Аналогия В Уголовном Процессе Кратко

а) действие уголовно-процессуального закона в пространстве Основополагающие принципы действия закона в пространстве — территориальный и экстерриториальный (экстратерриториальный). Согласно территориальному принципу уголовно-процессуальный закон действует на территории Российской Федерации. Территория Российской Федерации включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними, недра, а также в интересующем нас плане исключительную экономическую зону и континентальный шельф.

Переплетчикова А. И., магистрант Саратовской государственной юридической академии В процессе реализации уголовного закона порой возникает ситуация, когда ряд вопросов не урегулирован или недостаточно урегулирован на законодательном уровне. Речь идет о пробелах уголовного права.

® www.volsu.ru УДК 343.1 ББК 67.410.2 АНАЛОГИЯ ЗАКОНА И АНАЛОГИЯ ПРАВА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ КАК СПОСОБ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПРОБЕЛОВ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПРАВЕ Юрий Викторович Францифоров Доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного процесса, Саратовская государственная юридическая академия ги ул.

Под аналогией закона принято понимать решение конкретного юридического дела на основе правовой нормы, рассчитанной не на данный, а на сходные случаи и предусмотренной другим законом (другим разделом закона). Аналогия права — решение конкретного юридического дела на основе общих принципов права и его смысла.

Юридическое понятие территории государства основывается на политико-географическом, но не совпадает с ним, поэтому иногда используется термин квазитерритория государства. К объектам, приравненным к территории государства, относятся морские и речные суда, воздушные суда, космические корабли под государственным флагом, а также территории дипломатических и консульских представительств иностранных государств.

Аналогии в уголовном процессе

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г. также провозглашается допустимость применения процессуальной аналогии . При этом, на наш взгляд, формулируется цель ее применения — необходимость обеспечения непосредственного применения положений ст. 46 и 123 Конституции РФ.

Так, в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999 г. «О практике применения судами законодательства, регулирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» указано на возможность применения аналогии при проведении судебного заседания . В приведенном акте, на наш взгляд, разрешается аналогия нормы, носителем которой являлась ст. 432 УПК РСФСР. Так, в п. 5 данного Постановления указано, что, если на стадии назначения судебного заседания поступило ходатайство о возвращении дела для дополнительного расследования по основаниям, предусмотренным п. 1, 3 и 4 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР, суд должен назначить и провести судебное заседание с участием сторон (по аналогии с порядком, установленным ст. 432 УПК РСФСР) и вынести соответствующее решение.

Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 УПК РФ в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» указывает, что при решении вопроса о применении в отношении членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы меры пресечения, предусмотренной ст. 108 УПК РФ, должны обеспечиваться и при решении вопроса о применении в отношении названных категорий лиц домашнего ареста , чем допускается аналогия.

В юриспруденции рассматривается аналогия права либо аналогия закона. Аналогия закона — прием, используемый в ситуациях, когда отношения, по поводу которых возник спор, не урегулированы ни нормами права, ни соглашением сторон . Аналогия права — применение к отношениям, не урегулированным данной отраслью права, общих начал и принципов соответствующей отрасли права . В.И. Леушин под аналогией права понимает применение к не урегулированному в конкретной норме спорному отношению при отсутствии нормы, регулирующей сходные отношения, общих начал и смысла законодательства .

Аналогия права. Право — это установленные и охраняемые государством нормы, регулирующие отношения людей в обществе. При аналогии права наблюдается аналогия нормы, так как право представляет собой совокупность норм. Однако аналогия права позволяет выходить за пределы одной отрасли права. Вряд ли позволительно применять нормы иных отраслей права по аналогии в уголовном судопроизводстве ввиду разного предмета, метода правового регулирования. Полагаем, что аналогия как допустимый элемент в ходе уголовно-процессуальной деятельности должна быть ограничена соответствующей отраслью права.

Применяется ли аналогия в уголовном процессе

29. Следователь истребовал характеристику на студента 5 курса ЮФ ЗабГУ, обвиняемого в совершении умышленного убийства. Из ЗабГУ к нему поступила характеристика, написанная и подписанная секретарем декана юридического факультета ЗабГУ. Характеристика:

38. Свидетель Перов рассказал, что когда он ехал с работы домой в троллейбусе, сзади него сидели две незнакомые ему женщины, и одна другой рассказывала, что она видела, как Иванов вытащил из сумки директора их фирмы кошелёк и положил в свой карман. Показания Перова по делу о краже кошелька из сумки директора будут:

75. Гражданка Малова была свидетелем преступления, совершенного её супругом. Через месяц они расторгли брак. Уже после расторжения брака она была вызвана на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу, возбужденному в отношении её бывшего мужа. Гражданка Малова…

Аналогия права в уголовном процессе

В отношении военнослужащих РФ, несущих службу на территории других государств (Республика Таджикистан, Республика Армения и т. п.), в случае совершения ими преступлений, не связанных непосредственно с несением службы, уголовно-процессуальное законодательство РФ действует только в том случае, если это прямо предусмотрено соглашением (договором) между РФ и тем или иным договаривающимся государством.

В отношении лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью, уголовно-процессуальные действия, предусмотренные законами РФ, производятся лишь по просьбе этих лиц или с их согласия, которое испрашивается через МИД РФ (ч. 2 ст. 3 УПК). При совершении отдельных следственных действий в отношении названных лиц закон в качестве дополнительной гарантии прямо предусматривает обязательное присутствие прокурора и представителя МИД.

Тесно связан с рассмотрением проблемы пределов действия уголовно-процессуального закона и вопрос о возможности применения в уголовно-процессуальном праве аналогии. В теории государства и права выделяют аналогию закона и аналогию права 1 Григорьев Ф.А, Черкасов А.Д. Пробелы в праве и пути их преодоления в практике применения. Аналогия закона и аналогия права // Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н И. Матузова, А.В. Малько. М., 2007. С. 464. . Под аналогией закона принято понимать решение конкретного юридического дела на основе правовой нормы, рассчитанной не на данный, а на сходные случаи, и предусмотренной другим законом (другим разделом закона), Аналогия права – решение конкретного юридического дела на основе общих принципов права и его смысла. Речь в первую очередь идет о таких принципах права, как справедливость, гуманизм, равенство перед законом и т.д. Опять-таки в отличие от уголовного права уголовно-процессуальная доктрина по традиции признает существование аналогии закона и аналогии права в уголовном процессе. Проблема заключается только в том, что в УПК РФ нет соответствующей нормы об аналогии закона и аналогии права, как, например, в ч. 4 ст. 1 ГПК РФ. Поэтому допустимость применения в уголовном процессе аналогии вытекает из доктринальных положений.

Из принципа з. следует запрет применения уголовного закона по аналогии уст. ч 2 ст 3 УК. Применение уголовного закона по аналогии означает, что в отсутствии нормы, запрещающей конкретное общественно опасное поведение, правоприменителю тем не менее разрешается привлекать лицо к уг.ответств. на основе норм,уст.уг. ответственность за схожее общественно опасное поведение. Вместе с тем запрет применения уголовного закона по аналогии не запрещает при толковании уголовного закона придавать понятиям ,содержащихся в разных главах УК аналогично содержание(н-р при уяснении смысла понятий «должностное лицо»)

В уголовном законе аналогия недопустима (ст. 33 УК), ибо ее применение означает оценку практически любых явлений и действий как преступных, даже если это не предусмотрено уголовным законом. Подобное законоположение в уголовном праве справедливо. В уголовно-процессуальных нормах нет каких-либо положений, позволяющих толковать их как разрешение либо запрет применять процессуальный закон по аналогии. В частности, УПК не исключает возможности применения к сходным отношениям уголовно-процессуальных норм, регламентирующих аналогичные отношения, т.е. не исключается возможность так называемой внутрипроцессуальной аналогии. Такое положение в уголовном судопроизводстве допустимо, поскольку в нормативных актах невозможно предусмотреть все так называемые казусы, т.е. сложные, необычные, запутанные вопросы в судебной и следственной практике, и дать заранее на все частные случаи исчерпывающие решения.

В теории права под аналогией понимается применение к отношениям, не урегулированным законом, положений закона, регулирующих сходные отношения, а под аналогией права — применение общих принципов и смысла права к отношениям, которые не урегулированы законом и к которым не может быть применена аналогия закона. Аналогия закона в семейном праве — применение к семейным отношениям, не урегулированным семейным законодательством или соглашением сторон, норм семейного и (или) гражданского права, регулирующих сходные отношения, если это не противоречит существу семейных отношений.

Такая ситуация может означать либо случайное появление пробела в действующем праве, либо сознательное нежелание законодателя (и в целом субъектов правотворчества) регулировать эти обстоятельства. Во втором случае (при отказе законодателя от правового регулирования отношений) соответствующие фактические обстоятельства не имеют юридического значения.

Рекомендуем прочесть:  Как оформить социальную помощь малообеспеченным семьям 2022

При применении аналогии в уголовном судопроизводстве выделяют следующие этапы: 1) установление фактической основы того общественного отношения, с которым столкнулся правоприменитель; 2) установление юридической основы того общественного, с которым столкнулся правоприменитель: определение отраслевой принадлежности общественного, с которым столкнулся правоприменитель; отыскание нормы, которая бы регулировала конкретное отношение, с которым столкнулся правоприменитель; установление наличия оснований и условий применения закона; 3) принятие решения о применении закона и его документальное оформление.

Одной из наиболее противоречивых и нерешенных на законодательном уровне проблем в современном процессуальном праве является вопрос о допустимости процессуальной аналогии, то есть распространения действия нормы на случаи, не предусмотренные законодателем но сходные по существу. Основным аргументом против процессуальной аналогии можно назвать общеизвестный (но нигде не закрепленный) принцип, согласно которому на публично-правовые (к которым относятся и процессуальные) распространяется режим «запрещено все, что не разрешено законом» — в отличие от частноправовой сферы.

Ни одно законодательство не в состоянии учесть все многообразие общественных отношений, которые требуют правового регулирования. Поэтому в практике правоприменения может оказаться, что определен- ные обстоятельства, имеющие юридический характер, не находятся в сфере правового регулирования.

АНАЛОГИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Юридическая энциклопедия трактует аналогию в праве как применение к общественным отношениям, требующим правового регулирования, но не предусмотренным прямо законом или подзаконным актом, правовых норм, регулирующих сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии и таких норм – общих начал и принципов правового регулирования соответствующей отрасли права или правового института (аналогия права).

Происходит развитие института необходимой обороны в рамках понимания его как естественного права человека. В Соборном уложении 1649 года необходимая оборона получила дальнейшее развитие как правовой институт (расширился круг ее объектов по сравнению с Русской Правдой). Однако, как и во всех остальных законодательных актах того времени, Соборное Уложение не употребляло само понятие «необходимая оборона» и не выделяло для данного института отдельного раздела – положения о нем содержались в отдельных статьях, предусматривающих ответственность за конкретные преступления. Так, убийство при защите жилища не признавалось преступлением, так как обороняющийся «то убийство учинил поневоле», т.е. по необходимости.
Правомерной стала считаться защита интересов других лиц, причем эта защита вменялась в обязанность (ст. 59 гл. 21 Уложения). За невыполнение этой обязанности предлагалось «нещадно бить кнутом».
Уложение оставалось на позициях рассмотрения необходимой обороны как естественного права, предоставляя обороняющемуся довольно широкие права, вместе с тем уже достаточно четко отграничивало оборону от мести, не допуская самосуда и излишней жестокости. Условия правомерности необходимой обороны еще не получили в законодательстве этого периода достаточного развития.
3) Начало XVIII — XX вв.

Среди многих причин следует указать на появление ранее не известных законодателю составов преступлений. Законодатель не сумел вовремя криминализировать эти деяния, обозначив их составы и санкции, только лишь потому, что таких составов не было либо они были, но теперь приняли иной характер.

Автор полагает, что изначально следует определить, что такое «расширительное толкование» закона. Если обратиться к Толковому словарю русского языка, то можно понять подлинный смысл слов «расширительное» и «толкование». «Расширить», то есть сделать более широким, более обширным; увеличить в числе, объеме; сделать более широким по содержанию, усилить, углубить. Отсюда «расширительный» – это не буквальный, а широко объясняющий, широко понимаемый . Иначе говоря, выходящий за рамки буквально очертаного содержания.

По мнению Н.А. Лопашенко, суд вышел за пределы своей компетенции и занялся вместо толкования закона законотворчеством, что совершенно недопустимо [12]. Автору представляется справедливым сказать, что суд не просто вышел за пределы своей компетенции, а применил принцип аналогии. Проблема аналогии очень тесно связана с квалификацией преступлений.

  • Перед непосредственным использованием аналогии, как инструмента урегулирования общественных отношений, следует выявить и доказать, что возникала юридическая ситуация, которая должна решаться в правовом поле.
  • Далее следует тщательно изучить законодательство на факт наличия или отсутствия в нем нормы права, которая может урегулировать ситуацию.
  • Если правовая норма отсутствует, то необходимо произвести поиск сходной нормы и в этом случае решить проблему посредством аналогии закона. В том случае если это не удалось осуществить, то применяется аналогия права.
  • В процессе решения проблемы следует дать мотивированное обоснование применению аналогии закона или права к конкретному практическому случаю.

В частности, позволяет найти выход из нетрадиционной ситуации, которая не предусматривается законом, но в том ракурсе, как бы это сделал сам законодатель. При этом упор делается на практическую деятельность законодателя, а в качестве основы берутся схожие ситуации.

Имеет место общественное отношение, которое по своим признакам входит в предмет гражданского права, т.е. является либо имущественным, либо личным неимущественным. 2. Данное общественное отношение не урегулировано нормой гражданского права, соглашением сторон или обычаем.

Резюмируя, аналогия закона и аналогия права — это уникальные методы решения законодательных коллизий и пробелов. Однако следует помнить о том, что использование данных исключительных методов подразумевает строгое соблюдение требований и правил их применения.

  • Аналогия закона. В данном случае речь идет о поиске иных норм и законов в рамках других отраслей права, которые имеют сходство с конкретной жизненной ситуацией.
  • Аналогия права. Данный вид находит свое применение в том случае, если в законодательстве не обнаруживается даже схожей правовой нормы. В подобных ситуациях разрешение конфликтов и споров происходит с учетом основополагающих принципов того или иного правового поля.

Можно привести еще один случай, когда была попытка применить уголовный закон по аналогии. Верховный Суд РФ по одному из дел указал следующее: В. осужден за уничтожение похищенных им паспорта и военного билета по ч. 1 ст. 325 УК РФ и ч. 2 ст. 325 УК РФ. Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по протесту прокурора, отменил приговор в части осуждения В. по ч. 1 ст. 325 УК РФ и дело производством прекратил за отсутствием состава преступления. Частью 1 ст. 325 УК РФ предусмотрена ответственность за похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов или печатей, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности. Ответственность же за похищение важных личных документов, в том числе паспорта, законодателем выделена в ч. 2 ст. 325 УК РФ и с диспозицией ч. 1 ст. 325 УК РФ не связана. Таким образом, специальная ответственность за уничтожение, повреждение или сокрытие похищенного паспорта и военного билета законом не предусмотрена, и квалификация содеянного по ч. 1 ст. 325 УК РФ явилась применением уголовного закона по аналогии.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г. также провозглашается допустимость применения процессуальной аналогии . При этом, на наш взгляд, формулируется цель ее применения — необходимость обеспечения непосредственного применения положений ст. 46 и 123 Конституции РФ.

В статье обосновывается необходимость внесения в УПК РФ специальной нормы, регламентирующей основания и порядок применения аналогии в уголовном судопроизводстве. Однако данный способ устранения возникающей в процессе уголовного судопроизводства правовой неопределенности должен иметь целый ряд существенных ограничений как по кругу управомоченных на его применение субъектов, так и по объему предоставленных им дискреционных полномочий. Это обусловлено тем, что предмет регулирования данной отрасли достаточно специфичен, его природа предполагает детальное правовое регламентирование.
Ключевые слова: суд, уголовное судопроизводство, нормы уголовно-процессуального права, правовая неопределенность, пробелы в праве, аналогия закона, аналогия права, пределы допустимости, дискреционные полномочия, специальная норма, защита прав.

К.В. ПРОНИН,
преподаватель кафедры уголовного процесса и криминалистики Саратовского института ВВ МВД РФ
Ю.В. ФРАНЦИФОРОВ,
доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного процесса, криминалистики и судебных экспертиз СГУ им. Н.Г. Чернышевского

Р.А. Ромашов отмечает, что в условиях демократического правового государства широкое использование общедозволительного типа регулирования, в основу которого положен принцип «разрешено все, что не запрещено законом», предполагает, что круг субъективных возможностей шире, нежели перечень прав, получивших свое законодательное закрепление .

Этот прием применения права возможен в самых исключи­тельных случаях, так как развернутое и стабильное законодатель­ство регулирует общественные отношения достаточно полно и устанавливает правовые нормы, дающие суду возможность ре­шить на основе закона любой спор о праве гражданском.

Под источниками права в юридическом смысле обычно понимается та или иная внешняя форма выражения правовых норм. Основной источник уголовно-процессуального права – это закон. Согласно Конституции РФ ( п. “о” ст. 71 ) уголовно-процессуальное законодательство относится к исключительному ведению Российской Федерации. В соответствии с ч. 1 ст. 1 УПК единственными законами, которые могут быть источником уголовно-процессуального права являются Уголовно-процессуальный кодекс и Конституция Российской Федерации, на которой Кодекс основан. Юридически это означает следующее:

2. Порядок уголовного судопроизводства — это условия, процедуры и гарантии, регулирующие деятельность участников процесса. Они установлены нормами уголовно-процессуального права, которые содержатся лишь в строго определенных источниках. Под источниками права в юридическом смысле обычно понимается та или иная внешняя форма выражения правовых норм. Основной источник уголовно-процессуального права — это закон.

Названные правила предохраняют уголовный процесс от проникновения в него чужеродных норм, не отвечающих демократическим принципам судопроизводства и противоречащих внутренней системе УПК, что является важной политической гарантией против рецидивов авторитаризма в области уголовного процесса.

Рекомендуем прочесть:  Списки на субсидию по программе молодая семья московский район чебоксары

3. Согласно ст. 90 Конституции Президент РФ издает указы, обязательные на всей территории РФ. Известны случаи, когда указы содержали уголовно-процессуальные нормы (например, отмененный ныне Указ Президента РФ от 14.06.1994 N 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности»). В силу ч. 3 ст. 90 Конституции указы не должны противоречить как самой Конституции, так и федеральным законам. Более того, представляется, что в случае, когда указом создаются новые уголовно-процессуальные нормы, не известные Кодексу, они могут применяться только в том случае, если будут инкорпорированы в УПК.

Уголовно-процессуальная аналогия

Принципы уголовного права — это закрепленные в уголовном законе и непосредственно действующие в судебной практике основополагающие идеи, начала, определяющие смысл и содержание уголовно-правовых норм и отражающие социальные, правовые, культурные и идеологические ценности современного общества.

Из принципа з. следует запрет применения уголовного закона по аналогии уст. ч 2 ст 3 УК. Применение уголовного закона по аналогии означает, что в отсутствии нормы, запрещающей конкретное общественно опасное поведение, правоприменителю тем не менее разрешается привлекать лицо к уг.ответств. на основе норм,уст.уг. ответственность за схожее общественно опасное поведение. Вместе с тем запрет применения уголовного закона по аналогии не запрещает при толковании уголовного закона придавать понятиям ,содержащихся в разных главах УК аналогично содержание(н-р при уяснении смысла понятий «должностное лицо»)

Принцип законности в уголовном праве закреплен в ч. 1 ст 3 УК: «Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом».Данный принцип является отражением конституц. положения о том, что «никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением»(ч.2 ст.54 Конституции РФ)

Принцип законности при производстве по уголовному делу представляет требование государства, обращенное к субъектам уголовного процесса, точно и неуклонно соблюдать и исполнять нормы уголовно-процессуального права при расследовании, судебном рассмотрении уголовных дел, прокурорском и судебном надзоре за деятельностью соответственно органов расследования и судов в досудебных и судебных стадиях уголовного процесса.

Согласно ч. 1 и ч. 2 ст. 7 УПК РФ, утверждающей принцип законности при производстве по уголовному делу, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий названному Кодексу. С учетом требований Конституции РФ положения ч. 1 и ч. 2 ст. 7 УПК РФ закрепляют приоритет Уголовно-процессуального кодекса РФ перед другими федеральными законами, поскольку другими федеральными законами не должно осуществляться регулирование уголовно-процессуальных отношений. УПК РФ устанавливает, что нарушение норм Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств (ч. 3 ст. 7). Полученные с нарушением требований УПК РФ доказательства являются недопустимыми, т.е. не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ. Процессуальные документы, составляемые в ходе уголовного судопроизводства, должны полностью соответствовать требованиям, предъявляемым к их содержанию и форме, опираться на установленные законом основания их вынесения, содержать развернутое изложение мотивов их принятия, т.е. быть законными, обоснованными и мотивированными. Несоблюдение обязательных требований законности, обоснованности и мотивированности процессуальных документов рассматривается УПК РФ как нарушение принципа законности.

Этапы применения аналогии закона в уголовном судопроизводстве

Установление фактической основы того общественного отношения, с которым столкнулся правоприменитель. Эта стадия не имеет отличительных особенностей и реализуется также, как и при обычном применении нормы права, т. е. правоприменитель устанавливает факты, выражающие жизненную ситуацию, которая нуждается в разрешении в правовом порядке.

7 См. напр.: Общая теория государства и права. Академический купс в 3-х т. Изд. 2-е, перераб. и доп. /Отв. ред. М.Н. Марченко. Т. 2. — М.: Зерцало-М, 2001. С. 462; Теория государства и права/ Под ред. Корельского В.М., Перевалова В.Д. — Екатеринбург, 1996. С. 382; Алексеев С.С. Право: азбука — теория— философия: опыт комплексного исследования. — М.: Статут, 1999. С. 119.

М.С. Строгович выделяет как условия применения аналогии закона, так и основания применения аналогии закона[19]. На наш взгляд, следует согласиться со М.С. Строговичем, который считает основанием применения аналогии закона наличие того или иного пробела в действующем уголовно-процессуальном праве[20]. Только наличие пробела в праве, наличие общественных отношений не закрепленных нормой права, но требующих такого закрепления, служит достаточным поводом[21] для применения аналогии закона. Мы полагаем, что кроме наличия пробела в праве в основание применения аналогии закона входит еще одна составляющая — непосредственное обнаружение правоприменителем пробела в праве и необходимость преодоления этого пробела для защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также для защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

В.П. Малахов и В.Н. Казаков включают в процесс применения норм права четыре этапа[2]. Ю.Г. Ткаченко же выделяет пять основных этапов применения права (норм права)[3]. А.Б. Венгеров выделяет те же этапы, что и Ю.Г. Ткаченко, но добавляет еще шестой этап[4]. Я.С. Михаляк пишет о шести этапах в процессе применения права[5].

Право — это структурно сложная, функциональная динамичная саморегулирующаяся и самонастраивающаяся система, оснащенная необходимым набором юридических средств, при помощи которых восполняются пробелы. Юридическими средствами, которые должны «заделать брешь» в нормативной основе, преодолеть пробел и таким путем решить юридическое дело, касающееся конкретного случая, являются аналогия закона и аналогия права[1]. Чтобы установить, на каком этапе правоприменения правоприменитель может столкнуться с пробелом в праве и на каком этапе им применяется аналогия, необходимо выделить этапы правоприменения.

Таким образом, правоотношение уже возникло, а непосредственно порядка его реализации в УПК нет. Поэтому до законодательного закрепления порядка рассмотрения судом вопроса об оставлении в силе, избрании, продлении срока содержания под стражей, к решению данного вопроса применим по аналогии порядок, предусмотренный УПК для проведения предварительного слушания.

В-четвертых, назрела необходимость более четкого критерия разграничения аналогии закона и аналогии права в уголовном судопроизводстве. В частности, в теории неоднозначно решается вопрос о том, является ли прямое использование принципов уголовного судопроизводства для разрешения возникшей процессуальной ситуации использованием аналогии права, насколько отличается механизм использования принципов уголовного судопроизводства при применении аналогии закона от того же механизма при использовании аналогии права.

Представляется, что причины пробельности УПК таковы: — действующий УПК — нормативный акт, содержащий новационные, нетрадиционные, неапробированные идеи; — при разработке УПК ярко проявилось несовершенство законодательной техники; — УПК отразил дискуссии политического характера о векторе тяготения России как геополитической единицы, в этой связи в достаточной степени эклектично соединил институты, характерные для различных видов уголовного судопроизводства; — на момент разработки и принятия нового уголовно-процессуального законодательства широкая социальная база уголовно-процессуальной реформы отсутствовала, правоприменительные структуры в целом были удовлетворены действовавшим УПК РСФСР 1960 года; — в первоначальном варианте УПК нашли отражение проявления ведомственной борьбы за процессуальные полномочия; — в действующем УПК недостаточно выдержана методологическая основа; — значительное усложнение процессуальной формы досудебного производства в сочетании с несовершенством законодательной техники.

(Т.Н. Добровольская, В.И. Каминская), допустимости лишь аналогии закона, но не аналогии права (П.С. Элькинд). Эти взгляды современны и по сей день, поскольку, как и УПК 1960 года, действующий УПК четко не формулирует возможность применения аналогии. Конституционный Суд Российской Федерации, Пленум Верховного Суда Российской Федерации высказывались за возможность использования процессуальной аналогии. Однако этими органами четко не формулировались основания и условия применения аналогии. Кроме того, вопрос о месте и роли постановлений (определений) Конституционного Суда Российской Федерации, постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в системе актов, влияющих на уголовно-процессуальную деятельность, остается дискуссионным.

Взгляды некоторых ученых позволяют предположить, что ими усматривается еще одно общее условие применения аналогии: предшествующее и не давшее результата толкование нормы права. Так, Р.Д. Рахунов отмечал что, «. применение аналогии в уголовном процессе допустимо лишь тогда, когда толкование закона не дает основания для его применения либо, когда какое-то процессуальное отношение прямо не предусмотрено законом, или нет специальной нормы, закрепляющей надлежащие требования осуществления участниками правоотношения своих прав и обязанностей, хотя такие требования содержатся в аналогичных законах»1. В.О. Белоносов, соглашаясь с мнением Р.Д. Рахунова, полагает, что толкование должно предшествовать применению аналогии, т.е. если путем применения толкования нормы права невозможно восполнить пробел, то только тогда будет применяться аналогия .

Коллегия адвокатов

Мы согласны С.С. Алексеевым и В.Н. Карташовым, которые, рассматривая процесс преодоления пробела в праве, к уже имеющимся трем стадиям правоприменения добавляют дополнительные: а) выяснение правоприменительным органом того, входят ли обстоятельства в сферу правового регулирования, имеют ли они юридическое значение, нуждаются ли в правовом опосредовании и разрешении по существу; б) выбор способа восполнения пробела (аналогия закона или аналоги права); в) конструирование на основе сходной нормы или принципа права в соответствии с фактическими обстоятельствами дела конкретного правила для вынесения решения, то есть формулирование казуальной нормы[8].

Рекомендуем прочесть:  Что положено за 3 ребенка в 2022 в волгоградской области официальный

М.С. Строгович выделяет как условия применения аналогии закона, так и основания применения аналогии закона[19]. На наш взгляд, следует согласиться со М.С. Строговичем, который считает основанием применения аналогии закона наличие того или иного пробела в действующем уголовно-процессуальном праве[20]. Только наличие пробела в праве, наличие общественных отношений не закрепленных нормой права, но требующих такого закрепления, служит достаточным поводом[21] для применения аналогии закона. Мы полагаем, что кроме наличия пробела в праве в основание применения аналогии закона входит еще одна составляющая — непосредственное обнаружение правоприменителем пробела в праве и необходимость преодоления этого пробела для защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также для защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Основанием приостановления предварительного след­ствия законодатель считает психическое или иное тяж­кое заболевание обвиняемого, удостоверенное врачом, работающим в медицинском учреждении. Это положение закона, по нашему мнению, должно быть отнесено по аналогии и к случаям тяжкого заболевания потерпев-

Именно поэтому при оформлении протокола-требования максимально используется предусмотренная уголовно-процессуальным законом форма протокола выемки, а в случае опроса лица, не достигшего 14 лет, как и при допросе свидетелей такого же возраста (ст. 191 УПК РФ (редак. от 08.03.2015 N 41-ФЗ.)), рекомендуется приглашать педагога. Законодатель не запрещает применение уголовно-процессуальных норм по аналогии, если при этом не будут ущемлены права и законные интересы участников процесса.

Но если основанием применения аналогии уголовно-процессуального (как и уголовного) закона служит его несовершенство, наличие в законе определенных про­белов, то естественно, что в результате устранения та­ких пробелов и достижения высокой степени совершен­ства закона необходимость в аналогии должна будет отпасть. Аналогия уголовно-процессуального закона, не­обходимая на определенном этапе развития и совершен­ствования уголовно-процессуального права, может по­влечь крайне расплывчатое и неопределенное толкование и применение правовых норм в условиях восполнения имеющихся в них пробелов. Тем самым аналогия как одно из необходимых условий законности в уголовном судопроизводстве может превратиться в свою противо­положность, стать способом нарушения законности.

совокупностью преступлений Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, а также конфискация имущества применяются как.
дополнительные наказания Преступление признается совершенным по небрежности.

Привлечение к уголовной ответственности по аналогии уголовного закона привело к грубейшим нарушениям законности в борьбе с преступностью, к необоснованным репрессиям в отношении людей, не нарушивших закон. Поэтому отказ отечественного уголовного права от применения уголовного закона по аналогии является важной вехой на пути приведения его в соответствие с современными международными стандартами.

Пробел в праве — отсутствие в нем нужной нормы, с помощью которой можно было бы разрешить возникший случай; это состояние неурегулированности правом конкретной ситуации, общественного отношения. Случай есть, а нормы нет. В любом случае пробел в праве открывает возможность своеволия, личного усмотрения чиновника.

Кроме того, слишком высок риск применения прообраза какого-либо дела для обнаружения подходящих правовых норм, к случаям, в которых нельзя или невозможно было применить сходную ситуацию. Таким образом, под маской верного решения может скрываться полное извращение законодательства. Как следствие, происходит грубое нарушение всех признаков законности.

4 УК РФ: «Лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств».

Аналогия уголовного закона это

Аналогия как институт уголовного права известна еще со времен рабовладения. Но широкое распространение она получила в средние века. Так, например, такой документ средневековья как Каролина (XVI в.) при отсутствии уголовной ответственности за какое-либо общественно опасное деяние предоставлял судам право применять дух и смысл закона для наказания виновных лиц, получив при этом поддержку высшего суда или высшей королевской власти [3, с.142].

На наш взгляд, первое объяснение, по сути, объяснением не является. Ведь в этом случае в качестве объяснения используется то, что как раз и нуждается в объяснении, — запрет аналогии закона законодателем.
Второе объяснение некорректно по иной причине. Оно противоречит задаче уголовного законодательства — определять, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями (ч. 2 ст. 2 УК). Если применение уголовного закона по аналогии отвечает задачам УК, то, спрашивается, зачем же его запрещать?
В то же время другие авторы определяют природу аналогии закона в уголовном праве иначе. Так, А. Наумов полагает, что аналогией закона «называется восполнение пробела в праве» . В связи с этим раздаются призывы к отмене запрета аналогии закона ввиду того, что она позволяет устранять пробелы в уголовном праве .
———————————
Наумов А.В. Российское уголовное право: Курс лекций. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрид. литература, 2004. С. 50.
Хабаров А.В. Об аналогии уголовного закона / Уголовное право на стыке тысячелетий. Материалы региональной научно-практической конференции. Тюмень: Изд-во Тюмен. юрид. ин-та МВД РФ, 2004. С. 21.

На наш взгляд, допустить явление аналогии на законодательном уровне -это сделать шаг назад всей системе российского уголовного права. При появлении подобных прецедентов, все сомнения относить в пользу виновного. В случае отсутствия нормы лицо не может подлежать уголовной ответственности. А для устранения пробелов, обнаружившихся в законе, в том числе в уголовном, создать, например, соответствующую федеральную службу, обязанность которой будет своевременно реагировать на подобные проявления, разрабатывать новые нормы, в том числе и уголовно-правовые, которые бы регулировали вновь возникшие отношения, и вносить законодателю предложения по изменению нормативной базы. Быстрое реагирование и профессиональный подход позволит исключить применение аналогии закона или права. Таким образом, на наш взгляд, можно будет избавиться от неблагоприятных последствий применения аналогии. Применить уголовную норму по аналогии — это значит поступить вопреки закону, т.е. совершить преступление. Допускать такие случаи со стороны государственных органов недопустимо.

Ряд авторов также указывают на имеющие место случаи применения уголовного закона по аналогии [4, с.83]. Так, например, попытки применения аналогии уголовного закона неоднократно предпринимались сотрудниками правоохранительных органов до внесения в УК РФ 1996 г. Федеральным законом от 20 июля 2011 г. № 250-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» ст. 171.2 «Незаконная организация азартных игр». Необходимость введения данной статьи была вызвана сложившейся на тот момент в обществе и не урегулированной на законодательном уровне ситуацией. С 1 июля 2009 г. Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» был введен запрет на деятельность игорных заведений вне игорных зон. Этим же ФЗ предусматривалась выдача разрешений на проведение азартных игр в игорных зонах и лицензий на организацию и проведение азартных игр в игорных зонах, и лицензий на организацию и проведение азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах вне игорных зон. Федеральным законом от 7 апреля 2010 г. № 60-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в ст. 171 «Незаконное предпринимательство» УК РФ была проведена частичная декриминализация деяний, связанная с исключением из диспозиции ст. 171 деяний, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности без специального разрешения и с нарушением лицензионных требований и условий. Вопрос об организации азартных игр с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, сети Интернет и других средств связи законодательно урегулирован не был.

1. Какой орган компетентен принимать уголовные законы Российской Федерации?
2. Имеют ли нормы международного права приоритет перед нормами российского уголовного права?
3. Усматриваете ли Вы различие между задачами и функциями уголовного права?
4. Каково место обычного права среди источников уголовного права?
5. Является ли судебный прецедент источником уголовного права?
6. Относится ли к источникам уголовного права аутентичное толкование?
7. С какого момента проект уголовного закона приобретает все черты последнего?
8. Имеются ли в Конституции Российской Федерации предписания уголовно-правового характера?
9. Перечислите круг органов и должностных лиц, наделенных правом законодательной инициативы по принятию уголовного закона.
10. В чем заключено юридическое значение уголовного закона?
11. Приведите примеры норм-запретов, обязанностей и дозволений, предусмотренных УК. Каких из них больше?
12. На конкретном примере покажите различие между нормой и статьей уголовного закона.
13. Чем отличается непосредственно-определенная диспозиция статьи уголовного закона от ссылочной и отсылочной? Есть ли таковые в УК?
14. Каковы особенности санкций: единичных, простых, абсолютно определенных, кумулятивных?
15. В чем смысл применения уголовного закона, действовавшего именно во время совершения преступления?
16. Когда вступает в силу уголовный закон, если в соответствующем акте не оговорены какие-либо сроки вступления его в силу?
17. В чем суть особого (экстраординарного) порядка вступления в силу уголовного закона?
18. Применительно к каким преступлениям возникают сложности в понимании времени их совершения?
19. В чем смысл правила об обратной силе уголовного закона? Какие изменения внесены в это правило УК 1996 г.?
20. Очертите сферу действия универсального принципа.

Adblock
detector