Антонов В Ф Крайняя Необходимость В Уголовном Праве

Крайняя необходимость в уголовном праве #9201411

I. Нормативно-правовые акты:
1. Конституция Российской Федерации: [принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.: по сост. на 21 июля 2014 г.] // Российская газета. — 1993. — №237; Собрание законодательства РФ. — 2014. — №31. — Ст. 4398.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: [федеральный закон от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ: по сост. на 29 июля 2022 г.] // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 5. — Ст. 410; 2022. — №31. — Ст. 4814.
3. Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (с изм. от 01 апреля 2022 г.) // Собрание законодательства РФ. — 1996. — №25. — Ст. 2954; Российская газета. — 2022. — № 72.

II. Материалы судебной практики:
1. О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 // Российская газета. — 2012. — №5900.
2. Постановлении Верховного Суда РФ от 16 августа 2011 г. № 16-АД11-8 [электронный ресурс]. — Доступ: https://www.consultant.ru.
3. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 4 декабря 2012 г. № 19-О12-49сп [электронный ресурс]. — Доступ: https://www.consultant.ru.
4. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 2 декабря 2015 г. Дело № 48-о15-109сп [электронный ресурс]. — Доступ: https://www.consultant.ru.
5. Постановление президиума Московского городского суда от 24.07.2014 по делу № 44у-403 [электронный ресурс]. — Доступ: http://www.consultant.ru.
6. Приговор Красноярского краевого суда от 26 мая 2015 г. по делу №22-2294/2015 [электронный ресурс]. — Доступ: http://www.consultant.ru.
7. Постановление Плесецкого районного суда Архангельской области от 16 декабря 2022 года по делу № 1-208/2022 [электронный ресурс]. — Доступ: https://rospravosudie.com/law.
8. Приговор Приволжского районного суда г. Казани по делу № 22-1327/13 от 20 апреля 2014 г. [электронный ресурс]. — Доступ: www.privolzhsky. tat.sudrf.ru.
9. Приговор Кировского районного суда г. Казани от 6 марта 2015 г. по делу №1-19/2015 [электронный ресурс]. — Доступ: http://www.consultant.ru.

III. Специальная литература:
1. Антонов В.Ф. Крайняя необходимость в уголовном праве: монография / В.Ф. Бабурин. — М.: Статут, 2014. — 372 с.
2. Арямов А.А. Правомерное причинение вреда: монография. — Челябинск: Изд-во Татьяны Лурье, 2013. — 351 с.
3. Бабурин В.В. Крайняя необходимость и обоснованный риск: проблемы разграничения / В.В. Бабурин. — Омск: Омская академия Министерства внутренних дел РФ, 2013. — 342 с.
4. Баулин Ю.В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния / Ю.В. Баулин. — М.: Юрайт, 2013. — 415 с.
5. Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Категории современной науки / И.В. Блауберг и др. — М.: Контракт, 2013. — 310 с.
6. Блинников В.А. Обстоятельства, исключающие преступность деяния, в уголовном праве России / В.А. Блинников. — Ставрополь, 2014. — 288 с.
7. Бушуев Г.В. Правовые последствия фактической ошибки при необходимой обороне и крайней необходимости // Вестник Тюменского гос. унта. — 2022. — № 4. — С. 214-216.
8. Зуев В.Л. Необходимая оборона и крайняя необходимость. Вопросы квалификации и судебно-следственной практики / В.Л. Зуев. — М.: Кросна-Лекс, 2012. — 348 с.
9. Кадников Н.Г. Обстоятельства, исключающие преступность деяния: учеб. пособие. М.: Бизнес Ченел интернешнл Лтд, 2010. — 336 с.
10. Келина С. Обстоятельства, исключающие преступность деяния: понятие и виды / С. Келина // Уголовное право. — 2022. — № 3. — С. 5-9.
11. Классен А.Н., Якуньков, М.А. Проблемные аспекты отграничения необходимой обороны от иных обстоятельств, исключающих преступность деяния / А.Н. Классен // Вестник ЮУрГУ. — 2022. — №13. — С. 103-106.
12. Козак В.Н. Вопросы теории и практики крайней необходимости. — Саратов: Издво Саратовского гос. унта, 2015. — 327 с.
13. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.И. Бойко. Ростов н/Д: Феникс, 2022. — 731 с.
14. Лысак Н.В. Крайняя необходимость / Н.В. Лысак // Следователь. — 2022. — № 6. — С. 22-25.
15. Наумов А.В. Российское уголовное право: курс лекций: в 3 т. Т. 1: Общая часть / А.В. Наумов. — М.: Волтерс Клувер, 2022. — 559 с.
16. Орешкина Т.Ю. Крайняя необходимость как обстоятельство, как исключающее преступность деяния / Т.Ю. Орешкина // Уголовное право. — 2022. — № 3. — С. 15-19.
17. Станкевич А.М. Особенности определения пределов допустимого вреда, причиняемого при крайней необходимости, по современному уголовному законодательству / А.М. Станкевич // Известия ТулГУ. Экономическая и юридические науки. — 2022. — вып. 2. — С. 194-200.
18. Хаметдинова Г.Ф. Уголовно-правовая характеристика крайней необходимости: монография / Г.Ф. Хаметдинова. — Тюмень, 2015. — 363 с.
19. Шавгулидзе Т.Г. Необходимая оборона / Т.Г. Шавгулидзе. — М.: Юрлитинформ, 2011. — 295 с.
20. Швецова И.С. Понятие, значение и правовая природа обстоятельств, исключающих преступность деяния / И.С. Швецова // Молодой ученый. — 2022. — №19. — С. 527-230.
21. Шигина Н.В. Крайняя необходимость и риск: как уголовно-правовые нормы учитывают интересы субъектов уголовного права // Актуальные проблемы российского права. Сборник статей / Н.В. Шигина. — М.: Изд-во МГЮА. — 2022. — № 1 (6). — С. 197-201.

Крайняя необходимость

Крайняя необходимость – это прежде всего право причинения вреда. При этом по своей социальной характеристике вред, причиняемый при крайней необходимости, является вынужденным. Вместе с тем вред, причиняемый в состоянии крайней необходимости, должен быть целесообразным и разумно обоснованным. Это требование означает, что при устранении опасности лицо должно стремиться к причинению наиболее выгодного вреда. Если лицо сознательно нарушает этот принцип, то есть умышленно отступает от меры необходимости, то при соответствующих условиях оно привлекается к уголовной ответственности.

Важной проблемой, с которой сталкивается правоприменительная практика, является проблема разграничения крайней необходимости с другими обстоятельствами, исключающими преступность деяния. Наиболее дискуссионным является вопрос о том, по каким признакам следует различать состояния крайней необходимости и необходимой обороны. Эти обстоятельства разнятся между собой как по условиям, относящимся к опасности, так и по условиям, касающимся защиты (например, по направленности причиняемого вреда и его соотношению с вредом предотвращенным).

В правовом урегулировании нуждается вопрос, связанный с освобождением от уголовной ответственности за причинение вреда жизни или здоровью в условиях устранения неотвратимой смертельной опасности. Законодательная формула крайней необходимости должна исходить из субъективного критерия, использование которого предполагает разделение массы случаев крайней необходимости на правомерную и «извинительную». Последняя применяется к ситуациям, когда лицо сталкивается с опасностью, угрожающей жизни или здоровью его или его близких. Суть этой разновидности крайней необходимости состоит в бессилии карательной угрозы удержать от совершения преступления человека, находящегося в обстановке смертельной опасности. Деяние, совершенное в состоянии «извинительной» крайней необходимости, является деянием неправомерным, но ненаказуемым.

Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Превышение пределов крайней необходимости влечет уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда. В УК РФ не предусмотрены специальные статьи с более легким наказанием в случае причинения смерти или вреда здоровью граждан при превышении пределов крайней необходимости, как это сделано в случаях превышения необходимой обороны (ст.ст.108 и 114 УК). Нарушение условий правомерности крайней необходимости не устраняет уголовной ответственности за умышленное причинение вреда, но рассматривается как обстоятельство, смягчающее наказание (п. «ж» ч.1 ст.61 УК РФ).

2. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, не вызванного обстановкой, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности, когда указанным интересам был причинен вред, равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

По данным пресс-центра МВД России за январь-апрель 2014 года было принято 9,18 млн. сообщений о преступлении, возбуждено 548,9 тыс. уголовных дел. По тем же данным МВД России количества преступлений в различных субъектах колеблются почти на одном уровне. Министерство внутренних дел Российской Федерации. Состояние преступности за январь-апрель 2014 года. [Электронный ресурс] URL: http://mvd.ru/Deljatelnost/statistics/reports/item/2216807/ (дата обращения 24.05.2014). Что говорит о том, что преступления совершаются повсеместно, и пока правоохранительные органы не могут обеспечить достаточную защиту своих граждан. В силу данных обстоятельств в УК РФ 1996 г. прописаны обстоятельства, исключающие преступность деяния, в частности, крайняя необходимость. Законодатель дает возможность человеку самостоятельно защищать свою жизнь и имущество, а также жизнь и имущество других лиц от неправомерного посягательства и при этом не нести ответственности за причинение вреда посягающему, и устранять опасность, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества и государства. Норма статьи 45 Конституции Российской Федерации содержит положения, которые указывают на гарантию защиты прав и свобод человека и гражданина государством, а также положения, предоставляющие каждому защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 05.02.2014 № 2-ФКЗ). Но в процессе пресечения общественно опасных деяний, при устранении опасности, создаваемой другими источниками, возможно причинение физического и материального вреда лицу, создавая опасность общественным отношениям. Такие действия подпадают под признаки отдельных преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ. А, следовательно, необходимо различать ситуации, когда лицом действительно был причинен вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям, а когда действия лица наоборот направлены на спасение охраняемых законом ценностей, хотя эти действия и содержат в себе признаки преступления предусмотренных Особенной частью Уголовного кодекса России.

Ряд авторов высказывали мнение, что вред, причиненный при устранении опасности, должен быть не только меньше вреда избегнутого, но и наименьшим из всех возможных. Подобная позиция не нашла поддержки у большинства юристов и в судебно-следственной практике. Вред, причиняемый для устранения опасности, может быть любым по степени тяжести, вплоть до причинения смерти. Но недопустимо спасение от опасности собственной жизни за счет гибели другого лица. Например, если в результате кораблекрушения двое граждан оказались в открытом море, а под рукой имеется шлюпка, способная выдержать только одного, то сталкивание с нее другого человека во имя спасения своей жизни будет преступным. В то же время нельзя согласиться с утверждением, что преступно «перерезание веревки альпинистом, находящимся в связке с другим альпинистом, сорвавшимся со скалы». По мнению таких «гуманистов», веревку не следовало перерезать, а надо было подождать, пока оба альпиниста сорвутся в пропасть или замерзнут. По их мнению, наступление двух смертей вместо одной — более гуманно. В частности такой точки зрения придерживается украинское законодательство. По УК Украины причинение равного вреда в состоянии крайней необходимости допускается. И это является, как они считают более правильным, поскольку при угрозе, например, жизни человека, естественным представляется желание спасти её любыми способами, в том числе и лишением жизни другого человека. В оправдание своего мнения правопременители Украины говорят, что не стоит забывать, что в состоянии крайней необходимости находится обыкновенный человек, поэтому требовать от него проявления героизма, т.е. пожертвования своими интересами ради другого, бессмысленно.

Актуальность данной темы заключается в том, что крайняя необходимость как элемент правовой системы выполняет не малозначительные функции в целях становления в России гражданского общества и правового демократического государства. Содержанием данной функции является блокирование правонарушений и преступлений, что служит гарантией законности, стабильности и правопорядка в Российской Федерации.

Действия, совершённые в состоянии крайней необходимости, не только не являются преступлением из-за отсутствия признака общественной опасности, но и, напротив, признаются социально полезными, ибо они направлены на спасение большего блага. Именно поэтому активное противодействие грозящей опасности является правом всех без каких-либо исключений граждан. Субъект крайней необходимости преследует общественную пользу, добивается получения блага, общего положительного результата. В определённых случаях, не связанных с существенным риском для себя, такое право становится их обязанностью, как, например, при оказании помощи лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии. Для врачей, работников полиции, пожарников, и некоторых иных категорий служащих защита правоохраняемых благ является их служебным долгом, невыполнение которого может влечь ответственность, вплоть до уголовной.

Таким образом, можно определить, что причинение вреда при крайней необходимости — это основанные на разрешающих нормах уголовного законодательства деяния граждан, с необходимостью причинившие материальный или физический вред лицу, не связанному с созданием непосредственной опасности причинения вреда правам или интересам личности, охраняемым законом интересам общества или государства, исключающие их общественную опасность, противоправность и, в определенных случаях, виновность, а как следствие этого — уголовную ответственность за причиненный вред.

Рекомендуем прочесть:  Генеральная Доверенность Цена 2022

Крайняя необходимость как институт уголовного права

В юридической литературе всегда уделялось серьезное внимание обстоятельствам, исключающим общественную опасность и противоправность деяния, прежде всего необходимой обороне и задержанию лица, совершившему преступление. В значительно меньшей степени рассматривались проблемы крайней необходимости, которые всегда были и остаются одними из самых сложных в теории уголовного права. На протяжении длительного периода их исследованию уделяли внимание многие отечественные криминалисты. Среди них: Ю.В. Баулин, СВ. Бородин, Н.И. Ветров, В.А. Владимиров, М.С. Гринберг, П.С. Дагель, Ю.А. Демидов, С.А. Домахин, Н.Д. Дурманов, Н.Г. Кадников, И.И. Карпец, В.Н. Козак, В.Н. Кудрявцев, Ю.И. Ляпунов, Г.М. Миньковский, А.В. Наумов, В.В. Орехов, Н.Н. Паше-Озерский, А.А, Пионтков-ский, Э.П. Побегайло, В.П. Ревин, И.И. Слуцкий, В.И. Ткаченко, А.Н. Трайнин, М.Н. Якубович и многие другие. Работы этих и других ученых имеют важное теоретическое и практическое значение, однако в науке не сложилось единого мнения относительно содержания и социальной сущности рассматриваемого обстоятельства. Труды указанных авторов в большинстве своем были написаны до принятия УК РФ 1996 г., поэтому ряд вопросов не могли быть исследованы в свете применения современного уголовного законодательства. Особенно это касается таких аспектов, как определение пределов крайней необходимости и их превышение, установление непосредственно угрожающей опасности правоохраняемым интересам, разграничение с другими обстоятельствами, исключающими преступность деяния. Что же касается вопросов применения уголовно-правовой нормы о крайней необходимости при проведении оперативно-розыскных мероприятий, то они практически не рассматривались в теории уголовного права. По существу, проблема лишь обозначалась, причем в рамках таких предполагаемых обстоятельств, исключающих преступность деяния, как исполнение профессиональных функций или осуществление своего права. Даже в специальных работах, появившихся после принятия нового Уголовного кодекса РФ и посвященных институту крайней необходимости применительно к деятельности правоохранительных органов (В.Н. Винокуров (1999 г.), В.Ф. Антонов (2000 г.), М.В. Балалаева (2001 г.), этому вопросу уделено мало внимания.

Выводы и предложения, содержащиеся в выпускной квалификационной работе, основаны на репрезентативных данных, полученных в ходе обобщения 130 уголовных дел, как прекращенных органами предварительного следствия, так и рассмотренных судами Владимирской, Липецкой и Рязанской областей в 2000 — 2005 г.г. (ст.ст. 162, 163, 209, 222, 228 УК РФ и др.). В этих делах использовались результаты таких рассекреченных оперативно-розыскных мероприятий, как проверочная закупка, прослушивание телефонных переговоров, оперативное внедрение и оперативный эксперимент, а действия оперативных сотрудников при их проведении по причинению вреда третьим лицам были признаны правомерными.

2. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда».

Практика показывает, что наиболее сложные оперативно-розыскные мероприятия, такие, как оперативное внедрение, контролируемая поставка или оперативный эксперимент, проводятся, как правило, в условиях непосредственно угрожающей опасности, исходящей от организованных, террористических или профессиональных преступных объединений. Следовательно, можно сделать вывод о том, что в основе их правомерности, прежде всего, лежит норма уголовного закона о крайней необходимости, а установления законодательства об оперативно-розыскной деятельности представляют собой лишь один из аспектов нормативного регулирования такой ситуации. Между тем судебно-следственная практика в абсолютном большинстве случаев этого не признает. Уголовный закон фактически не исполняется, ст. 39 УК РФ, как и соответствующие статьи Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», бездействует, что в отдельных случаях приводит к противоречивым юридическим решениям. В этой связи теоретическая и практическая важность соотношения уголовного законодательства о крайней необходимости с ее правовой разновидностью в оперативно-розыскном законодательстве становится очевидной, что и предопределяет необходимость научного исследования проблемы.

Целями дипломного исследования являются выработка комплексного, теоретически обоснованного подхода в понимании юридической сущности крайней необходимости как категории уголовного права и обстоятельства, исключающего преступность деяния по российскому уголовному праву.
Достижение указанных целей реализовывалось посредством решения следующих задач:
1.Определение социально-правовой сущности института крайней необходимости.
2. Изучить уголовно-правовую характеристику крайней необходимости как обстоятельства, исключающего преступность деяния.
3. Выявить проблемы связанные с институтом крайней необходимости.

Крайняя необходимость в уголовном праве гехфенбаум георгий михайлович

Г. В.Ф. Гегель признавал крайнюю необходимость правом нужды. Он утверждал, что «защита своего права за счет чужого права становится правомерным деянием, как скоро приходится защищать жизнь как основу бытия личности за счет какого-либо его единичного проявления, например права имущественного» 33 Энциклопедия государства и права /Под ред.П.И. Стучки. Т. 2.С. 423. . По мысли Гегеля, если жизнь может быть спасена посредством хищения хлеба, то в таком случае, хотя и нарушается имущественное право, но неправильно было бы видеть в этом деянии кражу. Запрещение такого деяния знаменовало бы установление бесправности данного лица, отрицание всей его свободы.

Статья 13 УК РСФСР 1926 г. содержала следующие указания: «Меры социальной защиты не применяются вовсе к лицам, совершившим действия, предусмотренные уголовным законом, если судом будет признано, что эти действия совершены лишь в состоянии необходимой обороны, против посягательства на советскую власть либо на личность, либо права обороняющегося или другого лица, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Меры социальной защиты не применяются, когда те же действия совершены для отвращения опасности, которая была неотвратима при данных обстоятельствах другими средствами, если при этом вред являлся менее важным по сравнению с предупрежденным вредом».

Впрочем, такой же позиции относительно инстинкта самосохранения ещё задолго до Г. Гроция придерживался и Аристотель, отмечая в своих трудах, что «ни один человек произвольно не выбросит своего имущества (когда корабль терпит бедствие), но всякий благоразумный человек сделает это ради собственного спасения и спасения остальных».

В Уложении указывалось: «Не почитается преступным деяние, учиненное для спасения жизни своей или другого лица от произошедшей вследствие угрозы, незаконного принуждения или иной причины опасности, в то самое время другим средством неотвратимой. При тех же условиях не почитается преступным деяние, учиненное для ограждения здоровья, свободы, целомудрия или иного личного или имущественного блага, если учинивший имел достаточное основание считать причиняемый им вред маловажным сравнительно с охраняемым благом» 11 Проект нового Уложения о наказаниях уголовных и исправительных. СПб., 1844.С. 29. .

Гуго Гроций, признаваемый на Западе «отцом уголовного права», считал, что «выше человечной природы и сил ее постоянно воздерживаться от всякого нарушения закона. Акты, где деятель встает на путь преступления, повинуясь лишь неизбежным требованиям природы, не должны подлежать наказанию. Если я лишен возможности иначе спасти свою жизнь, то мне дозволено употребить насилие против другого лица, хотя бы оно и не было виновным в моем положении, ибо право мое вытекает не из преступления другого, а из права, данного мне природой» 1 1 Розин Н.Н. Указ. соч.С. 66. .

  1. Необходимо существование реальной опасности правоохраняемым интересам. Источником опасности могут быть общественно опасные действия человека, стихийные силы природы (наводнение, пожар), неисправность механизмов (отказ тормозов у машины), нападение животных, физиологические процессы в организме человека (болезнь, голод). Эта опасность должна быть действительной, а не мнимой.
  2. Опасность должна быть наличной, т.е. существующей в настоящее время, а не возможной в будущем или имевшей место в прошлом. При этом собственно «наличной» опасность названа в уголовном законе Германии, Греции, Италии, Парагвая, Японии. УК России и большинства стран СНГ характеризуют опасность как «непосредственно угрожающую», УК Эстонии — как «непосредственную или непосредственно угрожающую». УК некоторых других стран говорят об опасности как о «наступившей или неминуемой» (Колумбия, Франция) или просто как о «неизбежной» (Армения, Куба, Молдова, Норвегия, Румыния).
  3. Состояние крайней необходимости не должно быть добровольно создано или спровоцировано самим причинителем вреда. Специальная оговорка об этом имеется в УК Испании, Италии, Колумбии, Кубы, Литвы, Португалии, Республики Сербской, Сан-Марино, Судана, Швейцарии, некоторых штатов США. Хотя в некоторых из указанных стран (например, в Литве) лицо все же может использовать защиту крайней необходимости, если угроза была им создана по неосторожности.
  4. Правомерность причинения вреда в состоянии крайней необходимости имеет место только в том случае, если опасность не могла быть устранена иными средствами, кроме как причинением вреда охраняемым уголовным законом интересам. Это требование зафиксировано в уголовном законодательстве (судебной практике, доктрине) всех стран мира.
  5. Причинение вреда не должно превышать пределов крайней необходимости. Таким превышением признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным правоохраняемым интересам причиняется вред равный или более значительный, чем предотвращенный. По УК Испании и Японии превышение имеет место, только если нанесенный вред больше предотвращенного (в УК Беларуси аналогичная норма действовала до 2003 г.).

Терминологически рассматриваемый субинститут обозначается как собственно «крайняя необходимость» в странах СНГ и Балтии, «внезапная или чрезвычайная критическая ситуация» (УК Австралии), «оправданное причинение вреда» (УК некоторых штатов США) или просто «необходимость» (УК Испании, Италии, стран Латинской Америки, некоторых штатов США и ряда бывших британских колоний).

При общем подходе к сущности субинститута крайней необходимости в современном уголовном праве его формулировки в конкретных национальных законодательствах имеют определенные различия, которые будут рассмотрены ниже. В УК большинства стран СНГ данный субинститут сформулирован следующим образом: «Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости».

В ряде государств к условиям правомерности действий в состоянии крайней необходимости законодатель отнес отсутствие у причинителя вреда обязанности подвергаться риску или проявлять самопожертвование в определенных ситуациях. Необходимость такого условия на практике является достаточно очевидной. Например, пожарный обязан спасать имущество и жизнь других лиц даже в условиях, когда его собственной жизни угрожает реальная и непосредственная опасность.

По общему правилу превышение пределов крайней необходимости признается смягчающим обстоятельством. По УК Польши (§ 3 ст. 26) в этих случаях суд может применить чрезвычайное смягчение наказания и даже отказаться от его назначения . УК КНР, Кубы, Македонии, Республики Сербской и Японии также предусматривают возможность не только смягчения наказания, но и полного отказа от него.

Крайняя необходимость в уголовном праве

  1. Возможная опасность угрожает правоохраняемым интересам. Она может исходить от начавшегося стихийного бедствия, болезни животных, неисправности оборудования, несущих в себе общественную опасность, или патологии в организме человека. Бывают ситуации, когда человек создает и устраняет ситуацию крайней необходимости самостоятельно. В этом случае он понесет наказание в соответствии с УК РФ только при попытке причинить вред другим интересам.
  2. Устранение опасности невозможно, кроме как путем причинения ущерба правоохраняемым интересам. В случае, когда существует возможность устранения проблемы другим путем, без причинения вреда чужим интересам, может наступить уголовная ответственность в соответствии с УК РФ.
  3. Возможная опасность может наступить непосредственно в ближайший момент времени. Если же опасность может наступить в ближайшем будущем, то причинение вреда правоохраняемым интересам повлечет за собой уголовное наказание. Невозможно осуществление акта крайней необходимости и при опасности, которая уже миновала, так как правоохраняемые блага уже безвозвратно утрачены.
  4. Предотвращенный вред обязательно должен превышать причиненный. Это означает, что нельзя допустить превышения пределов крайней необходимости.

Превышение пределов крайней необходимости наступает в случае, когда причиненный вред намного больше предотвращенного. Возможно и такое, что опасность была недостаточной для совершения человеком каких-либо определенных действий, несущих за собой причинение вреда чужим интересам.

Крайняя необходимость — это конфликт интересов двух сторон. Примеров таких конфликтов существует огромное количество. Данное деяние не считается уголовно наказуемым, так как в ситуации крайней необходимости нет возможности защитить интересы обеих сторон. Примером может послужить предотвращение последствий какого-либо природного катаклизма при помощи строительных материалов, которые были предназначены для других целей.

Несмотря на то, что преступление, совершенное с целью защиты правоохраняемых интересов, в соответствии со ст. 39 УК не является уголовно наказуемым деянием, существуют ситуации, в которых наказание все же может последовать. Например, превышение пределов, допустимых законом.

Необходимая оборона — это правомерная защита человека или его интересов, а также интересов общества или государства от посягательства со стороны общественно опасного лица. Вред причиняется человеку, который представляет опасность, его здоровью или имуществу.

Стоит также отметить, что в международном праве крайняя необходимость именуется состоянием необходимости. Состояние необходимости как обстоятельство, исключающее ответственность государств, вызывает большие дискуссии См.: Хачатуров, Р.Л. Крайняя необходимость в праве. С.155. . Известно, что ссылки на состояние необходимости, вызванное войной, служили оправданием грубых нарушений общепризнанных законов и обычаев войны. Действуя в состоянии необходимости, государство само оценивает «приоритет» своего интереса над интересами других государств и принимает решение действовать вопреки законным интересам последних. Потерпевшие государства, как правило, отказываются признавать правомерность ссылок на «необходимость».

Рекомендуем прочесть:  Порядок Налогообложения Подарков Сотрудникам В 20222022

При определении юридической природы рассматриваемого обстоятельства мы исходим из того, что поведение, совершенное при наличии крайней необходимости, является правомерным. Правомерность причинения вреда при крайней необходимости обусловливается тем, что оно совершается ради предотвращения грозящего большего вреда — в этом заключается общественная значимость деяния, совершенного в состоянии крайней необходимости. В то же время это поведение причиняет такой значительный ущерб правоохраняемым объектам, что при отсутствии соответствующего обстоятельства оно оценивается как преступление.

Как отмечает А.В. Наумов, «крайняя необходимость создает коллизию двух правоохраняемых интересов. Выход из этой ситуации заключается в том, чтобы не допустить наступления вреда одному из правоохраняемых интересов. Однако это можно сделать лишь путем причинения вреда другому правоохраняемому интересу» Наумов А.В. Российское уголовное право: курс лекций: в 3 т. Т. 1 : Общая часть М.: Волтерс Клувер, 2011. С. 523. .

В настоящее время действует постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 11. . Данное постановление дает только толкование применения норм о необходимой обороне и не содержит положений о порядке применения института крайней необходимости. Ряд актуальных для настоящего времени положений о крайней необходимости содержит постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. № 12. .

Оценивая социально-правовую природу крайней необходимости как обстоятельства, устраняющего противоправность деяния, юристы См., напр.: Антонов, В.Ф. Крайняя необходимость в уголовном праве: монография. М: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. С. 55.; Бабурин, В.В. Крайняя необходимость и обоснованный риск: проблемы разграничения // Научный вестник Омской академии МВД России. 2007, № 1. С. 17; Шигина, Н.В. Крайняя необходимость и риск: как уголовно-правовые нормы учитывают интересы субъектов уголовного права // Актуальные проблемы российского права. 2008, № 1. С. 217. единодушно подчеркивают социальную полезность данного института как еще одного инструмента, позволяющего устранить или смягчить общественно опасные последствия.

Российское уголовное право / Под ред. В.С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 329.
Поэтому стоит выявить соотношение непреодолимого принуждения и непреодолимой силы. Согласно п. 1 ст. 202 и п. 3 ст. 401 ГК непреодолимой силой признается чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство. Исходя из семантики обоих терминов оба варианта воздействия на лицо являются для него непреодолимыми, в силу чего непреодолимое или даже всякое принуждение можно признать разновидностью непреодолимой силы . В советской науке уголовного права психическое принуждение не исследовалось как самостоятельный уголовно-правовой феномен, а физическое обычно рассматривалось как непреодолимое. Этим обусловлено и процитированное выше мнение И.И. Слуцкого, и идея о том, что физическое принуждение (как и непреодолимая сила) полностью исключает вину, поскольку «деяние, совершенное лицом при этих условиях, не является его поступком, его действием или бездействием и, таким образом, не есть преступление, потому что преступление — всегда волевое действие или бездействие лица» . А.Н. Трайнин, рассматривая ситуацию, в которой лицо передает бандитам вверенное ему имущество под угрозой смерти, подчеркивает, что «наказание в отношении жертвы нападения не применяется не потому, что имеется крайняя необходимость, а потому, что нет самого «действия» в смысле уголовного права. Кассир повинуется под угрозой смерти, как слепой исполнитель воли нападающего, и именно поэтому может встать вопрос о неприменении наказания» . Впрочем, В.Ф. Антонов, ссылаясь на положения УК о физическом или психическом принуждении, оставляет за этим мнением лишь теоретическое, а не практическое значение .

Стоит заметить, что ранее мы придерживались противоположного мнения. Отнесение случая со сторожем к принуждению, а не к непреодолимой силе мы обосновывали тем, что, поскольку сознание бездействовавшего лица (заведующего складом) было адекватным, следовательно, можно предположить, что существует хотя бы теоретическая возможность вырваться из ловушки или иным образом пресечь преступление (иначе требование не пытаться действовать не предъявлялось бы). Это позволяет квалифицировать ситуацию как принуждение. Однако, поскольку такая возможность является лишь теоретической и крайне маловероятно ее практическое воплощение, принуждение является непреодолимым (Веселов Е.Г. Физическое или психическое принуждение как обстоятельство, исключающее преступность деяния: Дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2002. С. 28). В действительности перед нами вопрос о степени преодолимости принуждения, а не о его соотношении с непреодолимой силой. Даже этимологически непреодолимое принуждение — лишь одна из разновидностей неконкретизированной непреодолимой силы.
Как раз отсутствие этого волевого начала при непреодолимом принуждении позволяет говорить о необоснованности отнесения его к институту ОИПД. В данной ситуации действие (бездействие) не является волевым, в силу чего нарушаются требования ч. 1 ст. 14 (отсутствует деяние) и ст. 5 УК (нет вины в отношении деяния). Поэтому обоснованно мнение Т.Ю. Орешкиной о нелогичности размещения нормы о непреодолимом физическом принуждении в гл. 8 УК, так как при таком принуждении воля человека полностью блокируется и акт общественно полезного и социально допустимого (приемлемого) поведения не осуществляется . Можно лишь добавить, что решение вопроса о непреодолимом психическом принуждении должно быть аналогичным, ибо непреодолимость предполагает отсутствие воли, а не порок ее формирования (последний случай свойствен любой разновидности преодолимого принуждения).

Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 29 мая 1967 г. по делу Ч. указывал, что необходимая оборона предполагает активное противодействие нападению средствами, соразмерными интенсивности последнего, и не может быть сведена к простому отражению угрозы, в частности к отталкиванию нападающего. См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1967. N 4. С. 16.

Домахин С.А. Крайняя необходимость по советскому уголовному праву. М., 1955. С. 21 — 25.
Принуждение и крайняя необходимость несколько различаются и по характеру совершаемых действий. При принуждении лицо, выполняя противоправное требование, можно сказать, отдается на волю подхватившей его стихии. В свою очередь, крайняя необходимость означает, что лицо сопротивляется возникшей ситуации и предпринимает меры для ее прекращения, хотя в результате страдают другие правоохраняемые интересы. Эта особенность хорошо видна на конкретных примерах из практики. Так, Б. взял с собой охотничье ружье и под предлогом проверки своих рыболовных снастей пригласил поехать на карьеры несовершеннолетних П. и Б-ва. Передвигаясь на лодке и увидев в воде сети, принадлежащие Ш., Б. зарядил ружье и наставил его на Б-ва. Угрожая физической расправой и убийством, он приказал Б-ву и П. вытаскивать сети. Не находясь в сговоре с Б. и не будучи вначале осведомленными о его преступном намерении, несовершеннолетние П. и Б-в, испугавшись угрозы, стали вытаскивать из воды сети Ш. Пытаясь помешать краже сетей, Ш. стал приближаться к ним на лодке. Б. выстрелил в Ш. из ружья и причинил ему тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни и здоровья . Характерно, что П. и Б-в не предприняли никаких активных действий для разрешения проблемы, а слепо выполнили волю Б.

Пархоменко С.В. Деяния, преступность которых исключается в силу социальной полезности и необходимости. СПб., 2004. С. 114.
Значительно сложнее выявить, чем принуждение отличается от крайней необходимости. Какими же критериями можно при этом руководствоваться? В.А. Блинников проводит различие между ними по юридической природе конфликта интересов в состоянии крайней необходимости — столкновение правоохраняемых интересов третьих лиц, при принуждении — изначальное столкновение интересов третьего лица и самого принуждаемого . По нашему мнению, есть также некоторая специфика по источнику угрожающей опасности. Если при принуждении источником являются только неправомерные (формально преступные) действия других лиц, то источники возникновения состояния крайней необходимости в законе не указаны. Кроме общественно опасного поведения других людей, ими могут быть стихийные силы (например, пожар, наводнение), нападение со стороны животных, патологические и физиологические процессы, происходящие в организме человека (болезнь, голод) .

При определении превышения пределов крайней необходимости необходимо учитывать характер и степень угрожавшей опасности и обстоятельства, при которых опасность устранялась;

  • причинение вреда осуществляется только в целях защиты интересов, охраняемых уголовным законом;
  • наличность – опасность уже возникла и еще не прошла;
  • наличием признаков, характеризующих опасность для охраняемых уголовным законом интересов. К ним относятся:
    • наличность – опасность уже возникла и еще не прошла;
    • действительность (реальность) – опасность существует в действительности, а не в воображении какого-либо человека;
  • вред причиняется третьим лицам.
  • д.), неисправности машин и механизмов, животные, опасное поведение человека и т. д. Если опасность угрожает интересам, не охраняемым уголовным законом, то состояние крайней необходимости не возникает. Правомерность причинения вреда при крайней необходимости определяется:

    е. с помощью меньшего блага охраняется более ценное благо;
    при необходимой обороне действия считаются правомерными и тогда, когда у обороняющегося лица была возможность избежать нападения путем обращения в органы власти или иным способом избежать опасности.

    Крайняя необходимость – это устранение опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства. Основанием для причинения вреда при крайней необходимости является опасность для охраняемых уголовным законом интересов. Источник этой опасности может быть любой – стихийные силы природы (снег, буран, цунами и т.

    • действительность (реальность) – опасность существует в действительности, а не в воображении какого-либо человека;
    • возникшая опасность не могла быть устранена иными средствами;
    • соблюдением условий правомерности крайней необходимости, характеризующих деяние, к которым относятся:
      • причинение вреда осуществляется только в целях защиты интересов, охраняемых уголовным законом;
      • возникшая опасность не могла быть устранена иными средствами;
      • не было допущено превышения пределов крайней необходимости – причиненный при крайней необходимости вред должен быть меньше, чем предотвращенный. При определении превышения пределов крайней необходимости необходимо учитывать характер и степень угрожавшей опасности и обстоятельства, при которых опасность устранялась;
      • вред причиняется третьим лицам.
    • не было допущено превышения пределов крайней необходимости – причиненный при крайней необходимости вред должен быть меньше, чем предотвращенный.

      Крайняя необходимость в уголовном праве

      Так, Уголовный кодекс Франции 1992 г. в числе таких называет принуждение, непреодолимую силу, фактическую ошибку, исполнение приказа, правомерную защиту, наступившую или неминуемую опасность крайняя необходимость. Уголовный кодекс Российской Федерации приведн в соответствие с реалиями сегодняшней жизни. Формула взаимоотношений в цепочке личность общество государство обрела свою динамику. Одно из доказательств этого существенное расширение перечня обстоятельств, исключающих преступность деяния.

      В данной работе рассматривается вопрос необходимой обороны и крайней необходимости с точки зрения Уголовного Кодекса Российской Федерации в дальнейшем УК РФ. Следует также отметить, что правовое отношение к необходимой обороне сложилось в нашем государстве если так можно сказать о СССР давно первый пленум Верховного Суда СССР о необходимой обороне, 1969 г В дальнейшем делались не очень принципиальные дополнения и пояснения к существующему закону. Так например, в новом УК от 1997г. изменился порядок нумерации статей, статья о необходимой обороне была разбита на две и немного смягчена ответственность за превышение пределов допустимой обороны, что не меняет сущности дела. Рассматриваемый вопрос является довольно консервативным, суды например, пользуются установками пленума 1984г Поэтому, я буду приводить материалы, как нового, так и старого кодексов, номера статей будут соответственными.

      Глава 1. Общая характеристика крайней необходимости как обстоятельства, исключающего преступность деяния 1. Общая характеристика обстоятельств, исключающих преступность деяния Обстоятельства, исключающие преступность деяний те, при которых деяние, содержащее признаки состава преступления и причиняющие вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом, не является преступлением. Глава 8 УК РФ предусматривает такие обстоятельства, исключающие преступность деяния, как необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения.

      Можно назвать следующие признаки обстоятельств, исключающие преступность общественную опасность и противоправность, деяния — они представляют собой сознательный и волевой поступок человека, попадающий под внешние признаки преступления и совершаемый при наличии определенных оснований — по своему социально-политическому содержанию обстоятельства являются общественно-полезными — эти обстоятельства предусмотрены нормами различных отраслей законодательства — обстоятельства исключают общественную опасность и противоправность деяния и тем самым и уголовную ответственность, являясь правомерными.

      Министерство образования и науки Российской Федерации Дальневосточный государственный университет Юридический институт Кафедра уголовного права Крайняя необходимость Курсовая работа студентки 722 группы Судебно-прокурорского факультета Научный руководитель доцент, к.ю.н. Владивосток 2006 План Введение.3 Глава 1. Общая характеристика крайней необходимости как обстоятельства, исключающего преступность деяния 1. Общая характеристика обстоятельств, исключающих преступность деяния 2. Исторический аспект развития законодательства о крайней необходимости в России8 Глава 2. Крайняя необходимость в уголовном праве России 1. Понятие крайней необходимости 2. Основания и условия крайней необходимости.3. Условия, относящиеся к опасности при крайней необходимости 15 2.4. Условия, относящиеся к устранению опасности.5. Превышение пределов крайней необходимости 20 Глава 3. Отграничение крайней необходимости от необходимой обороны 24 Заключение26 Список используемой литературы 28 Введение В жизни встречаются случаи, когда действие или бездействие, внешне сходное с преступлением и обычно влекущее уголовную ответственность, в данной конкретной обстановке имеет иное содержание и является общественно полезным, в связи с чем не признатся преступлением.

      Принцип добросовестности в современном гражданском праве: теоретический аспект в

      По мнению И.Б. Новицкого, введение в закон принципа доброй совести обозначает связь закона с нравственными основами оборота; в руки судье дается масштаб, покоящийся на нравственных убеждениях общества, как они отливаются в действительности, в практике оборота. Следовательно, начало доброй совести не покрывается субъективными воззрениями отдельного лица, это объективный масштаб, в основе которого лежит честный образ мыслей, какого по господствующим в данном общежитии понятиям можно требовать от каждого члена общежития . Исходя из данного утверждения добросовестность предполагает соблюдение морально-этических ограничений при исполнении гражданско-правового обязательства.

      По мнению некоторых исследователей, понятие недобросовестности лишено нравственного значения, поскольку для констатации знания о факте или отсутствии такового (незнание, невозможность знания) не нужно заглядывать в духовный мир лица, а достаточно исследовать фактические обстоятельства, в которых он совершал юридически значимое действие. В свете этого утверждения добросовестность как критерий оценки поведения субъекта, осуществляющего право, есть категория этически безразличная, не несущая нравственной нагрузки . Подобные представления основываются на том, что у суда не возникает обязанности выяснять нравственную природу имущественных требований и тем более заниматься исследованием психологических причин возникшего конфликта.

      Белов А.П. Злоупотребление правомво внешнеэкономической деятельности // Право и экономика. 2000. N 3; Шамшурин Л.Л.О диспозитивности и злоупотреблениипроцессуальными правами в состязательном процессе в сфере гражданской юрисдикции: вопросы теории и практики // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. N 1.

      В статье В.Ф. Антонова исследованы особенности использования критерия добросовестного поведения в различных сферах имущественного оборота исходя из содержательной характеристики этого понятия. Освещаются теоретические вопросы применения принципа добросовестности в современном гражданском праве, проанализированы правовые ограничения, вытекающие из названного принципа в отечественном и зарубежном законодательстве.

      В соответствии с последними изменениями гражданского законодательства судебные органы при оценке правомерности действий участников гражданских правоотношений используют общепринятые нравственные критерии исполнения обязательства. Подобная практика обусловливается тем, что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать разумно и добросовестно. Между тем анализ правоприменительной практики показывает, что у правоприменительных и судебных органов возникает немало вопросов по поводу содержательных аспектов добросовестности, а также допустимых пределов толкования указанного понятия.

      4. Крайнюю необходимость как институт российского уголовного права предлагается определить как ситуацию правомерного причинения вреда охраняемым уголовно-правовым интересам третьих лиц, обусловленного наличной и реальной опасностью угрозы большего вреда. Источник угрожающей опасности («внешний фактор») может быть любым; если таковым является поведение другого лица, то оно не должно иметь признак общественной опасности. Угроза причинения вреда лежит в основе «конфликта» интересов уголовно-правовой охраны, который, в свою очередь, преодолевается за счет причинения вреда менее ценному объекту (интересу).

      — социологическое исследование (анкетирование). Применение вышеизложенных научных методов обеспечило выполнение требований комплексного подхода к диссертационному исследованию. При проведении исследования использовалась отечественная и зарубежная литература по уголовному праву, социологии, философии, психологии, гражданскому и административному праву, криминологии и уголовной политике, а также материалы выборочных исследований, проведенных научно-исследовательскими и высшими учебными заведениями и автором.

      Нормативную основу исследования составили Конституция Российской Федерации 1993 года, Уголовный кодекс России 1996 года (в действующей редакции), уголовное законодательство России советского и досоветского периодов, ряд федеральных законов Российской Федерации (Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001 года, законы «О милиции», «Об оперативно-розыскной деятельности», «О прокуратуре» и другие), подзаконные акты, уголовное законодательство ряда зарубежных государств (Великобритании, Германии, Испании, Нидерландов, Польши, США, Франции, Швеции и других), докупреступность деяния // Уголовное право. — 1999. — № 3. — С. 13-17. менты международного права (в частности, Римский Статут Международного уголовного суда 1998 года, Устав Нюрнбергского трибунала 1945 года, ряд документов конвенционного характера).

      5. Дозволительный характер правоотношения при причинении уголовно-значимого вреда в состоянии допустимой крайней необходимости. Связь возникновения такого дозволительного правоотношения с наличием «внешнего фактора», порождающего право лица на причинение вреда объекту уголовно-правовой охраны.

      2. Крайняя необходимость, как и другие обстоятельства, исключающие преступность деяния, лишают последнее признака противоправности, а, следовательно -преступности. В основе исключения преступности находится действие «внешнего фактора» (опасности причинения вреда интересам уголовно-правовой охраны), который определяет существование самой крайней необходимости.

      Источники грозящей опасности при крайней необходимости могут быть самыми разнообразными. Это может быть: общественно опасное поведение людей (виновное и невиновное), физиологические и патологические процессы, происходящие в организме человека (болезнь, голод и т.д.), стихийные силы природы (пожар, наводнение, ураган, землетрясение, горные лавины и др.), действие источников опасности, неисправность различных механизмов, нападение животных и проч.

      Согласно уголовного законодательства Российской Федерации крайняя необходимость является обстоятельством, исключающим преступность деяния. Исходя из ст. 39 Уголовного кодекса Российской Федерации, «не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересов в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и права данного лица или иных лиц, охраняемых законом интересов общества или государства, если это опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышение пределов крайней необходимости».

      Своевременность действий напрямую связана с наличностью опасности. Защита не должна начаться не раньше, чем появилась угроза охраняемым законом интересам, и прекратиться не позднее, чем опасность исчезла. При этом не имеет значения, миновала опасность в силу объективных причин, устранена самим лицом или кем-либо другим. Вред, причиненный до или после, выходит за рамки состояния крайней необходимости, и защита в зависимости от этого считается преждевременной либо запоздалой, что лишает ее правомерности.

      Состояние крайней необходимости, как уже говорилось, характеризуется неизбежностью наступления грозящих негативных последствий. Поэтому и действия, направленные на устранение опасности путем причинения вреда, должны быть единственно возможным, крайним (отсюда и название института) средством избежать угрозы. Стало быть, возможность устранить опасность без причинения вреда другому охраняемому законом интересу исключает правомерность действий; в этом состоит одно из принципиальных отличий данного института от необходимой обороны, которая допускает причинение вреда при наличии другой возможности.

        • угрожать личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемых законом интересов общества или государства;
        • быть наличной;
        • быть действительной (реальной);
        • ее при данных обстоятельствах нельзя устранить другими средствами, не связанными с причинением вреда интересам третьих лиц.

      Учебно-методический комплекс по дисциплине «Уголовное право» подготовлен в соответствии с требованиями фгос третьего поколения высшего профессионального образования с учётом рекомендаций примерной ооп впо по направлению подготовки 030900 «Юриспруденция»

      1. Конституция Российской Федерации [Электронный ресурс]: (принята всенародным голосованием 12.12.1993) [с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ] – Режим доступа: [Консультант Плюс]. – Загл. с экрана.
      2. Уголовный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]: [федер. закон : принят Гос. Думой 13.06.1996- N 63-ФЗ] [ред. от 01.03.2012] – Режим доступа: [Консультант Плюс]. – Загл. с экрана.
      3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1. [Электронный ресурс] : [федер. закон : принят Гос. Думой : 21 окт. 1994 г.].– Режим доступа: [Консультант Плюс]. – Загл. с экрана.
      4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях [Электронный ресурс] : [федер. закон : принят Гос. Думой: 30.12.2001 № 195-ФЗ] [ред. от 01.03.2012] – // Режим доступа: [Консультант Плюс]. – Загл. с экрана.
      5. Гражданский кодекс РСФСР от 31 октября 1922 г. [Текст] : Собрание узаконений Рабоче-крестьянского Правительства РСФСР, 1922., № 71, ст. 904. — (Утратил силу). // Режим доступа: [Консультант Плюс]. – Загл. с экрана.
      6. «Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 06.02.2012, с изм. от 01.03.2012) // Режим доступа: [Консультант Плюс]. – Загл. с экрана.
      7. Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ (ред. от 29.04.2008) «О противодействии экстремистской деятельности» // Российская газета — 06.05.2008.
      8. Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» // Российская газета — 30.12.2008.
      9. Федеральный закон от 27.07.2004 N 79-ФЗ (ред. от 18.07.2009) «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (принят ГД ФС РФ 07.07.2004);
      1. Баймакова Н.Н. К вопросу о понятии приискания средств или орудий совершения преступления // Российская юстиция, 2008, N 8
      2. Милюков С., Дропова Т. Определение понятия неоконченного преступления в современной уголовно-правовой литературе // Уголовное право, 2008, № 2.
      3. Николаева Ю.В. Оконченное и неоконченное преступление: Лекция. — М.: МосУ МВД России, 2004.
      4. Поротиков Д.Ю. Проблемы квалификации и назначения наказания за приготовление к преступлению // Российский следователь, 2007, № 11.
      5. Редин М. Концепция совершенствования законодательства об ответственности за преступления по степени их завершенности // Уголовное право, 2005, № 1.
      6. Редин М.П. Преступления по степени их завершенности. Монография. – М.: Издательство «Юрлитинформ», 2007.
      7. Ситникова А.И. Приготовление к преступлению и покушение на преступление: Моногр. – М.: Ось-89, 2006.
      8. Ситникова А. Реальные и фиктивные покушения на преступления // Уголовное право, 2005, № 5.
      9. Тадевосян Л.З. Особенности уголовной ответственности за неоконченную преступную деятельность. Монография. – М.: МосУ МВД России, 2006.
      1. Антонов А. Г. Специальное основание освобождения от уголовной ответственности // Российская юстиция, 2009, № 3.
      2. Аскеров Э. Акты об амнистии и помиловании // Законность, 2005, № 11.
      3. Волкова Т. Право на помилование: актуальные проблемы реализации // Уголовное право, 2006, № 3.
      4. Гришко А.Я. Амнистия и помилование: Монография. – Рязань: Акад. права и упр. ФСИН, 2006.
      5. Гришко А.Я. Помилование осужденных в России: Научно-практическое пособие – М.: Логос, 2005.
      6. Коробов П. Освобождение от наказания: теория и практика // Уголовное право, 2007, № 1.
      7. Кукушкин П., Курченко В. Условно досрочное освобождение от отбывания наказания // Законность, 2006, № 6.
      8. Мальцев В. Освобождение от наказания в связи с изменением обстановки // Уголовное право, 2008, № 6.
      9. Михайлов К.В. Оптимизация правил замены неотбытой части наказания более мягким видом // Российская юстиция, 2008, № 8.
      10. Шарипов Т. Правовые последствия истечения срока отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей // Российский следователь, 2008, № 11.
      1. Абземилова З. Р., Боровиков В. Б. О применении исправительных работ в отношении несовершеннолетних // Российская юстиция, 2008, № 3.
      2. Андрюхин Н.Г. Генезис уголовно-правового значения несовершеннолетнего возраста в отечественном законодательстве: Моногр.- М.: ВНИИ МВД России, 2006.
      3. Боровиков В.Б. Вина и уголовная ответственность несовершеннолетних // Российская юстиция, 2006, № 5.
      4. Волошин В.М. Неотвратимость и целесообразность уголовной ответственности несовершеннолетних // Российская юстиция, 2007, № 3.
      5. Волошин В. Проблемы назначения несовершеннолетним осужденным исправительных работ и лишения свободы // Уголовное право, 2008, № 1.
      6. Золотухин С. Н. Уголовная ответственность и предупреждение преступности несовершеннолетних: Учебное пособие. — Челябинск: Челяб. юрид. ин-т МВД России, 2006.
      7. Ибрагимова А. Новые подходы в регулировании лишения свободы несовершеннолетних // Уголовное право, 2006, № 4.
      8. Идрисова С.Ф. Уголовно-правовые и криминологические аспекты предупреждения преступности несовершеннолетних: Учебно-методическое пособие / Идрисова С.Ф., Дусяцкая Л.М. – Ижевск: ИФ НА МВД России, 2005.
      9. Корягина С. А. Назначение условного осуждения несовершеннолетним осужденным: теория и практика // Российский следователь, 2009, № 3.
      10. Тарбагаев А. Замена обязательных работ лишением свободы в случае злостного уклонения от отбывания назначенного наказания несовершеннолетним осужденным // Уголовное право, 2007, № 6.
      1. Балашов С.К. К вопросу о видах и формах вины // Российский судья, 2007, № 5
      2. Векленко С., Фалько А. Понятие и виды заранее обдуманного умысла // Уголовное право, 2005, № 3.
      3. Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. 3-е издание перераб. и дополн. — М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2005.
      4. Коробов П. Неосторожные преступления в классификации преступных деяний // Уголовное право, 2005, № 4.
      5. Морозов В.И., Коткова Ю.С. Невиновное причинение вреда, обусловленное экстремальной ситуацией или нервно-психическими перегрузками: Учебное пособие. – Тюмень: Тюмен. юрид. ин-т, 2005.
      6. Питецкий В.В. Об интеллектуальном и волевом моменте преступной небрежности // Государство и право, 2006, № 7.
      7. Скляров С.В. Вина и мотивы преступного поведения.- СПб.: Издательство Р.Асланова «Юридический центр Пресс», 2004. -326 с.
      8. Сорочкин Р.А. Правила квалификации преступлений с двумя формами вины // Российский следователь, 2007, № 24.
      9. Таркашев Т. К вопросу о содержании понятия «мотив преступления» // Российский следователь, 2008, № 18.
      10. Торхашев Т.А. К вопросу о содержании понятия «мотив преступления» // Российский следователь, 2008, N 18
      11. Толкаченко А.А. Проблемы субъективной стороны преступления: Учебное пособие. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. – 176 с.
      12. Филимонов В.Д. Проблема оснований уголовной ответственности за преступную небрежность. – М.: АО «Центр ЮрИнфоР®», 2008.
    Adblock
    detector