуальным законом форма протокола выемки, а в случае опроса лица, не достигшего 14 лет, как и при допросе свидетелей такого же возраста (ст. 191 УПК РФ), рекомендуется приглашать педагога. Законодатель не запрещает применение уголовно-процессуальных норм по аналогии, если при этом не будут ущемлены права и законные интересы участников процесса.

В уголовном законе аналогия недопустима (ст. 33 УК), ибо ее применение означает оценку практически любых явлений и действий как преступных, даже если это не предусмотрено уголовным законом. Подобное законоположение в уголовном праве справедливо. В уголовно-процессуальных нормах нет каких-либо положений, позволяющих толковать их как разрешение либо запрет применять процессуальный закон по аналогии. В частности, УПК не исключает возможности применения к сходным отношениям уголовно-процессуальных норм, регламентирующих аналогичные отношения, т.е. не исключается возможность так называемой внутрипроцессуальной аналогии. Такое положение в уголовном судопроизводстве допустимо, поскольку в нормативных актах невозможно предусмотреть все так называемые казусы, т.е. сложные, необычные, запутанные вопросы в судебной и следственной практике, и дать заранее на все частные случаи исчерпывающие решения.

Именно поэтому при оформлении протокола-требования О протоколе-требовании в УПК РФ не упоминается. Однако в ли-тературе обоснована необходимость оформления протокола истребова-ния при фиксации факта истребования на стадии возбуждения уголов-ного дела (см.: Николюк В. В., Калъшцкий В. В., Шалимов В. Г. Истребова-ние предметов и документов в стадии возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. Омск, 1990. С. 25-30).

Если уголовно-процессуальным законом не урегулирован порядок производства (оформления и др.) какого-либо непосредственно связанного с уголовным процессом или даже названного в УПК РФ действия (решения), допустимо использовать уголовно-процессуальную норму, регулирующую наиболее сходный случай. К примеру, процедура требования в порядке ст. 144 УПК РФ необходимых материалов и опроса лиц с их согласия в порядке ст. 86 УПК РФ законом не урегулированы.

Рекомендуем прочесть:  Как встать на кадастровый учет квартиру

Оставлять вопрос нерешенным по причине отсутствия прямого предписания в законе, равно как и решать его без ориентировки на закон, недопустимо с точки зрения законности и обоснованности судопроизводства. Разрешение возникающих процессуальных пробелов на основании положения, проводимого законом применительно к сходной ситуации, не только не расшатывает законность, а способствует ее утверждению.

Таким образом, если преступление совершено в пределах территории РФ и по нему начато расследование должны действовать нормы уголовно-процессуального законодательства РФ. При этом если, например, преступление совершено на борту иностранного торгового судна, находящегося в порту РФ или в ее территориальных водах, то и здесь в случае расследования должны применяться нормы уголовно-процессуального права РФ (названное правило – не распространяется на военные суда и гражданские суда под дипломатическим флагом, находящиеся в наших территориальных водах или в порту РФ).

В отношении лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью, уголовно-процессуальные действия, предусмотренные законами РФ, производятся лишь по просьбе этих лиц или с их согласия, которое испрашивается через МИД РФ (ч. 2 ст. 3 УПК). При совершении отдельных следственных действий в отношении названных лиц закон в качестве дополнительной гарантии прямо предусматривает обязательное присутствие прокурора и представителя МИД.

Вместе с тем, международным договором (или соглашением) РФ могут быть предусмотрены отдельные изъятия из этого порядка территориальной юрисдикции по уголовным делам. Например, ч. 2 и 3 ст. 16 Договора о торговом судоходстве между СССР и Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии от 27.04.1972 г. прямо указывают на то, что уголовная юрисдикция на борту судна, находящегося “не в своем порту” осуществляется лишь по просьбе или с согласия консульского должностного лица того из договорившихся государств, которому принадлежит торговое судно и что из этого общего правила возможны исключения, в частности, для случаев совершения тяжких преступлений.

Действие закона в пространстве. В отличие от уголовного закона, который, как известно, применяется по месту совершения преступления, УПЗ применяется: а) по месту расследования преступления или б) рассмотрения дела судом (ч. 3 ст. 1 УПК), если международным договором РФ не установлено иное (ч. 1 ст. 2 УПК).

Говоря о пределах действия уголовно-процессуального законодательства, следует также иметь в виду, что в отношении ряда лиц в уголовном процессе (Президент РФ, кандидаты в Президенты РФ, депутаты и кандидаты в депутаты Государственной Думы, члены Центризбиркома, судьи всех судов РФ, адвокаты и т. п.; ст. 447 УПК) действуют личные привилегии или иммунитеты существенно ограничивающие по отношению к ним применение тех или иных уголовно-процессуальных норм. Подробнее они будут рассмотрены при изучении соответствующих тем и разделов курса, где и будет раскрыто их содержание и пределы действия в общей системе уголовно-процессуальных отношений и норм (гл. 52 УПК).

Примеры Аналогии Права В Упп

2) если в нормативном акте (или сопутствующем ему постановлении) срок вступления в силу не указан, то действует порядок, установленный Федеральным законом РФ от 14.07.1994 г., когда предоставляется: 7 суток на опубликование закона в официальном издании РФ и плюс еще 10 суток (после опубликования) на вступление акта в законную силу.

Требует тщательной проработки вопрос относительно пределов уголовно-процессуальной аналогии. Первоочередно следует исходить из того, что использование аналогии для правоприменителя — это средство, позволяющее преодолеть пробел в праве. Рассмотрение аналогии в таком контексте порождает ряд вопросов: каковы пределы допустимости применения аналогии в уголовном процессе? можно ли считать пробелом любое отсутствие нормы, которая прямо регулирует общественное отношение? возможно ли создание нормативного акта, регулирующего все отношения? Теоретического осмысления заслуживают вопросы: возможен ли дифференцированный подход к допустимости аналогии в уголовном процессе? каковы основания и условия, позволяющие использовать именно аналогию как способ преодоления пробела в уголовно-процессуальном праве? допустима ли в уголовном процессе межотраслевая аналогия?

В уголовном же праве аналогия закона не допускается, как в теории, так и на практике. Более того, если рассмотреть этот вопрос более конкретно, нужно сказать, что такое применение могло бы стать нарушением закона. Поэтому, такая возможность полностью исключается, и на территории Российской Федерации на нее установлен полный запрет.

Так, уголовно-процессуальное право — это совокупность норм, регулирующих уголовно-процессуальные отношения. Таким образом, применение аналогии права фактически влечет реализацию уголовно-процессуальных норм, что создает аналогию нормы. Попутно отметим, что речь идет о применении уголовно-процессуальной нормы, закрепленной в различных источниках уголовно-процессуального права.

Кроме договоров о правовой помощи порядок взаимоотношений российских правоохранительных органов с иностранными гражданами и должностными лицами может регулироваться также консульскими конвенциями. В соответствии с ними консулы вправе представлять перед судами и следственными органами страны пребывания граждан назначившего их государства, если эти граждане из-за отсутствия или по каким-либо другим уважительным причинам не могут сами защищать свои права и интересы.

7. Если отдельные отношения, возникающие в уголовном судопроизводстве, не урегулированы нормами закона, то при определенных условиях допускается применение аналогии уголовно-процессуального закона или аналогии уголовно-процессуального права. Аналогия закона может иметь место тогда, когда на неурегулированное отношение распространяется действие законодательной нормы, регулирующей сходное правоотношение. Аналогия права используется, когда для урегулирования возникающих в процессе отношений непосредственно применяются общие начала и принципы уголовно-процессуального, конституционного и международного права. Вопрос об условиях применения аналогии закона и права не получил достаточной разработки в юридической литературе. По нашему мнению, применение закона по аналогии не может переходить ту грань, которая отделяет прерогативы правоприменителя от прерогатив законодателя. Поэтому применение закона по аналогии возможно не всегда, но лишь тогда, когда оно: либо разрешено самим законом (например, так, как это сделано в ч. 1 ст. 6 ГК РФ), либо когда аналогия является формой толкования имеющегося закона. Пополнение же пробелов в законе правоприменителем с помощью аналогии закона недопустимо, ибо это противоречило бы конституционному принципу разделения властей. При толковании правовых норм выявляется действительная воля законодателя, которая была недостаточно ясно или детально выражена им в тексте закона. Если с помощью методов толкования может быть установлено (и в этом смысле — доказано), что законодатель фактически имел в виду в данной проблемной норме способ поведения, сходный с тем, что был выражен им в другой норме, то результатом этого будет распространительная или ограничительная по своему объему интерпретация нормы, имеющая внешнюю форму применения закона по аналогии. Смотрите об этом пункт 1 ком. к ст. 86 настоящего Кодекса.

Е.В. Сопнева считает, что «. применение аналогии должно быть разрешено именно уголовно-процессуальным законом», связывая свою позицию с особенностями регламентации в УПК РФ условий допустимости доказательств. По мнению ученого, «. анализ Уголовно-процессуального кодекса РФ, разновидностей аналогии, мнений ученых-процессуалистов свидетельствует о том, что наиболее приемлемым вариантом аналогии в уголовном процессе является аналогия уголовно-процессуальной нормы» [28, с. 9].

Толкование уголовного закона также различают по объему. В этой категории толкование бывает буквальным, расширительным и ограничительным. Буквальное толкование уголовного закона подразумевает под собой уяснение и разъяснение текста закона в полном соответствии с использованными в его тексте терминами и словами. Как правило, закону дается именно буквальное толкование. Однако нередки случаи, когда при формировании текста уголовного закона используются слова и термины в более широком или, наоборот, узком смысловом значении, чем они используются в неофициальном общении (например, ст. 153 УК РФ).

Наиболее сложной является выработка правил выбора нормы уголовного закона, подлежащей применению в порядке аналогии. Данная проблема заслуживает отдельного и более тщательного исследования. Здесь же необходимо отметить, что в порядке аналогии закона к лицу должно применяться более мягкое из возможных правил поведения (особенно это касается тех случаев, когда не урегулированная законом ситуация занимает промежуточное положение между двумя урегулированными).

В теории уголовного права различают несколько видов толкования уголовного закона. Так, по признаку обязательности (или необязательности) толкования уголовного закона выделяют: официальное и неофициальное толкование. В свою очередь официальное толкование подразделяется на аутентичное, легальное и судебное толкование.

Аналогия права в уголовном процессе

2) в соответствии с ч. 3 ст. 5 ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» непосредственно могут действовать только положения международных договоров, удовлетворяющие одновременно следующим условиям: а) договор официально опубликовано; б) положения договора должны быть самоисполнимы, т.е. не нуждаться в издании внутригосударственных актов в целях их применения. Для осуществления иных положений международных договоров РФ должны приниматься соответствующие правовые акты. Так, например, упомянутая выше общепризнанная норма международного права о судебном обжаловании законности задержания в течение разумного срока самоисполнима и в принципе могла бы быть реализована даже без принятия дополнительных законов, а вот норма о праве на компенсацию ввиду незаконного задержания или ареста предполагает наличие законодательных норм, конкретизирующих виды и процедуру такой компенсации.

Рекомендуем прочесть:  Что положено ребенку инвалиду от государства в 2022

Обычная норма становится принадлежностью общего международного права в результате ее признания если не всеми, то большинством государств, представляющих основные политические и правовые системы. Современные международно-правовые обычаи склонны к приобретению формальной определенности, так как общепризнанные принципы и нормы, как правило, находят отражение в многосторонних конвенциях и соглашениях, и, кроме того, в иных документах международного права: декларациях, резолюциях международных органов и организаций, конференций, решениях международных судов и т.д.

Именно поэтому при оформлении протокола-требования О протоколе-требовании в УПК РФ не упоминается. Однако в ли-тературе обоснована необходимость оформления протокола истребова-ния при фиксации факта истребования на стадии возбуждения уголов-ного дела (см.: Николюк В. В., Калъшцкий В. В., Шалимов В. Г. Истребова-ние предметов и документов в стадии возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. Омск, 1990. С. 25-30).

6. Коль скоро общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры являются частью правовой системы России, следует иметь в виду правила взаимоотношений норм международного и внутреннего уголовно-процессуального права. Всякий раз, оценивая юридическую силу и значение этих норм в случае их конкуренции, необходимо учитывать следующее:

Аналогия закона – это применение к не урегулированному в конкретной норме отношению нормы закона, регламентирующей сходные отношения. Необходимость применения данного приема заключается в том, что решение по юридическому делу обязательно должно иметь правовое основание. Поэтому если нет нормы, прямо предусматривающей спорный случай, то надо отыскать норму, регулирующую сходные со спорным отношения. Правило найденной нормы и используется в качестве правового основания при принятии решения по делу.

Аналогия в уголовном процессе

Карташовым, которые, рассматривая процесс преодоления пробела в праве, к уже имеющимся трем стадиям правоприменения добавляют дополнительные: а) выяснение правоприменительным органом того, входят ли обстоятельства в сферу правового регулирования, имеют ли они юридическое значение, нуждаются ли в правовом опосредовании и разрешении по существу; б) выбор способа восполнения пробела (аналогия закона или аналоги права); в) конструирование на основе сходной нормы или принципа права в соответствии с фактическими обстоятельствами дела конкретного правила для вынесения решения, то есть формулирование казуальной нормы[8].

Юридически это означает следующее: а) при определении порядка уголовного судопроизводства по делу прямому применению подлежит только УПК, а в случаях, если его отдельные положения противоречат конституционным нормам, — Конституция РФ; б) в случае если уголовно-процессуальные нормы содержатся в каких-либо иных источниках, они не должны противоречить УПК и Конституции и подлежат приведению в соответствие с ними; в) если в каком-либо ином ФЗ содержатся новые уголовно-процессуальные нормы, они могут применяться только после того, как будут включены (инкорпорированы) в УПК.

В русле практической деятельности по решению задач построения правового государства и проведения судебной реформы в России одним из важнейших направлений государственной деятельности является укрепление правопорядка. Процессы преобразования общественно-политической жизни в России происходят на фоне небывалого всплеска преступности.

момент введения закона в действие указывается в сопутствующем акту документе: законе, постановлении о введении нормативного акта в действие, а иногда и в самом нормативном акте. Делается это, как правило, так: а) в постановлении называется дата введения нормативного акта в действие (например: действующий УПК РФ, за исключением отдельных норм, был введен в действие с 01.07.2002 г.); б) нормативный акт постановлением вводится в действие с момента его опубликования (подобным образом, например, была введена в действие Конституция РФ (за исключением отдельных ее статей)[16]; 2) если в нормативном акте (или сопутствующем ему постановлении) срок вступления в силу не указан, то действует порядок, установленный Федеральным законом РФ от 14.

установлен судебный контроль за рядом следственных действий, затрагивающих конституционные права граждан; предусмотрено единоличное рассмотрение дела судьей; предусмотрено право обвиняемого на рассмотрение его дела судом присяжных – если дело подсудно областному, краевому суду и установлен порядок в суде присяжных.

Уголовно-процессуальная аналогия

Принцип законности в уголовном праве закреплен в ч. 1 ст 3 УК: «Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом».Данный принцип является отражением конституц. положения о том, что «никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением»(ч.2 ст.54 Конституции РФ)

Принцип законности при производстве по уголовному делу представляет требование государства, обращенное к субъектам уголовного процесса, точно и неуклонно соблюдать и исполнять нормы уголовно-процессуального права при расследовании, судебном рассмотрении уголовных дел, прокурорском и судебном надзоре за деятельностью соответственно органов расследования и судов в досудебных и судебных стадиях уголовного процесса.

Согласно ч. 1 и ч. 2 ст. 7 УПК РФ, утверждающей принцип законности при производстве по уголовному делу, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий названному Кодексу. С учетом требований Конституции РФ положения ч. 1 и ч. 2 ст. 7 УПК РФ закрепляют приоритет Уголовно-процессуального кодекса РФ перед другими федеральными законами, поскольку другими федеральными законами не должно осуществляться регулирование уголовно-процессуальных отношений. УПК РФ устанавливает, что нарушение норм Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств (ч. 3 ст. 7). Полученные с нарушением требований УПК РФ доказательства являются недопустимыми, т.е. не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ. Процессуальные документы, составляемые в ходе уголовного судопроизводства, должны полностью соответствовать требованиям, предъявляемым к их содержанию и форме, опираться на установленные законом основания их вынесения, содержать развернутое изложение мотивов их принятия, т.е. быть законными, обоснованными и мотивированными. Несоблюдение обязательных требований законности, обоснованности и мотивированности процессуальных документов рассматривается УПК РФ как нарушение принципа законности.

Принципы уголовного права — это закрепленные в уголовном законе и непосредственно действующие в судебной практике основополагающие идеи, начала, определяющие смысл и содержание уголовно-правовых норм и отражающие социальные, правовые, культурные и идеологические ценности современного общества.

Из принципа з. следует запрет применения уголовного закона по аналогии уст. ч 2 ст 3 УК. Применение уголовного закона по аналогии означает, что в отсутствии нормы, запрещающей конкретное общественно опасное поведение, правоприменителю тем не менее разрешается привлекать лицо к уг.ответств. на основе норм,уст.уг. ответственность за схожее общественно опасное поведение. Вместе с тем запрет применения уголовного закона по аналогии не запрещает при толковании уголовного закона придавать понятиям ,содержащихся в разных главах УК аналогично содержание(н-р при уяснении смысла понятий «должностное лицо»)

Аналогия Права В Упк Рф

Переплетчикова А. И., магистрант Саратовской государственной юридической академии В процессе реализации уголовного закона порой возникает ситуация, когда ряд вопросов не урегулирован или недостаточно урегулирован на законодательном уровне. Речь идет о пробелах уголовного права.

® www.volsu.ru УДК 343.1 ББК 67.410.2 АНАЛОГИЯ ЗАКОНА И АНАЛОГИЯ ПРАВА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ КАК СПОСОБ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПРОБЕЛОВ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПРАВЕ Юрий Викторович Францифоров Доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного процесса, Саратовская государственная юридическая академия ги ул.

В статье рассмотрен институт аналогии закона и аналогии права как межотраслевое явление в российской правовой системе; проведен сравнительный анализ норм об аналогии из различных отраслей российского права; приведено понятие аналогии в российском уголовном процессе, предложено включение норм

Под аналогией закона принято понимать решение конкретного юридического дела на основе правовой нормы, рассчитанной не на данный, а на сходные случаи и предусмотренной другим законом (другим разделом закона). Аналогия права — решение конкретного юридического дела на основе общих принципов права и его смысла.

Юридическое понятие территории государства основывается на политико-географическом, но не совпадает с ним, поэтому иногда используется термин квазитерритория государства. К объектам, приравненным к территории государства, относятся морские и речные суда, воздушные суда, космические корабли под государственным флагом, а также территории дипломатических и консульских представительств иностранных государств.

Взгляды некоторых ученых позволяют предположить, что ими усматривается еще одно общее условие применения аналогии: предшествующее и не давшее результата толкование нормы права. Так, Р.Д. Рахунов отмечал что, «. применение аналогии в уголовном процессе допустимо лишь тогда, когда толкование закона не дает основания для его применения либо, когда какое-то процессуальное отношение прямо не предусмотрено законом, или нет специальной нормы, закрепляющей надлежащие требования осуществления участниками правоотношения своих прав и обязанностей, хотя такие требования содержатся в аналогичных законах»1. В.О. Белоносов, соглашаясь с мнением Р.Д. Рахунова, полагает, что толкование должно предшествовать применению аналогии, т.е. если путем применения толкования нормы права невозможно восполнить пробел, то только тогда будет применяться аналогия .

Систематизированы причины, влекущие пробельность уголовно-процессуального права и применение аналогии в ходе уголовно-процессуальной деятельности. Выявлены основания применения аналогии в уголовном судопроизводстве, условия и этапы применения как аналогии права, так и аналогии закона.

Рекомендуем прочесть:  Что положено беременным если она не работает в чернобыльской зоне

В диссертационном исследовании сформулирована позиция относительно постановлений (определений) Конституционного Суда Российской Федерации, постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации как актов, содержащих нормы уголовно-процессуального права и преодолевающих пробелы в уголовно-процессуальном праве, в том числе путем аналогии, либо указывающих способы применения аналогии при наличии не являющихся пробелами недостатков нормативного регулирования.

В-пятых, в случае установления возможности применения аналогии в уголовном судопроизводстве, необходимо проанализировать и выявить основания и условия, позволяюцще использовать такую форму преодоления пробела в уголовно-процессуальном праве. В этой связи представляется значимым вопрос о допустимости в уголовном процессе межотраслевой аналогии.

В условиях пробела в праве Пленум Верховного Суда Российской Федерации не может ограничиться лишь разъяснением и толкованием действующих норм, поскольку ни один из вариантов применения аналогии в этом случае не является бесспорным. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в этом случае вынужден сформулировать новую норму.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что правовая аналогия является исключительным методом разрешения сложных юридических вопросов. Но, несмотря на это, данный метод можно применять во многих ситуациях, если на это не накладывается законодательный запрет.

Аналогия не применяется в случае, если закон прямо урегулировал те или иные отношения. Например, если продавец не передал покупателю относящиеся к товару принадлежности, то закон предусматривает, что покупатель вправе назначить ему разумный срок для этого, а при неисполнении данной обязанности вправе отказаться от договора (ст. 464 ГК РФ). Зачастую закон не предусматривает специальных норм, позволяющих разрешить спорный вопрос. К примеру, правила главы 30 ГК РФ о договоре купли-продажи прямо не устанавливают права на компенсацию упущенной выгоды наряду с иными убытками.

  • Первоначальные пробелы, возникающие по вине законодателя, который не досмотрел возможность существования неоднозначных ситуаций.
  • Последующие пробелы, возникновение которых происходит уже в процессе регулирования общественных отношений.
  • Реальные, то есть те, которые действительно существуют на практике в международном, трудовом, уголовном, административном, процессуальном, гражданском праве.
  • Мнимые. Данное понятие появляется в том случае, если субъектами выдвигаются суждения о так называемом существующем пробеле в действующем законодательстве. Но если разобраться более детально, то можно понять, что таким образом обозначают ситуации, которые невозможно решить в правовом поле.

Однако это право вытекает из ст. 15 ГК РФ. Там есть общая норма о возмещении упущенной выгоды. Соответственно, в данном случае можно применить общую норму. И лишь при отсутствии и ­специальной, и общей нормы применяется аналогия закона. Необходимо иметь в виду, что аналогия закона применяется только к гражданским отношениям. А вот, например, в публичном праве, где участники не равны, ее использовать нельзя. Так, Росреестр не наделен полномочиями по применению аналогии закона, поскольку его деятельность регламентирована нормами публичного права (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.05.2007 № ­Ф04-3069/2007(34345-А45-22)).

Недопустимо ее использование в решении административных вопросов. Это связано с тем, что представления, формирующиеся у тех или других должностных лиц о несходстве или сходстве, могут различаться. Соответственно, могут быть разными и сделанные выводы. В этом случае есть опасность возникновения произвола, который может, в свою очередь, привести к беззаконию. Нормальным исходом для укрепления законности считается прекращение дела в том случае, если выяснится, что деяния привлекаемого не нарушают предписаний.

Теория государства и права

Так, согласно ч. 1 ст. 6 ГК РФ, в случаях, когда предусмотренные соответствующими нормами ГК отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применяемый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона). В соответствии с ч. 2 этой же статьи ГК РФ при невозможности использовать аналогию закона права обязанности сторон определяются, исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. Аналогия закона, как и аналогия права, применяется в ряде других отраслей права, однако есть отрасли права, где аналогия недопустима. Так; не допускается применение уголовного закона по аналогии (ч. 2 ст. 3 УК). Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно- правовые последствия определяются только УК, который содержит исчерпывающий перечень преступлений. В специальной литературе отмечалось, что запрет аналогии в уголовном праве распространяется только на криминализацию деяний, не предусмотренных в Особенной части Уголовного кодекса. Что касается законоположений, содержащихся в Общей части Уголовного кодекса, они могут применяться и к случаям, прямо в кодексе не предусмотренным. Например, в соответствии с разъяснением Верховного суда СССР насильственное удовлетворение половой страсти в извращенной форме предлагалось квалифицировать как изнасилование, а причинение вреда в состоянии мнимой обороны — как необходимую оборону (Бюллетень Верховного суда СССР. 1964. № 3. С. 32; 1984. № 5. С. 10).

Аналогия в праве — способ восполнения пробелов в действующем законодательстве путем применения: а) закона, регулирующего сходные общественные отношения (аналогия закона); б) общих начал и принципов правового регулирования соответствующей отрасли права или правового института (аналогия права).

Вопрос о сущности и условиях заключения по аналогии очень часто обсуждался в юридической литературе, вызывая много споров. Римские юристы характеризуют аналогию как заключение по сходству. В последующей литературе, начиная со средних веков вплоть до первой половины XX в., наблюдается чрезвычайная путаница понятий по рассматриваемому вопросу. Под понятие аналогии подводились самые различные приёмы, в том числе выводы от общего к частному (простая дедукция), ограничительное толкование. Ученые, которые считали аналогию заключением по сходству, расходились в определении того, что, собственно, нужно понимать под сходством: подобие ли нормируемых отношений, тождество ли оснований законов или просто сходство этих оснований. Только во второй половине XIX в. начала вырабатываться более стройная теория. Заключением по аналогии (или просто аналогией) называется разрешение не предусмотренного действующим правом случая на основании нормы, определяющей сходный случай. Если эта норма выражена в законе, то распространение её на сходный случай будет аналогией закона; если же она должна быть предварительно извлечена из общих принципов действующего права, то получается аналогия права. От распространительного толкования аналогия отличается по своему характеру и значению: в то время как распространительное толкование, раскрыв действительную мысль законодателя, расширяет согласно с нею словесный смысл нормы, аналогия идёт дальше и применяет норму к случаям, которые не охватываются действительной мыслью законодательства. Как аналогия закона, так и аналогия права сводятся к следующему логическому процессу: нужно подвергнуть анализу данный случай, отыскать в законодательстве норму, регулирующую другой случай, тождественный с данными во всех юридически существенных элементах, раскрыть юридический принцип, приведенный в этой норме, и применить его к данному случаю.

П. Е. Недбайло писал, что злоупотребление аналогией может быть лишь поводом, а не основанием для исключения ее из правил, так как злоупотребление — дело факта, а не принципа. При правильном использовании аналогии на законной основе подобные факты могли бы быть предупреждены. (Недбайло П. Е. Применение советских правовых норм. — М., I960. — С. 458).

В случае, если отношения между членами семьи не урегулированы семейным законодательством или соглашением сторон, и при отсутствии норм гражданского права, прямо регулирующих указанные отношения, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяются нормы семейного и (или) гражданского права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона). При отсутствии таких норм права, обязанности членов семьи определяются исходя из общих начал и принципов семейного или гражданского права (аналогия права), а также принципов гуманности, разумности и справедливости.

Действие в уголовно-правовом значении представляет собой активное, осознанное, волевое, обладающее общественной опасностью, поведение человека, причиняющее существенный вред или создающее угрозу причинения такого вреда ценностям, охраняемым уголовным правом.

Аналогия закона означает разрешение конкретной жизненной ситуации на основе норм, регулирующих сходные общественные отношения. История развития понятия преступление в российском уголовном праве? Аналогия права — разрешение конкретной жизненной ситуации на основе общих принципов права [3].

Многие специалисты в области права сегодня активно агитируют власть отменить возможность применения аналогий в уголовном праве, так как фактически, данный механизм решения вопросов всего лишь является инструментом, восполняющим пробелы законодательства, притом весьма эффективно.

Осуждая виновного, применяя к нему наказание, государство стремится исправить лицо, совершившее преступление, вернуть его к общественно полезной деятельности, оказать предупредительное воздействие на других лиц. Принцип равенства граждан перед законом раскрывается в ст.

совокупностью преступлений Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, а также конфискация имущества применяются как.
дополнительные наказания Преступление признается совершенным по небрежности.

Adblock
detector