Где Сидять По Экономичечким Статьм

Особая зона: должны ли бизнесмены «сидеть» отдельно

На самом деле стран, где экономические преступники сидят отдельно от остальных, — единицы. В Европе, например, такой подход можно встретить только в Швейцарии и Норвегии, поясняет Алексей Петропольский. «Здесь экономические преступники сидят в колониях-поселениях или тюрьмах особо мягкого режима, в которых условия соответствуют трех-четырехзвездочным отелям в нашем понимании, — говорит юрист. — Более того, они имеют возможность работать, вести какие-то дела, выходить в Интернет и соцсети, общаться с близкими».

Ули Хёнесс — чудесный персонаж. В начале 2014 года его обвинили в неуплате налогов на сумму более 1 млн евро, но с каждым новым слушанием дела сумма неуплаченных налогов росла. Когда она достигла 3 млн евро, Хёнесс решился на чистосердечное признание ради смягчения приговора: он не заплатил 15 млн евро. Однако проверки продолжались, и в обвинительном приговоре значится цифра 27,2 млн евро. В марте 2014 года Ули Хёнесс был приговорен к лишению свободы на три года и шесть месяцев, однако в феврале этого года вышел на свободу, отбыв половину срока. И вернулся к исполнению обязанностей президента «Баварии».

Признаны террористическими организациями : «Исламское государство» (другие названия: «Исламское Государство Ирака и Сирии», «Исламское Государство Ирака и Леванта», «Исламское Государство Ирака и Шама»), «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»),«Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Движение Талибан», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), Джебхат ан-Нусра (Фронт победы)(другие названия: «Джабха аль-Нусра ли-Ахль аш-Шам» (Фронт поддержки Великой Сирии), Всероссийское общественное движение «Народное ополчение имени К. Минина и Д. Пожарского», Международное религиозное объединение «АУМ Синрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph)

На данный момент в России существуют спецзоны для бывших сотрудников правохранительных органов. Там, кроме прокуроров, служащих ФСБ и других силовиков, содержатся чиновники федерального уровня. Это необязательная мера: например, бывший министр экономического развития Алексей Улюкаев, осужденный за взятку, отбывает свой срок в простой колонии.

За присвоение или растрату чужого имущества в 2015 году в России было осуждено 8476 человек. В первом полугодии 2016 года — 4198 человек. Лишь 10% осуждённых получили реальные сроки. Максимальное наказание, предусмотренное этой статьёй, — лишение свободы на срок до десяти лет. Наиболее распространённое наказание за присвоение и растрату при особо отягчающих обстоятельствах — условный срок. К нему приговорили 65% осуждённых. За то же самое преступление, совершённое без отягчающих обстоятельств, чаще всего приговаривают к исправительным работам (26% осуждённых) или выплате штрафа (34%). В 70% случаев штрафы не превышали 25 000 рублей.

В Германии за мошенничество судят чаще, но процент оправдательных приговоров там заметно выше, чем в России или США, а наказания — мягче. Там различные виды мошенничества, которые у нас проходят по пунктам общей статьи 159, выделяются в отдельные статьи. Помимо общей статьи за мошенничество также существуют статьи за мошенничество в страховой сфере, в области кредитования и мошенничество с использованием компьютерных технологий. Суммарно по всем статьям, так или иначе связанным с мошенничеством, в 2015 году в Германии было вынесено 114 712 приговоров, из них 18% оправдательных. Но реальные сроки получили только 3% осуждённых, ещё 12% были приговорены к условным срокам, остальных обязали выплатить штрафы.

Тюремные сроки за экономические преступления

Часть бизнесменов, отбывающих тюремные сроки по сфабрикованным обвинениям в экономических преступлениях, надеялись выйти на свободу по обещанной к Дню Победы амнистии. Другие предприниматели, бизнес которых приглянулся отечественным правоохранителям, ждали прекращения преследования. Однако внесенный в Госдуму проект амнистии (более подробно см. «На волю к юбилею», «Ведомости» от 22.03.2010) лишает большинство осужденных возможности вернуться к привычной деятельности.
На первый взгляд многие предприниматели, осужденные из-за размытых формулировок статей УК «мошенничество» и «растрата» и по экономическим статьям УК (а их у нас более 30) могут выйти из-за решетки или освободиться от уголовного преследования. Отдельные пункты этих статей считаются преступлениями небольшой и средней тяжести (наказание до двух и пяти лет лишения свободы соответственно). Однако среди заключенных бизнесменов лишь немногие могут надеяться на близкую свободу. Стоит вспомнить анекдот сталинских времен, в котором надзиратель говорит заключенному: «Ни за что у нас не 10 лет, а пять дают». Сейчас законопослушный предприниматель, не желающий делиться или платить взятки по повышенному тарифу, может получить больше пяти лет. Мошенничество или растрата в крупном размере (больше 250 000 руб.) или с использованием служебного положения (типичная статья для директора или главного бухгалтера) — это уже до шести лет лишения свободы, т. е. тяжкое преступление. Если же следствие докажет, что директор и главбух действовали в составе организованной группы, то им грозит уже до 10 лет. Контрабанда с сокрытием от таможенного контроля либо сопряженная с недекларированием или недостоверным декларированием (188-я статья УК) — это тяжкое преступление (до семи лет). Если в ней виновен директор и главбух, им грозит уже до 12 лет (особо тяжкое преступление), т. е. их шансы на амнистию равны нулю.
Впрочем, даже те предприниматели, которым следователи не смогли насчитать больше 250 000 руб. нанесенного ущерба, тоже не могут спать спокойно. Им грозят обвинения по статьям «легализация (или отмывание) денежных средств или иного имущества, полученного преступным путем». Эти деяния с использованием служебного положения или по предварительному сговору тянут до восьми лет, а в составе группы — все 15.
Правоохранители добавляют эти обвинения к другим статьям, чтобы повысить цену прекращения преследования. Мещанский суд, давший Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву «всего лишь» по девять лет за хищение миллиардных сумм, выглядит на фоне некоторых нынешних дел образцом гуманности. Столичный предприниматель Олег Рощин за контрабанду и отмывание 126 млн руб. (при том что таможня и налоговики не имели претензий к компании) получил в Перовском райсуде Москвы 18 лет строгого режима (!), главный бухгалтер Инна Бажибина — 15 лет лишения свободы. Они могут надеяться только на пересмотр приговора вышестоящими инстанциями. По данным Судебного департамента, за мошенничество в 2008-2009 гг. были осуждены более 69 000 человек, за присвоение или растрату — почти 23 000. За экономические преступления (без учета статей 201 и 204 — злоупотребление полномочиями и коммерческий подкуп) были наказаны около 21 500. Примерно половина этих людей, по расчетам экспертов, получили реальные сроки. Осужденные бизнесмены имеют меньше шансов на свободу, чем осужденные по той же статье наперсточники или коррумпированные чиновники.
Причудлива конструкция весов отечественной Фемиды: бизнесмен, присвоивший 126 млн руб., оказался для нее страшнее, чем чиновник, чье лихоимство нанесло казне всемеро больший ущерб. Находкинский горсуд Приморского края приговорил 9 марта 2010 г. бывшего начальника таможенного поста «Морской порт Находка» Сергея Панина за организацию канала контрабанды, из-за которого государство недосчиталось 860 млн руб., к трем годам и двум месяцам лишения свободы. Условно. Если приговор не пересмотрят, Панина амнистируют.

Рекомендуем прочесть:  Ростовская область льготы участникам боевых действий

Когда за экономические преступления грозит реальный срок

Предлагаю к просмотру видео о том, в каких случаях бизнесмены и предприниматели могут быть заключены под стражу, а в каких случаях закон запрещает заключать под стражу, привожу примеры из своей судебной практики: ст. 159 УК РФ (мошенничество), ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов) и по другим экономическим статьям.

  • невозвращение долгов, неисполнение обязательств по договорам, включение в договор заведомо ложных сведений, таких, например, как отсутствие обременений отчуждаемого имущества, принадлежность имущества на праве собственности, когда имущество таким не является;
  • незаконный возврат суммы НДС из бюджета;
  • в других случаях.

Правоохранительные органы «не хотят» признавать указанные выше преступления «экономическими» и считают их общеуголовными.

  • чем больший ущерб нанесен, тем строже будут санкции: если размер ущерба составляет несколько тысяч рублей, скорее всего, виновный отделается небольшим штрафом или условным сроком, а по уголовным делам по экономическим преступлениям , где суммы ущерба составляют миллионы рублей, предусмотрено наказание до 10-15 лет лишения свободы. Штрафы также напрямую зависят от суммы ущерба;
  • влияние отягчающих обстоятельств – если преступление совершалось группой лиц, по предварительному сговору, было сопряжено с насилием или угрозой применения силы, был задействован шантаж и т.д., санкции могут быть намного строже, чем в случаях, когда таких обстоятельств не было;
  • рецидивы преступных действий – если человек впервые нарушает закон, при этом раскаивается, сотрудничает со следствием, скорее всего, ему пойдут навстречу и дадут минимально возможный вид наказания, вероятнее всего – штраф или условный срок. Если же преступление совершается повторно (особенно если аналогичное или схожее), санкции будут гораздо строже, и, вероятнее всего, будут включать реальные тюремные сроки.
Рекомендуем прочесть:  Горизонтальная Съемка По Фактическому Местоположению

Также следует учитывать, что обвиняемым по экономическим преступлениям вместе с основным наказанием часто присуждают дополнительные санкции – штрафы, конфискацию имущества или запрет занимать определённые должности (если преступление было связано с исполнением служебных обязанностей).

Новости Общество

Ранее бизнес-омбудсмен предлагал создать для заключенных предпринимателей отдельное пенитенциарное учреждение, однако на это нужны большие инвестиции, передает «Интерфакс». В итоге ФСИН согласилась создать «специальные зоны, блоки, отсеки, в которых будут отдельно сидеть обвиняемые по экономическим преступлениям», заявил Титов на полях Восточного экономического форума.

«Это огромная проблема, когда они сидят вместе с уголовниками, – отметил правозащитник. – Если это будет отдельный отсек, это будут экономические статьи, это будут люди одного менталитета, у них не будет уголовного прошлого, так просто посадить и выбить из них признание будет сложно».

В московских СИЗО начали эксперимент по раздельному содержанию обвиняемых по экономическим статьям

Москва. 11 сентября. INTERFAX.RU — Отдельное содержание обвиняемых в экономических преступлениях заключенных в московских СИЗО, о котором говорил бизнес-омбудсмен, проводится в качестве эксперимента, сообщили в пресс-бюро Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) .

«Раздельное содержание организовано для того, чтобы исключить контакты с другими лицами, содержащимися в учреждении, в первую очередь с подозреваемыми и обвиняемыми в совершении преступлений неэкономического характера — против личности и других тяжких правонарушений», — говорится в пресс-релизе.

В местах заключения создадут блоки для осужденных по экономическим статьям

Борис Титов является уполномоченным президента по правам предпринимателей с 2012 года. В 2013 году он инициировал амнистию предпринимателей, по которой освободились 2466 бизнесменов. В феврале 2018 года Титов встретился в Лондоне с предпринимателями из России, скрывающимися от российского правосудия, и обсудил, на каких условиях они готовы вернуться на родину. По итогам переговоров политик представил президенту РФ Владимиру Путину список бизнесменов, которые хотели бы снова жить на родине. Генпрокуратура тщательно изучила уголовные дела всех упомянутых в списке и в результате отменила розыск некоторых из них. Другим бизнесменам дали возможность вернуться в Россию, не опасаясь возможного ареста.

«Как правило, те, кто обвиняются по таким статьям, — люди вполне сложившиеся, достигшие определенной позиции в жизни, и бросать их в камеру с теми, кто обвиняются в тяжких преступлениях — в убийствах, изнасилованиях, терроризме или в распространении наркотиков — неправильно. Я думаю, что после 7-8 лет, проведенных в колонии строго режима с уголовниками, этим людям очень сложно адаптироваться потом в нормальной жизни», — пояснил он «Газете.Ru».

Памятка для «коммерса»: как бизнесмену выжить в тюрьме

Ни в коем случае не рекомендуется брать на работу родственников, особенно близких — братьев и сестер, друзей, особенно супругов и любовниц. Как говорится, хочешь потерять друга — дай ему взаймы, хочешь потерять жену — возьми ее в бизнес. Конечно, есть приятные исключения семейных бизнесов, но, как показывает голая статистика, испытание большими деньгами проходят едва ли два-три человека из десяти.

Рекомендуем прочесть:  Пособия на детей малоимущим семьям в 2021 в калуге

Ни в коем случае не злоупотреблять алкоголем. Ни в коем случае не отчаиваться и не рисовать себе страшные картины. Где есть возможность влиять на ситуацию — необходимо задействовать все свои связи и отношения. Где нет возможности и исчерпаны все ресурсы — терпеть, но все равно не отчаиваться и твердо стоять на определенной вами линии поведения.

Огромная проблема, когда они сидят вместе с уголовниками»: для «экономических» осужденных сделают отдельные блоки в тюрьмах

«Мы обращались в ФСИН с таким предложением, поскольку это огромная проблема, когда они (обвиняемые в экономических преступленияхприм. ред.) сидят вместе с уголовниками. И бизнесу всегда тяжелее сидеть в тюрьме, особенно в колонии, даже не в СИЗО», — пояснил Титов.

Он отметил, что изначально они вышли с предложением создать специальное учреждение для «экономических» осужденных. Но, по мнению ФСИН, это потребовало бы больших инвестиций, пояснил Титов. Но они пришли к общему решению — создать специальные «зоны, блоки, отсеки».

Где сидят осужденные за экономические преступления

Сейчас спецколонии есть только для бывших сотрудников правоохранительных органов. Туда же сажают проворовавшихся чиновников. Неясно, как ФСИН поступит с предпринимателями: строить для них самостоятельные помещения дорого, а выделять отдельные бараки из уже имеющихся — нецелесообразно, поскольку посаженных за экономические преступления в колониях слишком мало.

Мошенничество или растрата в крупном размере (больше 250 000 руб.) или с использованием служебного положения (типичная статья для директора или главного бухгалтера) — это уже до шести лет лишения свободы, т. е. тяжкое преступление. Если же следствие докажет, что директор и главбух действовали в составе организованной группы, то им грозит уже до 10 лет.

Злоумышленники направляются в данное исправительное учреждение только после того, как приговор вступит в силу. До этого момента последние могут обжаловать приговор, находясь в условиях следственного изолятора или под подпиской о невыезде.Таков закон. Здесь еще отбывают наказание и те люди, которые осуществили деяния небольшой или средней тяжести, но, по мнению суда, последние не могут находиться на поселении.

«На волю к юбилею», «Ведомости» от 22.03.2010) лишает большинство осужденных возможности вернуться к привычной деятельности. На первый взгляд многие предприниматели, осужденные из-за размытых формулировок статей УК «мошенничество» и «растрата» и по экономическим статьям УК (а их у нас более 30) могут выйти из-за решетки или освободиться от уголовного преследования.

«Руководством ФСИН принято решение о реализации проекта по раздельному содержанию подозреваемых и обвиняемых. В следственных изоляторах управления ФСИН по Москве апробируется проект по содержанию подозреваемых, обвиняемых по экономическим преступлениям (в первую очередь предпринимателей) в отдельных корпусах и блоках учреждения», — говорится в сообщении пресс-бюро, поступившем во вторник на запрос «Интерфакса».

Москва. 11 сентября. INTERFAX.RU — Отдельное содержание обвиняемых в экономических преступлениях заключенных в московских СИЗО, о котором говорил бизнес-омбудсмен, проводится в качестве эксперимента, сообщили в пресс-бюро Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) .

В местах заключения создадут блоки для осужденных по экономическим статьям

Бизнес-омбудсмен также поблагодарил ФСИН за то, что ведомство удовлетворило его просьбу. Как отметил политик, очень часто людей, обвиняемых по экономическим статьям, заключают под стражу в СИЗО, «чтобы выбить признания». Подозреваемые находятся в одной камере с уголовниками, где им устраивают невыносимые условия, «и тогда все это сильно влияет на бизнес и заставляет принимать неправильные для себя решения», пояснил Титов.

Бывший следователь по экономическим преступлениям и Почетный адвокат России Андрей Шугаев согласен с инициативой и считает, что со временем в России должны появиться отдельные колонии для содержания осужденных за экономические преступления. Люди, совершившие финансовые хищения, не должны сидеть с убийцами и насильниками, уверен он.

Adblock
detector