Ст 1224 гк рф с комментариями

ГК РФ Статья 1224

2. Способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права.

Статья 1224

Такие отношения в зависимости от времени их возникновения можно подразделить на две взаимосвязанные группы. Во-первых, отношения, возникающие до открытия наследства (до смерти наследодателя, т.е. физического лица, являющегося собственником наследственного имущества), — это отношения, связанные с завещанием, в том числе с различными завещательными процедурами: составлением завещания, его изменением и отменой. Во-вторых, это отношения, возникающие после смерти наследодателя, — связанные со вступлением наследников в свои права и проч.

2. Способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права.

5. В абз. 2 п. 1 ст. 1224 устанавливается специальное коллизионное правило в отношении наследования недвижимого имущества. Понятие и состав такого имущества по российскому праву устанавливаются по правилам ст. 130 ГК. Наследование указанного недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество. В то же время наследование недвижимого имущества, которое внесено в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним, происходит по российскому праву. Порядок ведения таких реестров устанавливается отдельными федеральными законами.

1. Значительные изменения экономической и правовой систем, происшедшие в нашей стране за последние два десятилетия, обусловили рост актуальности вопросов наследования, осложненного иностранным элементом. При этом разрешение данных вопросов существенно осложняется заметным влиянием публичного права, в первую очередь налогового, что породило появление в зарубежной практике деятельности по планированию международного наследования (estate planning), цель которого заключается в комплексной оптимизации наследования с учетом не только положений международного частного и материального гражданского права, но также и норм налогового права различных правопорядков (подробнее см.: Медведев И.Г. Планирование международного наследования // Закон. 2009. N 1. С. 172 — 178).

Учитывая положения п. 1 ст. 1187 ГК (см. коммент. к ней) о квалификации юридических понятий, обратимся к российскому материальному праву, которому известны сходные, но нетождественные категории «место жительства гражданина» и «место пребывания гражданина». Содержание ст. 20 ГК о месте жительства гражданина дает основание сделать вывод, что последним местом жительства наследодателя для целей ст. 1224 следует признать то место и, соответственно, ту страну, где указанный гражданин постоянно или преимущественно проживал.

Наиболее детально регулирование отношений по наследованию осуществлено двусторонними договорами о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, участницей которых является Россия. Регламентация вопросов наследования осуществлена также и в ряде консульских конвенций, заключенных Россией с рядом стран (КНР, Великобритания, Швеция и др.).

5. Законодательные изменения коснулись и вопросов, относящихся к завещательным распоряжениям. Завещание — односторонняя сделка, которая создает права и обязанности после открытия наследства (ст. 1118 ГК РФ), поэтому вопросы условия действительности сделки, признания сделки недействительной, формы сделки являются существенными. Пункт 2 комментируемой статьи предусматривает правила, относящиеся к завещательным распоряжениям, их форме, а также условие признания их действительными. Фактически воспроизводится действовавшая ранее кумулятивная коллизионная норма, закрепленная п. 2 ст. 169 Основ гражданского законодательства, о том, что форма завещательного распоряжения (или акт его отмены) подчиняется альтернативно: а) праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта; б) праву места составления завещания; в) требованиям российского права. Однако в отличие от Основ гражданского законодательства впервые в российском законодательстве закрепляется норма, распространяющая такой порядок как на движимое, так и на недвижимое имущество. Действовавший ранее п. 3 ст. 169 Основ гражданского законодательства закреплял одностороннюю коллизионную норму, в соответствии с которой способность лица к составлению или отмене завещания, а также формы завещания, если завещается недвижимое имущество или права на него, определялись только по советскому праву.

2. Существует два основных подхода в коллизионном праве иностранных государств к определению статута наследования. Право большинства стран континентальной Европы (Германия, Испания, Венгрия, Греция, Италия, Польша, Португалия и др.) исходит из принципа «закона гражданства» (lex nationalis, lex patria), подчиняя решение всех вопросов наследования праву страны гражданства наследодателя. Кроме того, в этих государствах исходным принципом является принцип единства статута наследования и принцип единой наследственной массы. Так, принцип гражданства действует в немецком международном наследственном праве; статут наследования определяется по «закону гражданства» наследодателя в момент смерти (абз. 1 ст. 25 Вводного закона к Германскому гражданскому уложению). Этот принцип действует для наследства в целом, как для движимого, так и для недвижимого имущества по принципу единой наследственной массы. Вводный титул Гражданского кодекса Испании (Декрет от 31.05.74 N 1836) закрепляет следующую норму: «наследование регулируется законом гражданства наследодателя, определяемым на момент его кончины, какой бы ни была природа имущества и страна, где оно находится». Японский Закон 1898 г. N 10 «О применении законов» (ст. 26) подчиняет регулирование наследования праву страны гражданства наследодателя.

Несмотря на то что комментируемая статья существовала и в ранее действующем законодательстве и ее нельзя отнести к числу законодательных новелл, следует, однако, обратить внимание на очень важное обстоятельство, которое является принципиально новым, — это «нормативная корреляция». Так, норма абз. 1 п. 1 комментируемой статьи коррелирует со ст. 1115 и п. 3 ст. 1195 ГК. По последнему месту жительства наследодателя определяется место открытия наследства. Если последнее место жительства наследодателя неизвестно или находится за пределами Российской Федерации, для этих случаев законодатель сформулировал критерии определения места открытия наследства (см. коммент. к ст. 1115). Место жительства иностранного гражданина является критерием установления его «личного закона»: если иностранный гражданин имеет место жительства в Российской Федерации, его личным законом является российское право (см. п. 3 ст. 1195 и коммент. к ней). Такая нормативная корреляция свидетельствует о качественно ином уровне правового регулирования и имеет существенное значение для правоприменительной деятельности.

Исходным коллизионным принципом для определения статута наследования в соответствии с абз. 1 п. 1 комментируемой статьи является право страны последнего места жительства наследодателя. Коллизионный принцип «последнего места жительства наследодателя» предусматривался и ранее действовавшими Основами гражданского законодательства. Основы закрепляли коллизионную норму, подчиняющую регулирование наследственных отношений праву страны, где наследодатель имел последнее постоянное место жительства (п. 1 ст. 169), что практически совпадает с содержанием коллизионного регулирования наследования Модельным ГК для стран СНГ: «отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел постоянное место жительства» (ст. 1233).

При принятии завещаний, совершенных за рубежом, а также при подготовке завещаний для действия в некоторых странах следует иметь в виду, что в ряде договоров России с иностранными государствами устанавливаются более жесткие требования к форме завещания в отношении недвижимого имущества. В частности, такое завещание должно также соответствовать законодательству государства, где находится недвижимость. Например, такое правило есть в Договорах о правовой помощи, заключенных Россией с Грецией (ст. 22), Кипром (ст. 22), Финляндией (ст. 25). Несоблюдение данного правила влечет полную юридическую ничтожность завещания или акта его отмены. С учетом значительного количества объектов недвижимости, принадлежащих российским гражданам в данных странах, вопрос уже перешел в практическую плоскость.

Согласно п. 1 комментируемой статьи по общему правилу отношения по наследованию, осложненные иностранным элементом, определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства (см. комментарий к ст. 1195). Однако эта норма носит диспозитивный характер и в этом же пункте в абз. 2 установлены изъятия для наследования недвижимого имущества. В частности, наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, — по российскому праву (см. комментарий к разделу V «Наследственное право»).

2. В п. 2 комментируемой статьи предусмотрено правило, которое должно обеспечить максимальную действительность завещаний и актов их отмены, имеющих пороки формы при наследовании, осложненном иностранным элементом. Так, по общему правилу способность лица к составлению и отмене завещания (а не общая дееспособность), а также форма такого завещания определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или акт его отмены не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права (см. комментарий к ст. 1124).

2. Способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права.

Таким образом, отнесение имущества к движимому приводит к выбору права страны места жительства наследодателя, а отнесение спорного имущества к недвижимости приводит к выбору права места нахождения имущества. При выборе права, применимого к наследованию, прежде всего следует обратиться к праву страны, где находится наследуемая вещь, и в соответствии с этим правом определить, является она движимой или недвижимой. Если вещь является недвижимым имуществом, то все вопросы наследования следует решать по праву страны, где вещь находится. В таком случае применяется право одного государства, что имеет практическое значение, так как законы многих государств содержат определенные ограничения в наследовании иностранцами недвижимого имущества.

Те страны, где преобладает коллизионная привязка страны гражданства наследодателя, производство по делам о наследовании движимого имущества относят к компетенции учреждений страны, гражданином которой был наследодатель в момент смерти (двусторонние договоры с Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, КНДР и др.).

4. При определении компетенции по делам о наследовании необходимо учитывать положения договоров о правовой помощи и правовых отношениях. Так, согласно ст. 48 Минской конвенции о правовой помощи 1993 г. производство по делам о наследовании движимого имущества компетентны вести учреждения Договаривающейся Стороны, на территории которой имел место жительства наследодатель в момент своей смерти. Производство по делам о наследовании недвижимого имущества компетентны вести учреждения Договаривающейся Стороны, на территории которой находится имущество. Эти положения применяются также при рассмотрении споров, возникающих в связи с производством по делам о наследстве.

Рекомендуем прочесть:  Снижение процентной ставки по ипотеке в сбербанке в 2022 электронное заявление

В соответствии с названным требованием инструктивных указаний иностранный гражданин, проживавший вне СССР (в настоящее время — вне Российской Федерации), считался принявшим наследство, если он в течение шестимесячного срока подал заявление в посольство или консульство СССР (в настоящее время — Российской Федерации) за границей или обратился к адвокатам Инюрколлегии с просьбой об оказании юридической помощи.

ООО «Адвекс, Инк» обратилось в Верховный Суд РФ с заявлением о признании недействительным данного положения в части обращения к адвокатам Инюрколлегии с просьбой об оказании юридической помощи как способе принятия наследства, так как эта норма, по мнению заявителя, нарушает права наследников.

Понятие недвижимого имущества определено в п. 1 ст. 130 ГК РФ, согласно которой к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество в Российской Федерации, кроме воздушных, морских судов, судов внутреннего плавания, космических объектов, осуществляется в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», государственная регистрация воздушных судов производится на основании Федерального закона от 14 марта 2009 г. N 31-ФЗ «О государственной регистрации прав на воздушные суда и сделок с ними» , морских судов — на основании гл. III Кодекса торгового мореплавания РФ, судов внутреннего плавания — на основании ст. 17 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ.

О соотношении ст

Одной из версий толкования соотношения ст. 1224 и ст. 1115 ГК, причём возможно первой версией и вне всякого сомнения более применимой российскими нотариусами, является версия «ст. 1115 это не только материальная норма, но и специальное, по отношению к ст. 1224, коллизионное правило»: то есть независимо от итогов отыскания компетентного правопорядка по коллизионной формуле ст. 1224, и, соответственно, независимо от дальнейшего определения места открытия наследства в положениях этого компетентного правопорядка,
в силу императивного указания ст. 1115 будет применяться правило, согласно которому местом открытия наследства после смерти гражданина, чье последнее место жительство было за рубежом, следует считать место нахождения имущества или наиболее его ценной части на территории России. Другими словами, неважно, что предусматривает право страны место проживания; тот факт, что наследуемое имущество находится на территории России, предопределяет в силу имплицитной императивной и односторонней коллизионной привязки применение lex rei sitae, то есть российского права, а именно положений ст. 1115, суть которых в том, что местом открытия наследства будет место нахождения имущества. И такое толкование выглядит вполне здравым. Ведь в условиях, когда гражданин имел последнее место жительства в зарубежном государстве, по умолчанию невозможно допускать разрешение вопроса о месте открытия наследства в российском ГК: ст. 1224 указывает, что этот вопрос может решаться только на основании положений права этого зарубежного государства.

Вообразить противоположную версию толкования соотношения ст. 1115 и ст. 1224 — а именно полагать, что ст. 1115 является обычной нормой материального права, которая применима только тогда, когда согласно ст. 1224 компетентным правопорядком будет российское частное право, можно, вероятно, только тогда, когда таковым оно избрано как lex rei sitae — по месту нахождения недвижимой вещи. И в самом деле, ст. 1224 может определять компетентным правопорядком российский даже и в том случае, когда гражданин имел последнее место жительство в ином правопорядке, только если в России находится его недвижимое имущество, поскольку определить применимое право в завещании, реализуя автономию воли, невозможно, во всяком случае если действительность такого одностороннего определения права будет квалифицироваться на основании российского права (ст. 1210 не допускает автономии воли путем односторонних действий, да и кодексы других стран ограничивают его, усматривая в этом способ обхода закона). Однако ст. 1115 ведь говорит не только о месте открытия наследства применительно к недвижимому имуществу.

С практической же стороны применение ст. 1115 — это большая головная боль для российских нотариусов, но писать об этом у меня уже совсем нет времени, хотя собственно это тоже вопрос МЧП. Но нельзя не повторить, что если выход из описанной выше головоломной коллизии искать в нравственности (что разумеется неправильно само по себе), тогда тем более следует предпочесть первое толкование ст. 1115, то есть понимание её не только как материальной, но и коллизионной нормы российского права: такое правопонимание позволяет российским нотариусам открывать наследственное дело в Российской Федерации по месту нахождения имущества, что крайне важно для удовлетворения чаяний наследников. Представьте себя наследником, обратившимся с заявлением о принятии наследства по месту нахождения движимого имущества в России (например, денежных средств в кредитных учреждениях, инвестиционных фондах или страховых компаниях, ценных бумаг в ДУ или долей в корпоративных активах), и получающим отказ в открытии наследственного дела на том основании, что последнее место наследодателя находилось в условном королевстве Лесото, а потому именно лесотосс. лесотолез. ское право должно ответить на вопрос о том, что следует считать местом открытия наследства. How does this sound? И нотариус такой говорит: вот если право Лесото укажет нам на то, что местом открытия наследства является место нахождения имущества наследодателя, тогда всё в порядке, я приму заявление и открою наследственное дело, и вы получите ваши деньги в банках, паи в ПИФе, доли в обществах и ценные бумаги в ДУ. Правда, и в этом случае это произойдёт не на основании ст. 1115 ГК, а на основании соответствующей нормы наследственного права Лесото.

Решил написать о соотношении ст. 1224 и ч. 2 ст. 1115 ГК. То есть об определении места открытия наследства в случаях, когда наследственное правоотношение осложнено иностранным элементом, причём элемент этот заключается в том, что последнее место жительства умершего гражданина находилось на территории зарубежного государства.
Мне нравится эта коллизия.

Место открытия наследства — хотя при первом приближении так может не показаться — это важнейшая категория для наследственного права, потому что только по месту открытия наследства заводится наследственное дело (способом принятия наследства по умолчанию признается принятие путем подачи по месту открытия наследства нотариусу заявления наследника о принятии наследства — ст. 1152). Если нотариус отказывает в открытии наследственного дела ввиду того, что заявление подано не по месту открытия наследства, его отказ можно обжаловать в порядке особого производства (гл. 37 ГПК), но если возникнет спор о праве, то на основании п. 3 ст. 263 ГПК дело оставляется судом без рассмотрения, и его можно рассматривать в порядке искового производства. Нужно ли это нотариусу? Вряд ли. Но еще менее нужно это наследнику. Если он не сумеет добиться открытия наследственного дела, ему просто не удастся принять наследство.

Комментарий к статье 1224 ГК РФ Право, подлежащее применению к отношениям по наследованию

В таком смысле высказался и Экономический Суд СНГ в решении от 15 января 2002 г. N 01-1/3-2001 . Рассматривая по запросу Исполнительного комитета СНГ вопрос о толковании п. 1 ст. 28 и п. 1 ст. 29 Минской конвенции 1993 г., содержащих правила о подсудности и подлежащем применению праве по делам о расторжении брака, Суд указал, что «вопрос о месте жительства надлежит разрешать на основе норм национального, в частности гражданского права государства по месту нахождения суда, устанавливающего свою компетентность». Отметив, что законодательство стран — участниц Конвенции однозначно определяет понятие места жительства как место (населенный пункт) постоянного или преимущественного проживания (кроме Азербайджана, ст. 27 Гражданского кодекса которого устанавливает, что местом жительства признается место, где физическое лицо обычно проживает, и что лицо может иметь несколько мест жительства), Суд признал, что «используемый в нормах гражданского законодательства, определяющих место жительства лица, сочинительный союз «или» является разделительным, что означает употребление его в значении «или то, или это» (что-нибудь одно). Поэтому если лицо, к которому предъявлен иск о разводе, имеет место постоянного жительства, то именно оно должно определять компетентность суда по рассмотрению дела. При наличии у лица нескольких мест жительства и отсутствии при этом места, где он постоянно проживает, подлежит применению второе понятие — «преимущественное проживание». Временное выбытие гражданина, в том числе за границу на определенный срок, не означает потерю им места жительства в государстве его гражданства. Поэтому в данном случае нет оснований для признания его проживания в другом государстве «преимущественным», как это имело место в практике отдельных судов, тем более что нормы национального права о месте жительства применяются для регулирования отношений внутри этого государства».

8. Способность составлять и отменять завещание означает признание лица способным распорядиться своим имуществом на случай смерти. При обращении к российскому праву надо учитывать: положение п. 2 ст. 1118 ГК о том, что завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его составления дееспособностью в полном объеме; нормы ст. 1130 ГК, касающиеся отмены завещания; нормы ст. 21 ГК, раскрывающие общее понятие дееспособности гражданина, и др.

Коллизионные нормы договоров по содержанию близки друг к другу и во многом совпадают с регулированием, содержащимся в ст. 1224. Так, наследование недвижимости во всех упомянутых договорах тоже подчинено праву страны, на территории которой находится имущество, а наследование движимого имущества — праву страны, где наследодатель имел последнее постоянное место жительства (указание на «постоянное» место жительства, как отмечалось выше, не означает, по существу, различия в регулировании). Однако ряд договоров о правовой помощи подчиняет наследование движимости иному, чем ст. 1224 ГК, праву. Так, договоры с Болгарией (п. 1 ст. 32), Венгрией (п. 1 ст. 37), Вьетнамом (п. 1 ст. 35), КНДР (п. 1 ст. 36), Польшей (п. 1 ст. 39), Румынией (п. 1 ст. 37) считают в этом случае определяющим право страны, гражданином которой был наследодатель в момент смерти. Эти коллизионные нормы, будучи нормами международных договоров Российской Федерации, «вытесняют» действие нормы абз. 1 п. 1 комментируемой статьи.

В литературе обращается внимание на то, что отнесение законом к наследству помимо вещей и имущественных прав и обязанностей «иного имущества» (см. ст. 1112 ГК) дает возможность включать в наследство такие «явления», которые не представляют собой ни вещи, ни имущественные права, ни имущественные обязанности. Это, в частности, может произойти в случае, если в наследство входит «заграничное имущество» .

Например, ст. 41 Договора о правовой помощи с Польшей предусматривает: «1. Способность составлять или отменять завещание, равно как и правовые последствия недостатков волеизъявления, определяются законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой был наследодатель в момент составления или отмены завещания. 2. Форма составления или отмены завещания определяется законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой был наследодатель в момент составления или отмены завещания. Однако достаточно соблюдения законодательства Договаривающейся Стороны, на территории которой было составлено или отменено завещание». Эта норма имеет преимущество перед правилом п. 2 ст. 1224 ГК. Поэтому, в частности, если проживавшее в России лицо на момент составления завещания не имело российского гражданства и при этом завещание было составлено вне России, например в Польше, применять к его форме российское право, как это вытекало бы из п. 2, неправомерно.

Рекомендуем прочесть:  Переселение Из Аварийного Жилья В 2022 Петрозаводск

Коллизионно-правовые нормы

К императивным коллизионным нормам относятся нормы, не позволяющие сторонам самим выбрать применяемое право. Примером такой нормы может служить п. 2 ст. 1213 ГК: «К договорам в отношении находящихся на территории Российской Федерации земельных участков, участков недр и иного недвижимого имущества применяется российское право».

Альтернативные коллизионные нормы содержат несколько вариантов для выбора права, закрепленных законодателем в самой норме. Так, согласно п. 1 ст. 1221 ГК к требованию о возмещении вреда, причиненного вследствие недостатка товара, работы или услуги, может применяться либо право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности продавец или изготовитель товара либо иной причинитель вреда, право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности потерпевший, или же право страны, где была выполнена работа, оказана услуга, или право страны, где был приобретен товар. При этом выбор права принадлежит потерпевшему.

Диспозитивные коллизионные нормы закрепляют возможность выбора права сторонами правоотношений. Так, сторонам договора при заключении договора или в последующем предоставляется право выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору ( п. 1 ст. 1210 ГК).

Коллизионная норма имеет свою, отличную от других норм права, структуру и состоит из объема и привязки. Объем — это часть коллизионной нормы, указывающая на те отношения, к которым норма применяется. Так, в п. 2 ст. 1197 ГК объем нормы следующий: «Признание в Российской Федерации физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным». Привязка — часть коллизионной нормы, которая определяет, право какого государства следует применить к отношениям (компетентное право). В п. 2 ст. 1197 ГК привязка следующая: «Подчиняется российскому праву».

Двусторонней (многосторонней) коллизионной является норма, которая не называет компетентное право, но определяет его через указание на конкретные фактические обстоятельства. Например, п. 4 ст. 1209 ГК «Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество». Отсюда следует, что потенциально это может быть право любого государства, однако применить следует именно право той страны, где находится недвижимость.

В то же время из раздела «Патентное право» убрали разъяснение о том, что после признания недействительными патента или свидетельства на товарный знак лицензионные договоры, заключенные на их основе, сохраняют действие в той мере, в какой они были исполнены к моменту вынесения решения о признании недействительными патента или предоставления правовой охраны товарному знаку.

Пленум ВС разъяснил, что при рассмотрении иска о прекращении правовой охраны наименования места происхождения товара суд на основании подп. 1 п. 1 ст. 1536 ГК, в частности, устанавливает факт наличия (отсутствия) данных об исчезновении характерных для конкретного географического объекта условий, о необратимом характере негативных факторов, влекущих исчезновение таких условий и невозможность производства товара, обладающего особыми свойствами, указанными в Государственном реестре наименований мест происхождения товаров России. Кроме того, суд устанавливает факт взаимосвязи соответствующего негативного фактора с изменением того или иного показателя, характеризующего товар.

Ранее в комментарии «АГ» руководитель практики интеллектуальной собственности и информационного права Maxima Legal Максим Али указывал, что в целом вопросы, которые затрагивает постановление, крайне разнообразны и актуальны для судебной практики. Юрист отметил, что документ призван помочь судам выделить единое или разные правонарушения в сфере интеллектуальных прав, рассчитать компенсацию, дать рекомендации по защите переработанных произведений и по признанию результатов интеллектуальной деятельности служебными. «Данный документ можно считать неким промежуточным итогом развития правоприменительной практики в сфере интеллектуальной собственности», – заключил Максим Али.

Пленум ВС разъяснил, что договор, предусматривающий отчуждение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, но в то же время вводящий ограничения либо устанавливающий срок действия этого договора, с учетом положений ст. 431 ГК может быть квалифицирован судом как лицензионный договор. При отсутствии такой возможности договор подлежит признанию недействительным полностью или в соответствующей части (ст. 168, 180 ГК).

Разъяснено, что автором изобретения, полезной модели или промышленного образца признается гражданин, творческим трудом которого создан соответствующий результат интеллектуальной деятельности. Авторами (соавторами) не являются лица, оказавшие автору только техническую помощь (изготовление чертежей, фотографий, макетов и образцов, оформление документации и т.п.), а также лица, осуществлявшие лишь руководство разрабатываемыми темами, но не принимавшие творческого участия в создании изобретения, полезной модели или промышленного образца.

Исполнитель, в случае принадлежности прав на результат интеллектуальной деятельности публичному субъекту, должен заключить со своими работниками или с третьими лицами соглашения и приобрести исключительное право или право использования для передачи соответствующему публичному субъекту. При этом исполнитель имеет право на возмещение средств, затраченных на такое приобретение, в пределах цены государственного или муниципального контракта.

  • вести реестр кредиторов, являющихся сторонами договора управления залогом, и оснований возникновения их требований;
  • открывать номинальный счет для зачисления на него средств, получаемых управляющим в результате исполнения договора, если в нем не предусмотрено иное;
  • перечислять средства с номинального счета на счет кредитного управляющего в предусмотренный договором управления залогом срок при заключении договора синдицированного кредита, обеспеченного залогом. Договором управления залогом можно предусмотреть и иной порядок.

Допускается совмещение различных форм — смешанное голосование, которое позволяет использовать также дистанционные способы участия в заседании: электронные и иные технические средства. Изменения коснулись как коммерческих, так и некоммерческих юридических лиц.

Под личным фондом следует понимать унитарную НКО, учрежденную на определенный срок либо бессрочно гражданином или после его смерти нотариусом. НКО управляет переданным ей этим гражданином или унаследованным от него имуществом. Минимальная стоимость имущества — 100 млн руб.

  • результат интеллектуальной деятельности необходим для предоставления государственных или муниципальных услуг либо для осуществления государственных или муниципальных функций;
  • исполнитель в течение года с даты приемки государственного или муниципального контракта не обеспечил совершение действий по признанию за ним исключительного права на результат интеллектуальной деятельности;
  • результат интеллектуальной деятельности создан в рамках госконтракта, заключенного в целях реализации международных обязательств;
  • в иных установленных законом случаях.

Ст 1224 гк рф с комментариями

Исходя из того, что: а) понятие интеллектуальной собственности, закрепленное коммент. ст., противоречит тому, как оно трактуется Конвенцией об учреждении ВОИС; б) Российская Федерация является участницей данной Конвенции; в) ст.15 Конституции и ст.7 ГК устанавливают приоритет норм международных договоров Российской Федерации перед правилами, предусмотренными гражданским законодательством, под интеллектуальной собственностью следует понимать совокупность личных и имущественных прав на результаты интеллектуальной, в первую очередь творческой деятельности, а также на приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий.

5. В качестве примера «иных прав» в коммент. ст. приведены право следования и право доступа. Указанные права являются имущественными (см. коммент. к ст.1292-1293 ГК), но не входят в состав тех правомочий, которые составляют содержание исключительного права. В частности, они закрепляются только за самими авторами некоторых видов произведений и не могут отчуждаться другим лицам (за исключением возможного перехода к наследникам автора права следования).

Вряд ли требует особых доказательств то обстоятельство, что личные неимущественные права в рассматриваемой сфере обладают свойством исключительности в гораздо большей степени, чем имущественные права на использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации и распоряжение ими. Так, право авторства на произведение возникает только у лица, творческим трудом которого оно создано. Данное право вне всякого сомнения является исключительным, более того, оно неотрывно от своего создателя, поскольку даже при всем желании не может быть отчуждено от автора.

Так, в соответствии с абз.1 п.2 ст.1291 ГК приобретатель оригинала произведения, к которому не перешло исключительное право, вправе без согласия автора или иного правообладателя без выплаты ему вознаграждения демонстрировать приобретенный в собственность оригинал произведения и воспроизводить его в каталогах выставок и в изданиях, посвященных его коллекции, а также передавать оригинал этого произведения для демонстрации на выставках, организуемых другими лицами (см. коммент. к указ. ст.). Аналогичные случаи предусмотрены абз.2 и 3 п.2 ст.1291 ГК применительно к отчуждению оригиналов произведений изобразительного искусства и фотографических произведений.

Поэтому, несмотря на то что в коммент. ст., как и во всей части четвертой ГК, исключительным правом объявлено лишь имущественное право на использование и распоряжение результатами интеллектуальной деятельности (с чем приходится считаться в практическом правоприменении), не следует забывать о том, что личные неимущественные права по самой своей природе не могут быть лишены свойства исключительности.

Статья 1224

2. Способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права.

Статья 1224

2. Способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права.

Комментарий к статье 1224 ГК РФ Право, подлежащее применению к отношениям по наследованию

Принцип определения статута наследования на основании отсылки к праву страны последнего места жительства наследодателя используется и в некоторых других государствах (например, в Китае, с известными оговорками — в Швейцарии), но чаще соответствующие коллизионные нормы иностранных государств отсылают к личному закону наследодателя, понимаемому либо как закон страны гражданства, либо как закон страны места жительства (домицилия). В ст. 1233 Модели ГК для стран СНГ использована та же привязка, что и в абз. 1 п. 1 комментируемой статьи. Однако Модель дает наследодателю возможность избрать в завещании право страны, гражданином которой он является.

В некоторых договорах (например, с Вьетнамом, Польшей, Чехией и Словакией) есть правила о квалификации понятий движимого и недвижимого имущества. Вопрос о том, какое имущество следует считать движимым, а какое — недвижимым, решается по праву страны, на территории которой находится имущество. Как видно, квалификация этих понятий на основании указанных норм международных договоров, как правило, не расходится с квалификацией их в российском праве (см. п. 2 комментария к рассматриваемой статье).

Рекомендуем прочесть:  Как рассчитать больничный в 2022 году

См.: Комментарий А.Л. Маковского к ст. 1224 в кн.: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. М.: Юристъ, 2002. С. 490, где предлагается квалифицировать понятия движимого и недвижимого имущества в этом случае по праву страны, «с которой наследственное правоотношение наиболее тесно связано (скорее всего, таким правом будет право страны места жительства или гражданства наследодателя)».

10. Статья 1224 не упоминает специально о выморочном имуществе (при квалификации по российскому праву понятие выморочного имущества определяется в соответствии со ст. 1151 ГК). Если в соответствии с наследственным статутом такое имущество считается переходящим в собственность государства в порядке наследования (а в России государство в силу ст. 1204 ГК и п. 2 ст. 1151 ГК рассматривается как наследник по закону или по завещанию), отношения по его наследованию должны подчиняться тому праву, на которое указывают соответствующие коллизионные нормы ст. 1224 ГК (если, конечно, иное не предусмотрено в международном договоре РФ, см. ниже).

Поскольку правила п. 2 содержат специальное (по отношению к правилам п. 1) регулирование возникающих при наследовании коллизий, другие, кроме упомянутых в п. 2, коллизионные вопросы наследования по завещанию (например, последствия недействительности завещания, его исполнение) следует решать в соответствии с общими нормами п. 1. Надо заметить, что Модель ГК для стран СНГ (ст. ст. 1233, 1235), предусматривая возможность избрания завещателем права страны, гражданином которой он является, тем самым, очевидно, допускает применение к наследованию по завещанию (не только в отношении завещательной дееспособности и формы завещания) права страны гражданства завещателя.

ГК РФ Статья 1224

2. Способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права.

Статья 1224 ГК РФ

В последнем случае речь идет о Федеральном государственном бюджетном учреждении «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии», которое наделено полномочиями оператора федеральной государственной информационной системы ведения Единого государственного реестра недвижимости.

2. В п. 2 комментируемой статьи предусмотрено правило, которое должно обеспечить максимальную действительность завещаний и актов их отмены, имеющих пороки формы при наследовании, осложненном иностранным элементом. Так, по общему правилу способность лица к составлению и отмене завещания (а не общая дееспособность), а также форма такого завещания определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или акт его отмены не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права (см. комментарий к ст. 1124).

Таким образом, отнесение имущества к движимому приводит к выбору права страны места жительства наследодателя, а отнесение спорного имущества к недвижимости приводит к выбору права места нахождения имущества. При выборе права, применимого к наследованию, прежде всего следует обратиться к праву страны, где находится наследуемая вещь, и в соответствии с этим правом определить, является она движимой или недвижимой. Если вещь является недвижимым имуществом, то все вопросы наследования следует решать по праву страны, где вещь находится. В таком случае применяется право одного государства, что имеет практическое значение, так как законы многих государств содержат определенные ограничения в наследовании иностранцами недвижимого имущества.

1. Необходимость использования коллизионных норм в наследственных отношениях, осложненных иностранным элементом, обусловлена тем, что для наследственного права разных государств характерны весьма существенные различия между их правовыми системами. Это объясняется тем, что на регулирование наследственных отношений большое влияние оказывают национальные, религиозные особенности и традиции разных стран.

Возможны ситуации, когда гражданин Российской Федерации имел недвижимость в одной из стран СНГ либо гражданин одной из стран СНГ является наследником недвижимого имущества, находящегося в Российской Федерации. В таких случаях в соответствии с п. 2 ст. 45 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам право наследования недвижимого имущества определяется по законодательству договаривающейся стороны, на территории которой находится это имущество. Согласно положениям ст. 45 Минской конвенции «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» от 22 января 1993 г. право наследования имущества определяется по законодательству стороны, на территории которой наследодатель имел последнее постоянное место жительства. Право наследования недвижимого имущества определяется по законодательству стороны, на территории которой находится это имущество.

Статья 1224

Другие государства (такие, как Англия, Армения, Белоруссия, Бельгия, Болгария, Казахстан, Киргизия, Китай, Мадагаскар, Российская Федерация, Румыния, США, Таиланд, Турция, Узбекистан, Украина, Франция, Чили, Эстония), напротив, придерживаются принципа расщепления статута наследственных отношений в зависимости от вида наследуемого имущества, подчиняя наследование недвижимого имущества праву места нахождения вещи (lex rei sitae), а отношения по наследованию движимого имущества — статуту, определяемому на основе личного закона наследодателя (lex personalis) (подробнее см.: Абраменков М.С. Проблемы коллизионно-правового регулирования наследственных отношений в современном международном частном праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2007).

Так, иностранные граждане, лица без гражданства не могут обладать на праве собственности земельными участками, находящимися на приграничных территориях, на иных, установленных особо территориях РФ (п. 3 ст. 15 ЗК). Земельные участки, предоставленные для ведения личного подсобного и дачного хозяйства, садоводства и индивидуального строительства, могут быть получены в собственность только гражданами Российской Федерации (Федеральный закон от 15.04.98 N 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» (в ред. от 21.03.2002) ). В соответствии с Законом об обороте земель иностранному гражданину не может принадлежать на праве собственности земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения или доля в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения. Этой категорией земель (или долей в праве общей собственности) иностранные граждане могут обладать только на праве аренды. Иностранный гражданин не вправе наследовать земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения. В случае, если принятие наследства приводит к нарушению этих правил, к наследникам применяются требования, установленные Законом, а именно: наследник обязан произвести отчуждение земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения или доли в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения.

Завещательная дееспособность лица как в отношении движимого имущества, так и в отношении недвижимого имущества определяется по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления завещания. Закрепление такой кумулятивной коллизионной нормы, содержащей несколько привязок, создает более гибкую систему правового регулирования отношений по наследованию.

2. Существует два основных подхода в коллизионном праве иностранных государств к определению статута наследования. Право большинства стран континентальной Европы (Германия, Испания, Венгрия, Греция, Италия, Польша, Португалия и др.) исходит из принципа «закона гражданства» (lex nationalis, lex patria), подчиняя решение всех вопросов наследования праву страны гражданства наследодателя. Кроме того, в этих государствах исходным принципом является принцип единства статута наследования и принцип единой наследственной массы. Так, принцип гражданства действует в немецком международном наследственном праве; статут наследования определяется по «закону гражданства» наследодателя в момент смерти (абз. 1 ст. 25 Вводного закона к Германскому гражданскому уложению). Этот принцип действует для наследства в целом, как для движимого, так и для недвижимого имущества по принципу единой наследственной массы. Вводный титул Гражданского кодекса Испании (Декрет от 31.05.74 N 1836) закрепляет следующую норму: «наследование регулируется законом гражданства наследодателя, определяемым на момент его кончины, какой бы ни была природа имущества и страна, где оно находится». Японский Закон 1898 г. N 10 «О применении законов» (ст. 26) подчиняет регулирование наследования праву страны гражданства наследодателя.

Вещно-правовой режим недвижимости определяется по праву места нахождения имущества; этим же правом определяются и содержание права собственности, и содержание правомочий собственника, и возможные ограничения правомочий собственника. Например, земельные участки могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается земельным законодательством (см. коммент. к п. 3 ст. 129). Земельный Кодекс фактически воспроизводит конституционную норму (ч. 3 ст. 62 Конституции), предусматривающую, что иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором. ЗК в круг участников земельных отношений включил иностранных граждан и лиц без гражданства (п. 1 ст. 5) и определил права иностранных граждан и лиц без гражданства на приобретение в собственность земельных участков (ст. 15, 22, 28, 30, 35, 36). В частности, иностранные граждане, лица без гражданства — собственники зданий, строений, сооружений имеют право на приобретение земельных участков в установленном порядке. Иностранным гражданам, лицам без гражданства земельные участки предоставляются в собственность за плату, размер которой устанавливается ЗК (п. 5 ст. 28). Соответственно иностранные граждане, лица без гражданства вправе наследовать указанные земельные участки, приобретенные в установленном порядке.

2. Способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права.

2. Способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права.

2. Способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права.

Adblock
detector