Аналогия Права В Уголовном Праве И В Уголовном Процессе

Исключение сделано для иностранных граждан, пользующихся иммунитетом от процессуальных действий в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации. В отношении названных лиц уголовное судопроизводство производится с согласия иностранного государства, на службе которого находится или находилось лицо, пользующееся иммунитетом, или международной организации, членом персонала которой оно является или являлось. Информация о том, пользуется ли соответствующее лицо иммунитетом и каков объем такого иммунитета, предоставляется Министерством иностранных дел Российской Федерации (ч. 2 ст. 3 УПК РФ).

Принцип законности при производстве по уголовному делу представляет требование государства, обращенное к субъектам уголовного процесса, точно и неуклонно соблюдать и исполнять нормы уголовно-процессуального права при расследовании, судебном рассмотрении уголовных дел, прокурорском и судебном надзоре за деятельностью соответственно органов расследования и судов в досудебных и судебных стадиях уголовного процесса.

3.1. Действие закона во времени. Применению в уголовном судопроизводстве подлежит только действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения уголовно-процессуальный или иной федеральный закон (ст. 4 УПК), то есть тот, который вступил в законную силу и не отменен в установленном законом порядке.

Аналогия в уголовном судопроизводстве.В уголовном праве аналогия запрещена. В уголовно-процессуальном же праве она допустима, когда возникает ситуация, не регулируемая уголовно-процессуальным законом. В этом случае допустимо применить ту норму, которая разрешает наиболее сходный случай. Тем самым устраняется пробел в законодательстве.

Как записано в ст. 4 УПК «при производстве по уголовным делам применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения». Уголовно-процессуальный закон, отменяющий или ограничивающий прямо или косвенно права участников процесса, обратной силы не имеют. Он не распространяется на производство, начатое до его издания.

Анализ Уголовно-процессуального кодекса РФ, разновидностей аналогии, мнений ученых-процессуалистов свидетельствует, на наш взгляд, о том, что наиболее приемлемым вариантом аналогии в уголовном процессе является аналогия уголовно-процессуальной нормы. В защиту данного вывода можно привести следующие аргументы.

Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 УПК РФ в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» указывает, что при решении вопроса о применении в отношении членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы меры пресечения, предусмотренной ст. 108 УПК РФ, должны обеспечиваться и при решении вопроса о применении в отношении названных категорий лиц домашнего ареста , чем допускается аналогия.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г. также провозглашается допустимость применения процессуальной аналогии . При этом, на наш взгляд, формулируется цель ее применения — необходимость обеспечения непосредственного применения положений ст. 46 и 123 Конституции РФ.

Статья 5 Семейного кодекса РФ устанавливает: «В случаях если отношения между членами семьи не урегулированы семейным законодательством или соглашением сторон и при отсутствии норм гражданского права, прямо регулирующих указанные отношения, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяются нормы семейного и (или) гражданского права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона). При отсутствии таких норм права и обязанности членов семьи определяются, исходя из общих начал и принципов семейного или гражданского права (аналогия права), а также принципов гуманности, разумности и справедливости.

Аналогия права. Право — это установленные и охраняемые государством нормы, регулирующие отношения людей в обществе. При аналогии права наблюдается аналогия нормы, так как право представляет собой совокупность норм. Однако аналогия права позволяет выходить за пределы одной отрасли права. Вряд ли позволительно применять нормы иных отраслей права по аналогии в уголовном судопроизводстве ввиду разного предмета, метода правового регулирования. Полагаем, что аналогия как допустимый элемент в ходе уголовно-процессуальной деятельности должна быть ограничена соответствующей отраслью права.

Аналогия Права В Уголовном Праве И В Уголовном Процессе

Принцип законности при производстве по уголовному делу представляет требование государства, обращенное к субъектам уголовного процесса, точно и неуклонно соблюдать и исполнять нормы уголовно-процессуального права при расследовании, судебном рассмотрении уголовных дел, прокурорском и судебном надзоре за деятельностью соответственно органов расследования и судов в досудебных и судебных стадиях уголовного процесса.

Р.А. Ромашов отмечает, что в условиях демократического правового государства широкое использование общедозволительного типа регулирования, в основу которого положен принцип «разрешено все, что не запрещено законом», предполагает, что круг субъективных возможностей шире, нежели перечень прав, получивших свое законодательное закрепление .

Согласно ч. 1 и ч. 2 ст. 7 УПК РФ, утверждающей принцип законности при производстве по уголовному делу, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий названному Кодексу. С учетом требований Конституции РФ положения ч. 1 и ч. 2 ст. 7 УПК РФ закрепляют приоритет Уголовно-процессуального кодекса РФ перед другими федеральными законами, поскольку другими федеральными законами не должно осуществляться регулирование уголовно-процессуальных отношений. УПК РФ устанавливает, что нарушение норм Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств (ч. 3 ст. 7). Полученные с нарушением требований УПК РФ доказательства являются недопустимыми, т.е. не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ. Процессуальные документы, составляемые в ходе уголовного судопроизводства, должны полностью соответствовать требованиям, предъявляемым к их содержанию и форме, опираться на установленные законом основания их вынесения, содержать развернутое изложение мотивов их принятия, т.е. быть законными, обоснованными и мотивированными. Несоблюдение обязательных требований законности, обоснованности и мотивированности процессуальных документов рассматривается УПК РФ как нарушение принципа законности.

В уголовном же праве аналогия закона не допускается, как в теории, так и на практике. Более того, если рассмотреть этот вопрос более конкретно, нужно сказать, что такое применение могло бы стать нарушением закона. Поэтому, такая возможность полностью исключается, и на территории Российской Федерации на нее установлен полный запрет.

Говоря о пределах действия уголовно-процессуального законодательства, следует также иметь в виду, что в отношении ряда лиц в уголовном процессе (Президент РФ, кандидаты в Президенты РФ, депутаты и кандидаты в депутаты Государственной Думы, члены Центризбиркома, судьи всех судов РФ, адвокаты и т. п.; ст. 447 УПК) действуют личные привилегии или иммунитеты существенно ограничивающие по отношению к ним применение тех или иных уголовно-процессуальных норм. Подробнее они будут рассмотрены при изучении соответствующих тем и разделов курса, где и будет раскрыто их содержание и пределы действия в общей системе уголовно-процессуальных отношений и норм (гл. 52 УПК).

Аналогия права в уголовном процессе

Под источниками права в юридическом смысле обычно понимается та или иная внешняя форма выражения правовых норм. Основной источник уголовно-процессуального права – это закон. Согласно Конституции РФ ( п. “о” ст. 71 ) уголовно-процессуальное законодательство относится к исключительному ведению Российской Федерации. В соответствии с ч. 1 ст. 1 УПК единственными законами, которые могут быть источником уголовно-процессуального права являются Уголовно-процессуальный кодекс и Конституция Российской Федерации, на которой Кодекс основан. Юридически это означает следующее:

———————————
См.: Постановление КС РФ от 09.06.2011 N 12-П по делу о проверке конституционности положений пункта 7 статьи 16 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и части первой статьи 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» в связи с жалобой гражданина И.В. Аносова.

Требования добросовестности, разумности и справедливости, предъявляемые к субъектам отношений, подпадающих под действие аналогии права, определяют характер поведения субъектов в период возникновения и существования данных отношений. «Добросовестность» означает фактическую честность субъектов в их поведении, «разумность» — осознание правомерности своего поведения, «справедливость» — соответствие поведения субъектов господствующим в обществе морально-этическим и нравственным нормам.

Следует признать, что такое применение права нет основания именовать аналогией права, так как в данном случае нет никакой аналогии (т.е. сходства): речь идет не о применении сходного (аналогичного) закона, так как такого закона в данном случае не оказывается (иначе была бы аналогия закона), а о решении не­предусмотренного законом случая на основании общих принци­пов законодательства по данному вопросу.

Обязанность судов в случаях, если они приходят к выводу о неконституционности закона, для официального подтверждения его неконституционности обращаться в Конституционный Суд РФ не ограничивает непосредственное применение ими Конституции РФ, которое призвано обеспечивать реализацию конституционных норм прежде всего при отсутствии их законодательной конкретизации. Если же закон, который должен был бы быть применен в конкретном деле, по мнению суда, не соответствует Конституции РФ и тем самым препятствует реализации ее положений, то для обеспечения непосредственного действия Конституции РФ во всех случаях требуется лишение такого закона юридической силы в порядке конституционного судопроизводства. .

Рекомендуем прочесть:  Пособие ветеранам труда в 2022 году нижний новгород

Аналогия права и аналогия закона в уголовном процессе

Одной из наиболее противоречивых и нерешенных на законодательном уровне проблем в современном процессуальном праве является вопрос о допустимости процессуальной аналогии, то есть распространения действия нормы на случаи, не предусмотренные законодателем но сходные по существу. Основным аргументом против процессуальной аналогии можно назвать общеизвестный (но нигде не закрепленный) принцип, согласно которому на публично-правовые (к которым относятся и процессуальные) распространяется режим «запрещено все, что не разрешено законом» — в отличие от частноправовой сферы.

При применении аналогии в уголовном судопроизводстве выделяют следующие этапы: 1) установление фактической основы того общественного отношения, с которым столкнулся правоприменитель; 2) установление юридической основы того общественного, с которым столкнулся правоприменитель: определение отраслевой принадлежности общественного, с которым столкнулся правоприменитель; отыскание нормы, которая бы регулировала конкретное отношение, с которым столкнулся правоприменитель; установление наличия оснований и условий применения закона; 3) принятие решения о применении закона и его документальное оформление.

Такая ситуация может означать либо случайное появление пробела в действующем праве, либо сознательное нежелание законодателя (и в целом субъектов правотворчества) регулировать эти обстоятельства. Во втором случае (при отказе законодателя от правового регулирования отношений) соответствующие фактические обстоятельства не имеют юридического значения.

В теории права под аналогией понимается применение к отношениям, не урегулированным законом, положений закона, регулирующих сходные отношения, а под аналогией права — применение общих принципов и смысла права к отношениям, которые не урегулированы законом и к которым не может быть применена аналогия закона. Аналогия закона в семейном праве — применение к семейным отношениям, не урегулированным семейным законодательством или соглашением сторон, норм семейного и (или) гражданского права, регулирующих сходные отношения, если это не противоречит существу семейных отношений.

Ни одно законодательство не в состоянии учесть все многообразие общественных отношений, которые требуют правового регулирования. Поэтому в практике правоприменения может оказаться, что определен- ные обстоятельства, имеющие юридический характер, не находятся в сфере правового регулирования.

Ни одно, даже самое совершенное законодательство не может заранее предусмотреть все те нестандартные ситуации, которые могут возникнуть в жизни и потребовать правового реагирования, поскольку жизнь неизмеримо богаче, многообразнее, чем любые юридические нормы. Именно поэтому нигде в мире никогда не было и нет беспробельного, идеального права, адекватно отражающего действительность.

Пробелы в законодательстве нежелательны, однако объективно они возможны и неизбежны . Это своего рода «огрехи» на правовом поле. Хотя право и законодательство нетождественны (соотносятся как содержание и форма), в данном конкретном случае мы берем эти понятия за одну скобку и рассматриваем их в целях некоторого упрощения как взаимозаменяемые.

При производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий соответственно во время дознания, предварительного следствия либо рассмотрения дела судом (ст. 1 УПК). Если в уголовном праве как общее правило применяется закон времени совершения преступлений, то в уголовном процессе — закон, действующий в момент производства по делу. Уголовно-процессуальный закон, отменяющий или ограничивающий прямо или косвенно право участников процесса, обратной силы не имеет.

Шифр специальности: 12.00.09 – Уголовный процесс Формула специальности: Содержанием специальности 12.00.09 – «Уголовный процесс» — является исследование основных понятий и назначения уголовного судопроизводства, источников уголовно-процессуального права, принципов и субъектов уголовного процесса, доказательств и доказывания, особенностей процессуально-правовых отношений, форм реализации норм уголовно-процессуального права, оснований и порядка совершения процессуальных действий и принятия решений на различных стадиях производства по уголовному делу. Предмет научных исследований, проводимых в рамках данной специальности, составляют нормы уголовно-процессуального права, основанная на них правоприменительная практика, а также достижения уголовно-процессуальной науки.

4 ст. 1 ГПК РФ в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, суды применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при ее отсутствии действуют исходя из принципов осуществления правосудия (аналогия права).

Уголовно-процессуальные отношения, возникающие на практике, настолько многообразны и непредсказуемы в ряде случаев, что уголовно-процессуальный закон зачастую не в состоянии предложить перспективное регулирование всех реально возникающих отношений, предусмотреть ответы на рождаемые практикой вопросы.

Переплетчикова А. И., магистрант Саратовской государственной юридической академии В процессе реализации уголовного закона порой возникает ситуация, когда ряд вопросов не урегулирован или недостаточно урегулирован на законодательном уровне. Речь идет о пробелах уголовного права.

МЕЧИКОВА, адъюнкт Московского университета МВД России Сутью аналогии закона является применение к неурегулированному отношению нормы права, регулирующей сходные отношения. Для этого правоприменитель подыскивает норму, которая бы регулировала сходные общественные отношения. При применении аналогии в уголовном судопроизводстве выделяют следующие этапы: 1) установление фактической основы того общественного отношения, с которым столкнулся правоприменитель; 2) установление юридической основы того общественного отношения, с которым столкнулся правоприменитель: определение отраслевой принадлежности общественного отношения, с которым столкнулся правоприменитель; отыскание нормы, которая бы регулировала конкретное отношение, с которым столкнулся правоприменитель; установление наличия оснований и условий применения аналогии закона; 3) принятие решения о применении аналогии закона и его документальное оформление.

Юридическое понятие территории государства основывается на политико-географическом, но не совпадает с ним, поэтому иногда используется термин квазитерритория государства. К объектам, приравненным к территории государства, относятся морские и речные суда, воздушные суда, космические корабли под государственным флагом, а также территории дипломатических и консульских представительств иностранных государств.

В статье рассмотрен институт аналогии закона и аналогии права как межотраслевое явление в российской правовой системе; проведен сравнительный анализ норм об аналогии из различных отраслей российского права; приведено понятие аналогии в российском уголовном процессе, предложено включение норм

Применяется ли аналогия в уголовном процессе

29. Следователь истребовал характеристику на студента 5 курса ЮФ ЗабГУ, обвиняемого в совершении умышленного убийства. Из ЗабГУ к нему поступила характеристика, написанная и подписанная секретарем декана юридического факультета ЗабГУ. Характеристика:

38. Свидетель Перов рассказал, что когда он ехал с работы домой в троллейбусе, сзади него сидели две незнакомые ему женщины, и одна другой рассказывала, что она видела, как Иванов вытащил из сумки директора их фирмы кошелёк и положил в свой карман. Показания Перова по делу о краже кошелька из сумки директора будут:

75. Гражданка Малова была свидетелем преступления, совершенного её супругом. Через месяц они расторгли брак. Уже после расторжения брака она была вызвана на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу, возбужденному в отношении её бывшего мужа. Гражданка Малова…

Аналогия в уголовном праве

Аналогия закона — это решение конкретного юри­дического дела на основе правовой нормы, рассчи­танные не на данные, а на сходные, близкие, родственные отношения. При аналогии закона решающим основанием, предопре­деляющим возможность применения той или иной нормы, является существенное сходство между теми отношениями, которые прямо не предусмотрены правом, и отношениями, которые урегулированы конкретными юридическими нор­мами.

3.1. Действие закона во времени. Применению в уголовном судопроизводстве подлежит только действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения уголовно-процессуальный или иной федеральный закон (ст.

Стремление к возможности законодательного санкционирования применения судами института аналогии — дело будущего. Процессы, происходящие в настоящее время в правосознании отдельно взятого российского юриста, сомневающегося в юридической природе постановлений высших судебных органов и пределах судейского усмотрения; бурное развитие технологий, позволяющих в том числе расширить круг возможностей для совершения преступлений; наконец достаточное развитие уголовно-правовой науки в конце концов подвигнет законодателя к изменению сложившейся ситуации и отмене моратория в отношении аналогии.

Второй вид аналогии — аналогия закона. Аналогия уголовного закона — это применение к деянию, признаваемому общественно опасным, ответственность за которое не была предусмотрена законом в момент его совершения, уголовного закона, устанавливающего ответственность за наиболее сходное преступление.

Например, фактические отношения находятся в сфере правового регулирования и подпадают под правовое регулирование, а соответствующей правовой нормы нет. Причины пробелов подразделяют на объективные и субъективные. Объективные — это те, которые не зависят от воли и сознания людей (развитие или изменение общественных отношений, отставание законодательного процесса от развития социально-экономической сферы; это могут быть и политические события в обществе и др.).

Этапы применения аналогии закона в уголовном судопроизводстве

В.П. Малахов и В.Н. Казаков включают в процесс применения норм права четыре этапа[2]. Ю.Г. Ткаченко же выделяет пять основных этапов применения права (норм права)[3]. А.Б. Венгеров выделяет те же этапы, что и Ю.Г. Ткаченко, но добавляет еще шестой этап[4]. Я.С. Михаляк пишет о шести этапах в процессе применения права[5].

При применении аналогии действия и при применении аналогии решения правоприменитель должен указать основания и условия применения аналогии закона, а так же существенные признаки, на основании которых применена норма права, регулирующая сходные общественные отношения.

Рекомендуем прочесть:  Действует Ли Карта Москвича В Московской Области

15 См.: Божьев В.П. Указ. раб. С. 156-157; Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. — Л., 1963. С. 32-33; Якубович Н.А. теоретические основы предварительного следствия. — М., 1971. С. 52; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник/ Отв. ред. П.А. Лупинская. — М.: Юристъ, 2005. С. 47 и др.

М.С. Строгович выделяет как условия применения аналогии закона, так и основания применения аналогии закона[19]. На наш взгляд, следует согласиться со М.С. Строговичем, который считает основанием применения аналогии закона наличие того или иного пробела в действующем уголовно-процессуальном праве[20]. Только наличие пробела в праве, наличие общественных отношений не закрепленных нормой права, но требующих такого закрепления, служит достаточным поводом[21] для применения аналогии закона. Мы полагаем, что кроме наличия пробела в праве в основание применения аналогии закона входит еще одна составляющая — непосредственное обнаружение правоприменителем пробела в праве и необходимость преодоления этого пробела для защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также для защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

13 См. напр.: Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. — Воронеж, 1971. С. 40; Элькинд П.С. Указ. раб. С. 14; Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. — М., 1971. С. 54-55; Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс: Учебник. — М.: Изд-во Эксмо, 2006. С. 58. и др.

Толкование уголовного закона

Ст. 126 Конституции РФ гласит о том, что Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики. Эти разъяснения являются видом официального судебного толкования уголовного закона и обязательны для применения всеми нижестоящими судами. Судебное толкование по конкретным уголовным делам осуществляет также Президиум Верховного Суда РФ, Военная коллегия, Судебная коллегия по уголовным делам и Кассационная палата Верховного Суда РФ. Такое толкование, является обязательным только лишь для данного конкретного случая. Однако, судебные решения, вынесенные высшими судебными инстанциями по конкретным уголовным делам, подлежат опубликованию в «Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации». Это делается в целях информирования судейского, прокурорского и адвокатского корпуса, что в конечном итоге служит для них ориентиром при разрешении сходных по обстоятельствам дел, следовательно, содержащееся в этих решениях толкование закона становится своего рода судебным прецедентом. Отметим тот факт, что многие годы в нашей стране отрицалось использование в правоприменительной практике судебного прецедента как самостоятельного источника права.

Неофициальное толкование – это разъяснение уголовного закона, которое дается выдающимися практиками, специалистами в области теории уголовного права, а также должностными лицами правоохранительных органов. Этот вид толкования в юридической литературе еще называют доктринальным, или научным. Хотя доктринальное толкование уголовного закона является необязательным видом, оно все же оказывает определенное влияние при разрешении конкретных дел, и тем самым содействует правильному пониманию и применению уголовного закона.

Грамматическое толкование – это уяснение и разъяснение смыслового содержания уголовного закона путем анализа и исследования этимологического значения используемых в его тексте терминов, словосочетаний, а также определение значения разделительных или соединительных союзов и знаков препинания.

В теории уголовного права различают несколько видов толкования уголовного закона. Так, по признаку обязательности (или необязательности) толкования уголовного закона выделяют: официальное и неофициальное толкование. В свою очередь официальное толкование подразделяется на аутентичное, легальное и судебное толкование.

Текст уголовного закона формулируется путем использования слов, словосочетаний, специальных понятий и терминов, которые в большинстве случае доступны для понимания как лицам, обладающим специальными знаниями в области права, так и всем остальным гражданам. Однако многие из используемых слов и терминов имеют несколько значений, в повседневной жизни и в зависимости от особенностей понимания в отдельных регионах в них зачастую вкладывается неоднозначное смысловое значение, что порождает определенные трудности в процессе применения уголовного закона. Во избежание таких ситуаций и в целях единообразного применения уголовный закон требует специального толкования.

Попав один раз в «капкан» из-за собственной ошибки, законодатель вновь «забыл» указать возраст уголовной ответственности, на сей раз в ст. 151 УК РФ 1996 г. В контексте действующего уголовного законодательства буквальное толкование было тем более парадоксальным, что за вовлечение несовершеннолетнего в преступление подлежало ответственности лишь лицо, достигшее 18-летнего возраста, а за вовлечение в совершение непреступных антиобщественных деяний — при буквальном толковании также и лицо, не достигшее этого возраста. Ошибка была исправлена только спустя 7 лет. Как все это время следовало применять данную норму? Разумеется, исходя из повышенного возраста уголовной ответственности в 18 лет. Но каким образом придать этому решению законный статус? Полагаем, что решить этот вопрос ни в рамках ограничительного толкования, как считают некоторые ученые, ни даже в рамках аналогии закона, не удастся.

Что же касается конкретных примеров применения аналогии в настоящее время, то в качестве такового можно привести ситуацию, возникшую после принятия УК 1996 г. в связи с пробельностью ст. 69 УК. Квалификация преступлений, совершенных виновным, сомнению не подвергается. Проблема возникала при определении окончательного наказания по совокупности. Строго придерживаясь текста ст. 69, назначить его не представлялось возможным из-за отсутствия в законе правила назначения наказания при сочетании деяния небольшой тяжести с иной категорией преступления. Придерживаясь позиции о полной недопустимости аналогии, суды в течение полутора лет вообще не должны были принимать решения по указанным делам. Однако, можно (и нужно) было выбрать и другой вариант: применить аналогию закона, воспользовавшись правилами, изложенными в ч. 2 или 3 ст. 69. Предпочтительным в этом случае было применение ч. 2 данной статьи исходя из принципа о толковании возникающих сомнений в пользу виновного (подсудимого). И практика шла именно по такому пути 15 .

Применение аналогии объяснялось наличием пробелов в советском уголовном праве в сочетании с необходимостью борьбы с классовым врагом. Те «осторожные» сторонники применения аналогии, которые усматривали в ней «временное отступление от строгой законности, необходимое в период быстрых преобразований в праве» , подвергались жесточайшей критике.

Строго говоря, в данном случае, единственным видом толкования, которое следует применить, может быть только толкование систематическое (следует обратиться к содержанию ст. 20 УК РФ). После этого все встает на свои места: ответственности подлежит лицо, достигшее 16 лет. Другое дело, что такая постановка вопроса абсурдна: толкование не может повлечь последующую корректировку закона вопреки ясно выраженному и выясненному его смыслу (пускай даже смысловое содержание закона и выводится из текста, наличие в котором технико-юридической ошибки, очевидно) 17 .

Криминалисты рассматривают аналогию права чаще всего как противоречащую самой идее законности. Это было бы так, если использовать ее как средство признания тех или иных деяний уголовно наказуемыми. Но ведь речь идет о другом: о том, чтобы обеспечить правильное применение закона, с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию. И если в данной области отсутствуют какие-либо законодательные установления материального порядка, то почему суд не может руководствоваться общими началами, задачами, целями и принципами уголовного права? Да, конечно при аналогии права элемент творчества субъекта правоприменения существенно возрастает, олицетворяя собой его усмотрение. Моделируется норма, которая представляется правоприменителю обусловленной общими правовыми идеями. Ввиду этого повышается опасность необоснованного решения. Но такое рациональное решение, безусловно, предпочтительней, нежели полное усмотрение суда 16 .

Допускается ли применение уголовного закона по аналогии: УК РФ

  • При определении условий стороны свободны (ст. 421 ГК РФ), за исключением прав и обязанностей, содержание которых закреплено императивными нормами. К примеру, ст. 782 ГК РФ прямо установлена возможность немотивированного одностороннего расторжения договора как одной, так и другой стороной. Никакие ограничения такой возможности договором предусмотрены быть не могут.
  • Стороны не лишены права предусмотреть применение к договору норм закона, регулирующего иные отношения. В этом случае аналогия права или аналогия закона отсутствует и следует считать соответствующие нормы частью договора.

Аналогия права является исключительным средством применения права, она используется только тогда, когда все другие средства урегулирования общественных отношений были исчерпаны. Применение права аналогии вызывает в деятельности судей определенные трудности. Появление аналогии права обусловлено тем, что при его применении в судебной практике часто встречаются ошибки.

Нужно сразу же сказать о том, что все особенности по применению аналогии закона и права закреплены в части 4 статьи 1 ГПК РФ . Что же касается условий применения аналогий права и закона, то они изначально определяются в гражданском законодательстве. Так, в соответствии со ст. 6 ГК РФ аналогия закона может быть применена исключительно в отношениях, которые подлежат гражданско-правовому регулированию.

Главы 1 УК РФ раскрывает пять принципиальных основ российского уголовного права. К ним относятся: законность, равенство граждан перед законом, вина, справедливость, гуманизм. Законность предполагает привлечение к уголовной ответственности только за совершение общественно опасного деяния.

Принцип нравственности получил в процессуальной литературе широкое освещение. Поскольку рассмотрение данного принципа выходит за рамки диссертационного исследования, ограничимся лишь освещением его сути. Нравственное сознание глубоко индивидуально. Высшей формой отражения общественного бытия в индивидуальном сознании являются нравственные убеждения, которые выступают как осознанное и добровольное принятие требований определенной морали.

Рекомендуем прочесть:  Когда можно воспользоваться материнским капиталом 2022

При оказании наших услуг используются регулярно обновляемые справочные правовые системы «Гарант» и «Консультант Плюс», что позволяет учитывать самые последние вступившие в силу изменения законодательства, а также законопроекты, планируемые к принятию Государственной Думой в ближайшее время.

  • консультации по подбору темы работы (бесплатно);
  • бесплатные консультации по составлению плана работы;
  • строгая специализация — консультации по подготовке работы оказываются лицами, имеющими, как минимум, высшее юридическое образование ( мы оказываем консультационные услуги только по работам по праву ).
  • проверка работы на соответствии действующему законодательству;
  • подбор новейших литературных источников и новейшей судебной практики;
  • полное сопровождение до защиты работы;
  • гарантийные обязательства.

Имеющаяся в нашем распоряжении как обычная, так и обширная электронная библиотека, позволяет нам использовать как классические труды отечественных и зарубежных ученых-правоведов, так и научные работы, учебники, комментарии, монографии и статьи, вышедшие в самое последнее время. Как правило, обязательным требованием для магистерских диссертаций, дипломных и курсовых работ по праву является наличие в них использованных источников выпущенных в текущем году.

Результаты проведенного анализа показывают, что место аналогии права в действующем законодательстве крайне спорно. С одной стороны, правовая аналогия активно применяется в гражданском законодательстве и имеет регуляторные функции в соответствии с Гражданским Кодексом Российской Федерации. Более того, применение правовой аналогии в уголовных правоотношениях активно использовалось на более ранних этапах исторического развития России. С другой стороны, сейчас применение закона по аналогии недопустимо и прямо запрещено Уголовным Кодексом РФ. Анализируя научные и практические материалы было замечено, что для упрощения понимании аналогии права юристы закладывают в него сразу несколько значения: аналогия закона и аналогия права не как некоего объективного фактора материального мира, но как чисто теоретического правомочия. В работе правовая аналогия была изучена в исторической ретроспективе. Было установлено, что аналогия права на территории современной Российской Федерации применялась издревле и её стадии становления можно условно поделить на несколько периодов, которые берут свое начало еще со времен древней Руси и вплоть до распада Советского Союза. Автором было доказано, что на практике все еще встречаются случаи, когда аналогия права применяется следователями и прокурорами с целью сокрытия своих собственных ошибок в работе.

Данная курсовая работа посвящена анализу роли аналогии в уголовном праве. Работа касается изучению понятия аналогии права, ее классификации, а также применению на практике. Актуальность данной темы заключается в том, что уголовное право является одним из важнейших отраслей права.

. От правильного определения состава преступления и квалификации преступного деяния зависит не абстрактное общественное благо из теории права, а конкретная жизнь и дальнейшая судьба человека. Именно поэтому критически важно выработать сильную регуляторную базу, которая могла бы заложить фундамент сильной и справедливой судебной системы. Как показывают социологические опросы, в Российской Федерации, несмотря на все проблемы, возникающие в отправлении правосудия, растет уровень доверия к судебным органам, в особенности по вопросам, связанным с разрешением уголовных споров. При этом все еще существует проблема недостаточной изученности применения аналогии в уголовном праве. Данной проблеме уделяется недостаточно внимания, хотя она имеет важнейшее значение как при правоприменении закона правоохранительными органами, так и при отправлении правосудия. Целью данной курсовой работы является анализ аналогии в уголовном праве. Для достижения поставленной цели автором сформулированы следующие задачи: изучить понятие аналогии права, выяснить существующую классификацию, определить способ правоприменения аналогии. Объект исследования — общественные отношения, возникающие в процессе изучения и применения аналогии в уголовном праве. Предметом исследования являются теоретические положения науки уголовного права, а также иные научные публикации по этой теме. Научная новизна исследования состоит в анализе автором комплексной теоретической базы о европейских властных учреждениях. В процессе написания курсовой работы использовались труды таких авторов: П.В.Агапов, Н.А.Богданович, Журавлев М.П. и других авторов. В процессе исследования автором были применены теоретико-эмпирические методы научного познания, включая аналитический, классификационный, сравнительный методы. Данные исследования были основаны на применении следующих нормативно-правовых актов: Конституции Российской Федерации, Уголовного кодекса и иных федеральных законов. Структура курсовой работы состоит из введения, двух глав и заключения. В первой главе изучено понятие и сущность аналогии права. Во второй главе изучены способы классификации аналогии права. В заключении курсовой работы сделаны основные выводы и подведены итоги результатов исследования.

Нормативно-правовые акты 1. Конституция Российской Федерации. Принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. (с поправками и изменениями от 21.07.2014)./ Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс». 2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ/ Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс». Научная и учебная литература 3. Агапов П.В. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник.. – Москва: Инфра–М, 2012 – 679 с. 4. Балеев С.А. Уголовное право России. Особенная часть: учебник. – Москва: Статут, 2012. – 941 с. 5. Богданович Н.А. Уголовное право и уголовный процесс. – Минск: Издательство МИУ, 2012. – 186 с. 6. Галиакбаров Р.Р. Уголовное право России. Часть Общая. – Москва: Проспект, 2013. – 563 с. 7. Грачева Ю.В. Уголовное право. Особенная часть. – Москва: Проспект, 2012. – 511 с 8. Журавлев М.П. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник.– Москва: Проспект, 2012. – 722 с. 9. Иванова Я.Е. Уголовное право России в схемах и определениях: учебное пособие. – Москва: Проспект, 2012. – 227 с. 10. Иногамова–Хегай Л.В. Уголовное право Российской Федерации. – Москва: Инфра–М, 2013. – 350 с. 11. Иванова Н.Г. Уголовное право. Общая часть. — М.: Юрайт, 2022. — 560 с. 12. Котов Е.Н. Уголовное право. – Минск: БГЭУ, 2012. – 111 с. 13. Круглов В.А. Уголовное право. Особенная часть. – Минск: Амалфея, 2012. – 591 с. 14. Лупу А. А. Международное уголовное право: учебное пособие. – Москва: Дашков и Кº, 2012. – 311 с. 15. Мицкевич А.Ф. Уголовное право. Общая часть: учебник . – Москва: Проспект, 2014. – 445 с.. 16. Мичулис Э.Ф. Уголовное право. – Минск: Издательство МИУ, 2012. – 153 с. 17. Орлов В.Н. Уголовное наказание: понятие, цели, состав исполнения : монография / В.Н. Орлов. — М. : Юстиция : МГЮУ им. О.Е. Кутафина (МГЮА), 2013. — 416 c. 18. Подройкин И.А. Уголовное право. Общая часть — М.: Юрайт, 2014. — 590 с. 19. Уголовное право России в вопросах и ответах: учебное пособие / Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, Юридический факультет. – Москва: Проспект, 2014. – 421 с. Периодическая литература 20. Бытко С.Ю. Сущность уголовного наказания // Вестн. Казанского юрид. ин-та МВД России. — 2015. — № 4 (22). — С.39-44 21. Воробьев А. Институт амнистии в российском уголовном праве // ЭЖ-Юрист. — 2015. — № 44. — С. 16. 22. Гнеушева Т.Б. Понятие и правовая природа наказания // Вестн. БГУ. — 2015. — № 2-2. — С.245-248 23. Головко Л.В. Разграничение административной и уголовной ответственности по российскому праву // Lex Russica. — 2022. — № 1. — С. 139 – 145 24. Дружинин Р.А. К вопросу о понятии субъективных признаков состава преступления: историко-правовой и философский аспекты // Соврем. проблемы науки и образования. – 2015. — № 2-2. 25. Кирин А.В. Еще раз о генезисе административной ответственности в российском праве (или ответ сторонникам «широкого» уголовного права) // Административное право и процесс. — 2013. — № 7. — С. 53 – 57 26. Кисин В.Р. Состояние границы между административной и уголовной ответственностью // Административное право и процесс. — 2022. — № 7. — С. 12-16. 27. Комольцева А.А. Институт амнистии: правовая природа и проблемы применения в современной России // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. — 2012. — № 3. — С. 22 — 25. 28. Маркова-Мурашова С. А. Сравнительно-правовой аспект наказания как юридической категории и института уголовного права // Изв. ТулГУ. Экон. и юрид. науки. — 2012. — № 1/2. — С.112-118 29. Маркунцов С.А. Запрещенность и наказуемость как самостоятельные признаки преступления // Академический юрид. журнал. – 2012. — № 4. – С. 30-35. 30. Осипян Б.А. Понятие, признаки и элементы состава преступления // Юрид. вестн. ДГУ. – 2022. — № 2. – С. 110-120 31. Скляров С. О системности построения уголовного и административного законодательства в контексте установления ответственности за правонарушения // Уголовное право. — 2013. — № 5. — С. 134-137 32. Темирханов М.А. Понятие уголовного наказания // Человек: Преступление и наказание. – 2014. — № 1. – С. 115-118

Adblock
detector