Админимтративная Приюдиция

Исключение из вышеперечисленных пунктов составляет статья 411 Уголовного кодекса. Ее санкция, так или иначе, предусматривает лишь единственную разновидность наказания, а именно лишение свободы. Более того, абсолютно все виды последствий наделены определенным диапазоном непосредственно между их нижними и верхними границами.

Административная преюдиция в уголовном праве РФ, в соответствии с мнением многих отечественных авторов, состоит в том, что действие превращается в преступление исключительно тогда, когда оно может быть осуществлено на протяжении годового периода времени непосредственно после назначения административного взыскания за аналогичное нарушение. Объяснение столь интересному шагу законодателя возможно отыскать в стремлении эффективным образом установить рамки числу деяний, которые не достигают уровня общественной опасности, описываемой актуальные преступления, но широко распространены, и поэтому мешающие адекватной деятельности государственных управленческих органов. С другой стороны, административная преюдиция криминализации из-за полного отсутствия правового основания вследствие проведения анализа юридических нормативов в уголовный закон не включается.

Интересно отметить, что рассматриваемый в статье термин впервые упоминался в 1994 году в Уголовном кодексе 1960 года части второй статьи тридцатой «Штраф». Необходимо дополнить, что в первом упоминании не давалось определения данному понятию и не обозначались соответствующие признаки, его характеризующие.

В приведенной выше Общей части УК 1999 года формируются принципы применения и предшествующего данному использованию установления уголовной ответственности за определенные преступления, которые не представляют масштабной опасности непосредственно для общества. Среди данных признаков такого рода преступлений особенно выделяется административная (иными словами, дисциплинарная) преюдиция.

Возможность выбрать альтернативные лишению свободы наказания за те или иные проступки, которые не представляют особой опасности для общества, предоставленная со стороны закона, в соответствии с точкой зрения осуществления целей уголовного типа ответственности в случае назначения конкретного наказания, так или иначе, должна давать ориентир судебной практике не на подобные наказания за аналогичные проступки, а на максимальный уровень его индивидуализации в процессе назначения. В соответствии с точкой зрения исследователей, основная проблема заключается не в широте непосредственно санкции, а в соблюдении приведенного выше принципа, состоящего в индивидуализации наказания.

При оказании наших услуг используются регулярно обновляемые справочные правовые системы «Гарант» и «Консультант Плюс», что позволяет учитывать самые последние вступившие в силу изменения законодательства, а также законопроекты, планируемые к принятию Государственной Думой в ближайшее время.

  • консультации по подбору темы работы (бесплатно);
  • бесплатные консультации по составлению плана работы;
  • строгая специализация — консультации по подготовке работы оказываются лицами, имеющими, как минимум, высшее юридическое образование ( мы оказываем консультационные услуги только по работам по праву ).
  • проверка работы на соответствии действующему законодательству;
  • подбор новейших литературных источников и новейшей судебной практики;
  • полное сопровождение до защиты работы;
  • гарантийные обязательства.

Имеющаяся в нашем распоряжении как обычная, так и обширная электронная библиотека, позволяет нам использовать как классические труды отечественных и зарубежных ученых-правоведов, так и научные работы, учебники, комментарии, монографии и статьи, вышедшие в самое последнее время. Как правило, обязательным требованием для магистерских диссертаций, дипломных и курсовых работ по праву является наличие в них использованных источников выпущенных в текущем году.

В соответствии с данными изменениями сохранена уголовная ответственность за нанесение побоев близким лицам, а также побоев из хулиганских побуждений по мотивам ненависти или вражды (ст. 116). С другой стороны, если побои или иные насильственные действия не имели последствий, указанных в ст. 115, а также признаков преступления, предусмотренного ст.116 УК РФ, лицо понесет уголовную ответственность по ст.116.1 УК РФ в случае, если ранее привлекалось к административной по ст. 6.1.1. КоАП РФ. Неуплата алиментов также признается административным правонарушением (ст. 5.35.1 КоАП РФ), только неоднократное совершение которого может повлечь уголовную ответственность (ст.157 УК РФ). Лицо считается подвергнутым административному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о его назначении до истечения одного года со дня окончания исполнения постановления (ст. 4.6 КоАП РФ).

Введение так называемой «административной преюдиции» обсуждалось с 2009 года, когда президент РФ Дмитрий Медведев в послании Федеральному Собранию предложил искать пути к совершенствованию уголовного закона, привлекая к ответственности за преступления небольшой и средней тяжести только в случае неоднократного совершения лицом административного правонарушения со схожим составом. С 15 июля 2022 года вступили в силу новые редакции статей 116, 157, 158 УК РФ также добавлены ст.ст. 116.1 и 158.1. Соответствующие изменения были внесены в КоАП РФ и УПК РФ [1].

Ученые по-разному отнеслись к данным нововведениям. Поэтому необходимо проанализировать являются ли данные изменения позитивным моментов, и будет ли усовершенствование законодательства в реалии. По мнению М.В. Бавсуна административная преюдиция при ее грамотном использовании может стать эффективным средством противодействия преступности и будет способствовать достижению следующих основных результатов: повысит эффективность практического применения уголовного законодательства, обеспечит реализацию принципа экономии мер уголовной репрессии и исключит случаи объективного вменения [2]. А.П. Шергин считает административную преюдицию правовым средством борьбы не только с административными проступками, но и с преступными деяниями. Необходимо отметить, что административная преюдиция оживит неработающие нормы уголовного права, поможет в разграничение проступков и правонарушений от уголовных деяний. Ведение административной преюдиции было бы эффективным средством разграничения преступлений и административных правонарушений против охраны окружающей среды, например, загрязнение атмосферы и др. Существенным образом повысится и роль уголовного законодательства в части его эффективности по предупреждению преступлений, поскольку лицо, совершившее административное правонарушение, будет предупреждено о возможности привлечения к уголовной ответственности в случае совершения еще одного такого же правонарушения. Если обратиться к зарубежному опыту, то данное явление мы найдем в УК Белоруссии. Так, ст. 32 УК Беларусии устанавливает административную преюдицию при совершении следующих преступлений: (ст. 177-1) незаконные действия по усыновлению (удочерению) детей; (ст. 188) клевета; (ст. 189) оскорбление; (ст. 201) незаконное распространение или иное незаконное использование объектов авторского права, смежных прав или объектов права промышленной собственности; (ст. 224) незаконное открытие счетов за пределами Республики Беларусь и др. Противники административной преюдиции считают, что излишнее смягчение уголовной ответственности и уголовного законодательства, наоборот, повысит уровень преступности.
Н.Ф. Кузнецова считает, что главное различие между преступлением и проступком не количественное, а качественное, а поэтому количество проступков неспособно перерасти в качество преступления. Н.А. Лопашенков высказывает мысль о том, что все административные правонарушения, совокупность которых на определенном этапе объявляется законодателем преступной абсолютно по механическому признаку — повторяемости и накоплению самостоятельных административных правонарушений, никоим образом не связаны между собой; они — разные: каждый раз воля лица, совершившего это правонарушение, реализуется в указанном отдельном правонарушении до конца. На этом основании делается обоснованный вывод о том, что преступления с административной преюдицией составляют несколько самостоятельных, окончательно исполненных административных правонарушений, не связанных между собой умыслом лица. Ключевым критерием единства преступного деяния, положенным в основу конструирования состава единичного преступления, должна являться именно внутренняя взаимосвязь его элементов, которая в преступлениях с административной преюдицией отсутствует [3]. Также нужно отметить, что признание некоторых проступков преступными и уголовно наказуемыми деяниями в силу их повторности противоречит принципу уголовного права, согласно которому преступлением считается только такое общественно опасное деяние, которое само по себе содержит все признаки состава преступления, независимо от иных обстоятельств. На наш взгляд, институт административной преюдиции имеет право на существование в уголовном праве, однако его введение должно быть максимально точным и учитывать все важные обстоятельства. Административная преюдиция как способ декриминализации уголовно-правовых составов будет способствовать оптимизации и гуманизации уголовных санкций в российском законодательстве.

Рекомендуем прочесть:  Акт Ревизии Торгового Магазина После Кражи Для Полиции

Административная преюдиция

В других случаях законодатель отграничивает административный проступок от преступления путем указания на размер причиненного вреда.В статье 7.27 КоАП РФ под мелким хищением путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты (при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных ч.ч.2-4 ст. 158, ч. 2 и 3 ст.ст. 159 и 160 УК РФ) понимается такое хищение чужого имущества, когда стоимость похищенного не превышает одной тысячи рублей.Здесь наглядно видно, что законодатель в основу отграничения административного проступка от преступного посягательства положил размер материального вреда или тяжесть последствий совершаемого деяния.

Общественная опасность есть сущность преступления, и, как правильно пишет А.И.Марцев, «столь вольное обращение с ней недопустимо, поскольку «проявляясь» сущность вещи не поддается точным измерениям, вся сразу не «показывается».Опасность может восприниматься только в каком-то весьма неконкретном, обобщенном виде 14 .

Порядок возложения административных наказаний не обеспечивается теми государственными (конституционными, процессуальными и пр.) гарантиями, которыми сопровождается привлечение виновного к ответственности уголовной.Производство по делам об административных правонарушениях ведется преимущественно во внесудебном упрощенном, ускоренном и экономичном порядке: административно-процессуальные действия осуществляются, как правило, органами и должностными лицами, представляющими исполнительную власть. Например, дела об административных правонарушениях, выразившиеся в злоупотреблении доминирующим положением на товарном рынке (ст. 14.31 КоАП РФ), уполномочена рассматривать федеральная антимонопольная служба и ее территориальные органы.Что серьезно подрывает основания привлечения к уголовной ответственности по ст. 178 УК РФ, поскольку лицо признается виновным за первое административное правонарушение за злоупотребление доминирующим положением не в судебном порядке, как это принято в отношении всех преступных деяний.Таким образом, условием привлечения к уголовной ответственности за недопущение, ограничение или устранение конкуренции является неоднократное применение административного наказания, наложенного внесудебным органом, что, существенно подрывает уголовно-процессуальные гарантии привлечения виновных к уголовной ответственности.

Обращение к принципу законности в части его отношения к исследуемой проблеме также порождает определенные сомнения. В основание уголовно-правового запрета с административной преюдицией кладутся: совершение двух и более административных правонарушений за незначительный промежуток времени (к примеру, в течение года), признаки специального субъекта (лица, ранее совершившего тождественное нарушение и привлеченного к административной ответственности) и, соответственно, вступившее в законную силу процессуальное решение суда, иного органа или должностного лица о назначении за первое деяние административного наказания.Изложенное позволяет утверждать, что названные выше обстоятельства лежат за пределами общей теории состава преступления в части установления таких его отдельных элементов как объективная и субъективная сторона. В чем проявляется деяние, последствие и причинная связь в преступлениях с административной преюдицией? Как устанавливать психическое отношение виновного по отношению к двум различным административным правонарушениям? Кто, как и когда будет устанавливать прямой и косвенный умысел, преступное легкомыслие и небрежность.И возможно ли такое в принципе в рамках, например, административного права? При наличии такой ситуации вопросов больше, чем ответов.

Умысел на каждое правонарушение возникает отдельно и реализуется полностью, окончательно» 15 .Как правильно пишет в связи с этим Д.С. Чикин, «поскольку совокупность административных правонарушений, образующая преступление с административной преюдицией, не обладает содержательным единством, ее законодательная оценка как единичного преступления представляется необоснованной.Ключевым критерием единства преступного деяния, положенным в основу конструирования состава единичного преступления, должна являться именно внутренняя взаимосвязь его элементов, которая в преступлениях с административной преюдицией отсутствует» 16 .

Административная преюдиция: понятие и проблемы правоприменения

Так, например, совершивший однажды мелкое хищение (от 1000 до 2500 рублей) злоумышленник подвергается административному наказанию по ч.2 ст.7.27 КоАП РФ. В случае же, если в течение года после вынесения постановления об административном наказании он вновь похитит имущество на указанную сумму, ему придется понести уже уголовную ответственность по ст.158.1 УК РФ.

Примечательно, что до вступления в силу Федерального закона от 27.12.2022 года № 509-ФЗ «О внесении изменений в статьи 31 и 35 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указанная категория дел рассматривалась мировыми судьями, однако, начиная с 8 января 2022 года, она находится в юрисдикции районных (городских) судов.

Такая конструкция применена на сегодняшний день в рамках нескольких уголовных составов, в частности, при повторном нанесении побоев (ст.116.1 УК РФ), неоднократной розничной продаже алкоголя несовершеннолетним (ст.151.1 УК РФ), длительной неуплате алиментов (ст.157 УК РФ), нарушении правил дорожного движения лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние (ст.264.1 УК РФ) и др.

Важность самого по себе института преюдиции для уголовного права сложно переоценить. Во-первых, его существование позволяет повторно не исследовать обстоятельства дела, касающиеся уже установленных ранее вынесенным приговором суда фактов. Во-вторых, способствует соблюдению принципа процессуальной экономии. В-третьих, повышает авторитет судебной власти и обеспечивает определенный уровень доверия между судьями, поскольку по сути своей не является способом проверки законности и обоснованности выносимых судебных решений. Читать далее

Статья 32

Конструируя данные составы, законодатель исходит из того, что степень общест­венной опасности этих деяний достигает уголовно-правовой лишь тогда, когда это правонарушение совершается повторно, а к лицу уже применялись административ­ные или дисциплинарные меры взыскания за первое правонарушение.

4. Абсолютное большинство преступлений с административной или дисциплинарной преюдицией с субъективной стороны совершаются с прямым умыслом. Лицо сознает, что оно, совершая общественно опасное деяние, было ранее в течение года привлечено к административной или дисциплинарной ответственности, и желает его повторного совершения.

В случаях, предусмотренных Особенной частью настоящего Кодекса, уголовная от­ветственность за преступление, не представляющее большой общественной опасности, наступает, если деяние совершено в течение года после наложения административного или дисциплинарного взыскания за такое же нарушение.

1. В ряде составов преступлений, предусмотренных в Особенной части УК, обязательным признаком является административная или дисциплинарная преюдиция.
Административная или дисциплинарная преюдиция характеризуется тем, что уголовная ответственность за деяние наступает лишь тогда, когда оно совершено в течение года после наложения административного или дисциплинарного взыскания за такое же нарушение.

В соответствии с частью 2 ст. 26 УПК преступления с административной пре­юдицией, предусмотренные ч. 1 ст. 188 и 189 УК, относятся к делам частного обвине­ния и возбуждаются лицом, пострадавшим от преступления, его законным предста­вителем или представителем юридического лица. Производство по ним подлежит прекращению в случае примирения.

Административная преюдиция в уголовном праве: казус Ильдара Дадина (журнал; Закон, N 2, февраль 2022 г

Теперь об административной преюдиции, составы преступления с которой КС справедливо охарактеризовал «так называемые». Административную преюдицию часто критикуют за нарушение принципа non bis in idem. Это неверно: данный принцип здесь ни при чем. Проблема в другом.

Под преюдицией решений следует понимать ситуацию, когда некий вопрос, не входящий в компетенцию суда, рассматривающего какое-либо дело, должен быть предварительно и автономно разрешен другим судом. В уголовном праве такие случаи встречаются. Например, уголовное преследование за «неуплату родителем без уважительных причин в нарушение решения суда. средств на содержание несовершеннолетних детей» (ст. 157 УК РФ) требует решения гражданского суда о взыскании алиментов, иначе уголовное преследование невозможно. Гражданский суд здесь как бы предрешает вопрос о наличии самой обязанности платить алименты, не входящий в компетенцию уголовного суда, что полностью соответствует латинскому термину praejudicium.

Тогда что же здесь есть? Есть расщепление исторического уголовного права на две самостоятельные отрасли (уголовное право и право административных правонарушений), т.е. феномен, названный КС дуалистическим подходом. При этом данные формально самостоятельные отрасли обладают концептуальным единством (возложение государством публично-правовых санкций за неправомерное поведение), о чем не устает повторять ЕСПЧ, используя для обозначения такого единства термин criminal matter.

Теперь задумаемся: что происходит в уголовном праве, когда лицо осуждается за одно преступление, а затем совершает новое преступление, рассматриваемое другим судом? Возникает рецидив со всеми вытекающими последствиями (усиление уголовной ответственности за новое преступление и т.п.). Считается ли, что такой подход нарушает принцип non bis in idem? Не считается. Считается ли, что здесь применительно к вопросу о рецидиве имеет место некая «преюдиция» (ведь второй суд опирается на решение первого суда)? Гипотетически такая точка зрения возможна, хотя никто в подобном ракурсе вопрос не ставит ввиду его очевидной схоластичности и бессмысленности. Тогда чем ситуация внутри уголовного права отличается от ситуации внутри criminal matter (по терминологии ЕСПЧ), когда мы к уголовному праву добавляем еще и право административных правонарушений? Ровным счетом ничем: тот же рецидив, та же идея усиленной ответственности за повторное совершение запрещенного деяния, поскольку человек не исправился, а продолжил нарушать закон. Единственная сложность заключается в том, что здесь рецидив приводит к необходимости применять в целях усиления ответственности другой материально-правовой закон (УК вместо КоАП), другие процессуальные правила (УПК вместо КоАП) и т.п., хотя все фундаментальные гарантии прав лица должны оставаться неизменными, о чем постоянно напоминают ЕСПЧ и КС.

Рекомендуем прочесть:  Новые ставки транспортного налога в 2022

Представляется, что в нынешней правовой реальности административная преюдиция может быть признана допустимой только в качестве своеобразного процедурного фильтра, позволяющего реализовать усмотрение государства при осуществлении уголовного преследования в соответствии с принципом экономии репрессии. Однако даже в этом случае она может использоваться в законодательстве только тогда, когда само криминализируемое деяние изначально имеет криминальную общественную опасность, — только она, а не повторность и административная наказанность может являться критерием криминализации. Административная преюдиция в таком качестве может рассматриваться как инструмент частичной декриминализации (как это недавно произошло с побоями — ст. 116.1 УК РФ).

Административное принуждение

Адм. принуждение это составная часть гос принуждения, которое представляет собой способ принудительного обеспечения должного поведения физ. и юр. лиц. Его целью является обеспечение исполнения правил и норм в отраслях, сферах, областях, жизнедеятельности, личности общества и государства.

1. Осуществляются только системой уполномоченных на его применения органов, должностных лиц. (имеет место множественность органов его применения). Субъекты применения подразделяются на органы непосредственно-применяющие административное принуждение и на субъектов, которые уполномочены на подобные действия от имени органов управления.

Под преюдициальностью принято понимать обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением или приговором по другому делу. В этом случае говорят, что такие факты имеют преюдициальное значение и не подлежат доказыванию (оспариванию). Помимо них нет надобности доказывать обстоятельства, которые признаны судом общеизвестными.

В настоящее время понятие адм. преюдиции не имеет четкого правового закрепления. Однако в законе и юр. литературе советского периода этому понятию уделялось большое внимание. Наиболее распространенным в уголовно-правовой доктрине является определение адм. преюдиции как привлечение лица к уголовной ответственности, если оно в течение определенного периода времени, (чаще всего в течение года) после одного или двух адм. взысканий за правонарушение совершит такое же правонарушение.

Научная статья по теме АДМИНИСТРАТИВНАЯ ПРЕЮДИЦИЯ КАК СРЕДСТВО КРИМИНАЛИЗАЦИИ И ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИИ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИИ Государство и право

Одним из центральных вопросов науки уголовного права является вопрос об определении границ между правомерным и противоправным поведением. Данная проблема является общей, она характерна для всех без исключения отраслей права. Кроме того, для науки уголовного права актуальной остается проблема отграничения административного правонарушения от преступления.

Вспомним, что предпосылки к использованию преюдиции в качестве средства криминализации хотя и не в чистом виде, имелись в законодательстве царской России. Например, согласно ст. 1577 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. священники православные, а равно правоведники других христианских исповеданий, за совершение брака без соблюдения предписаний о соглашении и других предостерегательных правил, когда на это не было особого разрешения, подвергались: в первый раз — выговору, более или менее строгому; во второй раз — отстранению от должности с воспрещением определять их вновь к приходу3. Если указанные наказания вос-

Преюдиция — это сложное, малоисследованное понятие, не имеющее однозначного толкования в науке российского права. Как правовое понятие оно возникло в римском праве. Сам термин «преюдиция» произошел от латинского ргае]шИсшт и обозначает предрешение вопроса, заранее принятое решение, обстоятельство, позволяющее судить о последствиях. В законодательстве, как правило, используются два вида преюдиции: административная и дисциплинарная. Смысл этих юридических терминов заключается в том, что деяние признается преступлением, если оно совершено повторно в течение определенного периода времени (как правило, в течение одного года) после наложения административного или дисциплинарного взыскания за такое же нарушение.

В Уголовном кодексе РСФСР 1926 г. также предусматривался ряд деяний, которые признавались преступными лишь в том случае, если они были совершены лицом после применения к нему за такое же деяние мер административного воздействия. В частности, согласно ст. 60 УК 1926 г. в случае неплатежа в установленный срок налогов и сборов по обязательному страхованию, несмотря на наличие к тому возможности, в случае применения мер взыскания в виде описи имущества или продажи описанного имущества с торгов хотя бы один раз в предшествующем или текущем окладном году в первый раз к виновному лицу применяется штраф в размере тех же платежей, во второй раз — исправительно-трудовые работы на срок до шести месяцев.

Аннотация. Статья посвящена проблеме использования в уголовном праве административной преюдиции. Суть ее сводится к тому, что уголовная ответственность будет наступать после повторного совершения тождественного административного правонарушения. Анализ действующего законодательства показывает, что большая часть норм уголовного права соприкасается именно с административными нормами. В настоящее время появилось множество конкурирующих административно-правовых и уголовно-правовых норм. На практике при решении данного вопроса приходится уповать на судебную практику, а ее часто нет. Законодательно закрепленная административная преюдиция позволила бы разграничить административное правонарушение и уголовное преступление.

Понятие административной преюдиции в нормах уголовного права

По мнению А. Лукашова, административная или дисциплинарная преюдиция — признак, характеризующий субъект преступления как лицо, подвергнутое мерам административного или дисциплинарного взыскания за такое же нарушение, и придающий ему в силу этого качества специального субъекта преступления Лукашов А. Защита по уголовным делам с административной преюдицией // Юстиция Беларуси. — 2001. — №1. — С. 28. .

Особенность субъективной стороны преступлений с преюдицией заключается в том, что лицо, зная о применении к нему в прошлом мер административного или дисциплинарного взыскания, всегда действует умышленно, с прямым умыслом. В силу этого в сознание виновным общественно опасного характера своих деяний в качестве обязательного включается элемент сознания им и противоправности этих деяний.

Наказание в виде лишения права в санкциях исследуемой группы уголовно-правовых норм предусмотрено без указания его срока. Аналогичная ситуация предполагается в санкциях административно-правовых норм. Поэтому надлежит руководствоваться положениями Общей части соответствующих кодексов.

Будучи конструктивным признаком состава преступления, преюдиция лежит в основании уголовной ответственности за совершение перечисленных преступлений. От наличия или отсутствия преюдиции напрямую зависит наличие или отсутствие состава преступления, поскольку за совершение перечисленных преступлений уголовной ответственности подлежат только лица, предварительно подвергнутые в течение года административному или дисциплинарному взысканию. Лишь в тех случаях, когда преюдиция является альтернативным признаком состава преступления, уголовная ответственность может наступать независимо от ее наличия или отсутствия. Достаточно, чтобы имелись иные, предусмотренные законом альтернативные признаки состава преступления Лукашов А. Защита по уголовным делам с административной преюдицией // Юстиция Беларуси. — 2001. — №1. — С. 28. .

Цель исследования заключается в разработке теории преюдиции в уголовном праве. Названная цель обусловила необходимость решения следующих задач:
раскрыть понятие преюдиции в уголовном праве;
определить признаки преюдиции;
проанализировать вопросы назначения наказания при административной преюдиции в уголовном праве.

1. Совершение сделки, связанной с драгоценными металлами, природными драгоценными камнями либо с жемчугом, в нарушение правил, установленных законодательством Российской Федерации, а равно незаконные хранение, перевозка или пересылка драгоценных металлов, природных драгоценных камней либо жемчуга в любом виде, состоянии, за исключением ювелирных и бытовых изделий и лома таких изделий, совершенные в крупном размере , если это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние в течение года.

Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, совершенное собственником или руководителем организации либо иным лицом, выполняющим управленческие функции в этой организации, или индивидуальным предпринимателем в крупном размере , — если это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние в течение года

1. Сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях, передача имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества, а равно сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, если эти действия совершены при наличии признаков банкротства и причинили крупный ущерб, за исключением случаев, предусмотренных статьей 172.1 настоящего Кодекса, — если это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние в течение года.

1. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию или такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере, — если это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние в течение года.

1. Совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на банковские счета одного или нескольких нерезидентов с представлением кредитной организации, обладающей полномочиями агента валютного контроля, документов, связанных с проведением таких операций и содержащих заведомо недостоверные сведения об основаниях, о целях и назначении перевода, в крупном размере; — если это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние в течение года.

Особенности квалификации преступлений в условиях наличия административной или дисциплинарной преюдиции

Время совершения преступления (годичный срок) является обязательным признаком указанных преступлений с преюдицией. С его истечением совершение лицом всякого нового из названных правонарушений может влечь только административную или дисциплинарную ответственность. [47]

Рекомендуем прочесть:  Как считаются отпускные в 2022

В то же время применительно к преступлениям, предусмотренным ст.ст. 269, 271, 272, 274, 275, 278, 281 и 282 УК, в том числе и указанных П.А. Дубовцом, в п. 6 постановления № 13 Пленума Верховного суда РБ от 18.12.2003 г. (с изм. и доп.) «О применении судами законодательства об ответственности за правонарушения против экологической безопасности и природной среды» содержится важное для судебной практики условие, что «основанием уголовной ответственности за преступления с признаками административной преюдиции является умышленное (выдел. автором)совершение виновным запрещенного уголовным законом деяния. Совершение в таких случаях деяния по неосторожности в течение года после наложения административного взыскания за такое же нарушение, при отсутствии последствий в виде заболевания людей, смерти или причинения ущерба в крупном размере, влечет административную ответственность».[62]

Установление правоприменителем при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, например, факта совершения нового административного правонарушения по истечении годичного срока является основанием для отказа в возбуждении уголовного дела по основаниям отсутствия состава преступления.

Как следует из закона, во всех статьях с преюдицией состояние административной наказанности ограничивается годичным сроком, течение которого начинается с даты наложения административного или дисциплинарного взыскания. Указанный годичный срок истекает в ноль часов дня, начинающегося за соответствующим днем следующего года.

Уголовно-правовой институт под названием «административная преюдиция» впервые включен в УК в 1994 г. в ч. 2 ст. 30 УК «Штраф» без раскрытия этого понятия и обозначения признаков, характеризующих его. В современном УК рассматриваемый институт получил свое законодательное закрепление и определение в отдельной статье – ст. 32 УК (Административная или дисциплинарная преюдиция). Как следует из нормы, «В случаях, предусмотренных Особенной частью настоящего Кодекса, уголовная ответственность за преступление, не представляющее большой общественной опасности, наступает, если деяние совершено в течение года после наложения административного или дисциплинарного взыскания за такое же нарушение».

На стыке отраслей уголовного и административного права также существует такое правовое явление, как административная преюдиция, которая представляет собой переход ряда последовательно совершенных административных правонарушений в преступление. УК РФ содержит 36 таких составов преступлений.

Главный принцип доказывания в этих двух видах судопроизводства в том, что обстоятельства, на которые ссылается истец, должны быть им же и доказаны. При этом к числу обстоятельств, освобожденных от необходимости доказывать их, относятся как решения арбитражных судов, так и акты судов общей юрисдикции (решения по гражданским делам и приговоры по уголовным).

Более того, из всех действующих на сегодняшний день процессуальных кодексов понятием «преюдиция» оперирует только Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ст. 90, далее — УПК РФ). Нормы сходного содержания также включены в ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ), ст. 61 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ), ст. 64 Кодекса административного судопроизводства (далее — КАС РФ).

  • наличие преюдиционных правил существенно облегчает судопроизводство — экономит время и силы всех участников дела;
  • преюдиция также призвана предотвратить конфликт судебных актов, исключить наличие противоречащих друг другу решений;
  • преюдиция способствует последовательности рассмотрения дела и служит гарантией уверенности в непоколебимости принятого решения.

В КАС РФ законодатель впервые вводит нормы об освобождении от доказывания фактов и обстоятельств, установленных ранее решениями судов (ст. 64 КАС РФ). Однако в аналогичных статьях других процессуальных кодексов акты по административным делам отсутствуют в перечне имеющих преюдициальное значение решений. Представляется необходимым внесение соответствующих изменений в вышеуказанные статьи АПК, ГПК и УПК РФ.

Административная и дисциплинарная преюдиция 1 страница

Кроме обязательных признаков состав преступления может включать в себя факультативные признаки. Они дополнительно характеризуют основные признаки состава преступления: а) для объекта – дополнительный объект, предмет преступления; б) для объективной стороны – общественно опасные последствия, способ, время, место, обстановка, орудия и средства совершения преступления; в) для субъективной стороны – мотив, цель, эмоции; г) для субъекта – специальный субъект.

Характер общественной опасности преступления оценивается прежде всего ценностью объекта посягательства (например, жизнь, здоровье, честь, достоинство личности и т. п. ), размером причиненного ущерба (например, крупный ущерб и т. п. ), формой вины (умысел или неосторожность), мотивом поведения (например, корысть, личная заинтересованность и др. ).

Нельзя не отметить и того, что диспозиция и состав преступления – понятия не тождественные. С одной стороны, диспозиция, как часть уголовно-правовой нормы, не дает описания некоторых признаков состава преступления (например, субъекта), с другой – состав преступления не может вместить весь объем признаков преступления, поэтому он включает не все, а лишь существенные признаки.

Процесс квалификации преступления требует, во-первых, достоверного установления фактических обстоятельств дела, во-вторых, правильного выбора соответствующей уголовно-правовой нормы и уяснения ее содержания, в-третьих, установления точного соответствия фактически содеянного признакам соответствующего состава преступления.

В юридической литературе при определении состава преступления вместо термина “признак” иногда употребляется термин “элемент”. Хотя эти понятия различные, но они по смыслу и значению сочетаются. Признак означает отличительную черту чего-либо, примету. Элемент – составная часть, компонент целого, в данном случае – состава преступления (см. “Ожегов С. И. Словарь русского языка”. – М., 1960, С. 581, 893).

По характеру и специфике правонарушения выделяют меры психического воздействия, меры физического воздействия, меры материального (имущественного) воздействия, меры организационного воздействия. По субъекту применения существуют меры, применяемые индивидуальными субъектами и применяемые коллективными субъектами. По нормативным основаниям меры принуждения могут основываться на законах и подзаконных актах.

Административное принуждение – метод государственного управления, основанный на нормах административного права, совокупность средств психического, физического и иного воздействия, применяемых уполномоченными субъектами в установленном процессуальном порядке в целях обеспечения общественного порядка и общественной безопасности.

По способу обеспечения общественного порядка и целевому предназначению существуют меры административного предупреждения, административного пресечения, административно-процессуального обеспечения, административные правовосстановительные меры (меры защиты), меры административного наказания.

Adblock
detector