Постановление вас о свободе договора

Содержание

Постановление Пленума ВАС РФ от N 16 О свободе договора и ее пределах

Согласно пункту 4 статьи 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано обязательными для сторон правилами, установленными законом или иными правовыми актами (императивными нормами), действующими в момент его заключения (статья 422 ГК РФ). В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

В тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения пункта 2 статьи 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента.

В силу пункта 5 статьи 421 и пункта 2 статьи 427 ГК РФ в случаях, когда в договоре не содержится отсылка к примерным условиям, а условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, такие примерные условия применяются к отношениям сторон в качестве обычаев, если они отвечают требованиям, установленным статьей 5 ГК РФ.

Однако нормы об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, могут быть применены к непоименованному договору по аналогии закона в случае сходства отношений и отсутствия их прямого урегулирования соглашением сторон (пункт 1 статьи 6 ГК РФ). Применение к непоименованным договорам по аналогии закона императивных норм об отдельных поименованных видах договоров возможно в исключительных случаях, когда исходя из целей законодательного регулирования ограничение свободы договора необходимо для защиты охраняемых законом интересов слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов или недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон. При этом суд должен указать на то, какие соответствующие интересы защищаются применением императивной нормы по аналогии закона.

Нормы статьи 410 ГК РФ, устанавливающие предпосылки прекращения обязательства односторонним заявлением о зачете, не означают запрета соглашения договаривающихся сторон о прекращении неоднородных обязательств или обязательств с ненаступившими сроками исполнения и т.п.

Постановление Пленума ВАС РФ от N 16; О свободе договора и ее пределах

При возникновении спора об императивном или диспозитивном характере нормы, регулирующей права и обязанности по договору, суд должен указать, каким образом существо законодательного регулирования данного вида договора, необходимость защиты соответствующих особо значимых охраняемых законом интересов или недопущение грубого нарушения баланса интересов сторон предопределяют императивность этой нормы либо пределы ее диспозитивности.

В силу пункта 12 статьи 28.2 Закона Российской Федерации от 29.05.1992 N 2872-1 «О залоге», если при реализации заложенного движимого имущества во внесудебном порядке федеральным законом предусмотрено обязательное привлечение оценщика, начальная продажная цена заложенного движимого имущества, с которой начинаются торги, устанавливается равной восьмидесяти процентам рыночной стоимости такого имущества, определенной в отчете оценщика, если иное не предусмотрено договором о залоге, содержащим условие об обращении взыскания на заложенное движимое имущество во внесудебном порядке. Это означает, что стороны своим соглашением вправе лишь увеличить начальную продажную цену по сравнению с предусмотренным названным пунктом общим правилом, но она не может быть установлена соглашением сторон ниже восьмидесяти процентов стоимости, определенной в отчете оценщика. Императивность данной нормы в части недопустимости снижения начальной продажной цены обеспечивает защиту охраняемых законом интересов как залогодателя, так и третьих лиц — других кредиторов залогодателя, которые вправе претендовать на удовлетворение своих требований за счет суммы, оставшейся после удовлетворения требований, обеспеченных залогом.

Пункт 1 статьи 463 ГК РФ , в соответствии с которым покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи, если продавец отказывается передать покупателю проданный товар, не содержит явно выраженного запрета предусмотреть договором иное, например, судебный порядок расторжения договора по названному основанию вместо права на односторонний отказ от его исполнения. Однако договором не может быть полностью устранена возможность его прекращения по инициативе покупателя в ситуации, когда продавец отказывается передать ему проданный товар, поскольку это грубо нарушило бы баланс интересов сторон.

В то же время, поскольку согласно пункту 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании статьи 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по статье 169 ГК РФ .

Вместе с тем из целей законодательного регулирования может следовать, что содержащийся в императивной норме запрет на соглашение сторон об ином должен толковаться ограничительно. В частности, суд может признать, что данный запрет не допускает установление сторонами только условий, ущемляющих охраняемые законом интересы той стороны, на защиту которой эта норма направлена.

Постановление Пленума ВАС РФ от N 16; О свободе договора и ее пределах

2. Норма, определяющая права и обязанности сторон договора, является императивной, если она содержит явно выраженный запрет на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного этой нормой правила (например, в ней предусмотрено, что такое соглашение ничтожно, запрещено или не допускается, либо указано на право сторон отступить от содержащегося в норме правила только в ту или иную сторону, либо названный запрет иным образом недвусмысленно выражен в тексте нормы).

Например, пункт 2 статьи 610 ГК РФ предусматривает право каждой из сторон договора аренды, заключенного на неопределенный срок, немотивированно отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону в названные в данной норме сроки. Эта норма хотя и не содержит явно выраженного запрета на установление иного соглашением сторон, но из существа законодательного регулирования договора аренды как договора о передаче имущества во временное владение и пользование или во временное пользование (статья 606 ГК РФ) следует, что стороны такого договора аренды не могут полностью исключить право на отказ от договора, так как в результате этого передача имущества во владение и пользование фактически утратила бы временный характер.

В силу пункта 5 статьи 421 и пункта 2 статьи 427 ГК РФ в случаях, когда в договоре не содержится отсылка к примерным условиям, а условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, такие примерные условия применяются к отношениям сторон в качестве обычаев, если они отвечают требованиям, установленным статьей 5 ГК РФ.

Статья 310 ГК РФ допускает согласование в договоре права на одностороннее изменение или односторонний отказ от договора только в случаях, когда договор заключается в связи с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности. Цель данной нормы состоит в защите слабой стороны договора. Следовательно, подразумеваемый в ней запрет не может распространяться на случаи, когда в договоре, лишь одна из сторон которого выступает в качестве предпринимателя, право на одностороннее изменение или односторонний отказ от договора предоставлено стороне, не являющейся предпринимателем.

Так, частью четвертой статьи 29 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» установлен запрет на одностороннее изменение кредитной организацией порядка определения процентов по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином, однако это не означает, что запрещено такое одностороннее изменение указанного порядка, вследствие которого размер процентов по кредиту уменьшается.

В силу пункта 5 статьи 421 и пункта 2 статьи 427 ГК РФ в случаях, когда в договоре не содержится отсылка к примерным условиям, а условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, такие примерные условия применяются к отношениям сторон в качестве обычаев, если они отвечают требованиям, установленным статьей 5 ГК РФ.

В таких случаях судам следует учитывать, что к непоименованным договорам при отсутствии в них признаков смешанного договора (пункт 3 статьи 421 ГК РФ) правила об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются.

4. Если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного в ней, и отсутствуют критерии императивности, указанные в пункте 3 настоящего постановления, она должна рассматриваться как диспозитивная. В таком случае отличие условий договора от содержания данной нормы само по себе не может служить основанием для признания этого договора или отдельных его условий недействительными по статье 168 ГК РФ.

8. В случаях, когда будет доказано, что сторона злоупотребляет своим правом, вытекающим из условия договора, отличного от диспозитивной нормы или исключающего ее применение, либо злоупотребляет своим правом, основанным на императивной норме, суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает этой стороне в защите принадлежащего ей права полностью или частично либо применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

Вместе с тем при оценке того, являются ли условия договора явно обременительными и нарушают ли существенным образом баланс интересов сторон, судам следует иметь в виду, что сторона вправе в обоснование своих возражений, в частности, представлять доказательства того, что данный договор, содержащий условия, создающие для нее существенные преимущества, был заключен на этих условиях в связи с наличием другого договора (договоров), где содержатся условия, создающие, наоборот, существенные преимущества для другой стороны (хотя бы это и не было прямо упомянуто ни в одном из этих договоров), поэтому нарушение баланса интересов сторон на самом деле отсутствует.

  • позитивное заблуждение в существе/содержании/предмете сделки возникает до оформления соответствующего документа и действует до того момента, пока не возникнут те обстоятельства, которые не предполагались и не подразумевались заблуждающейся стороной при изначальных условиях;
  • заинтересованность в совершении сделки, а также отсутствие каких-либо возражений/требований у непрофессионала, не могут рассматриваться как согласие с представленной информацией и свидетельствовать об ее полном и адекватном пониманием;
  • применение непрофессионалом общепринятой на соответствующем рынке терминологии не свидетельствует о том, что у такой стороны есть необходимые специалисты или опыт в данной области, а также «не свидетельствует о том, что каждая из применяющих данные термины сторон в полной мере осознает содержание каждого применяемого термина, а также последствия реализации сделки в натуре»;
  • сторона — профессионал в сфере финансов и финансовых рынков обязана обеспечить, чтобы положения сложных финансовых инструментов были ясными, недвусмысленными и понятными любому лицу, не обладающему специальными навыками в сфере финансов и не знакомому с принятыми в этой сфере обыкновениями и терминологией;
  • банк, как квалифицированный инвестор, исходя из недопустимости извлечения выгоды из незаконного и недобросовестного поведения, обязан информировать контрагентов – не профессионалов не только об экономическом, но и юридическом существе и возможных последствиях предлагаемых сделок.
Рекомендуем прочесть:  Со скольки можно ездить на квадроцикл 2022

Руководствуясь принципом добросовестности, и применяя п. 10 (при оценке фактического соотношения переговорных возможностей сторон необходимо учитывать уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере) и п. 11 (при невозможности установить действительную общую волю сторон договор необходимо толковать против предложившего, где предложившим предполагается профессионал в соответствующей сфере) Постановления, суд пришёл к следующим выводам:

Так, анализ практики применения положений Постановления по данному вопросу показывает, что для того, чтобы обеспечить соответствие неустойки её ключевой – компенсационной – функции и не превратить неустойку в «средство обогащения кредитора», необходимо всесторонне учитывать экономические интересы всех сторон спора.

Другой пример – дело № А40-37963/12-59-350, в котором суды трех инстанций при втором круге рассмотрения дела применили п. 2 Постановления и пришли к выводу, что ст.ст. 929, 954, 967 ГК не содержат явно выраженный запрет на замену страхового возмещения в денежной форме иной формой возмещения, на основании чего был сделан вывод, что «осуществление страхового возмещения в виде передачи соглашения об отступном не противоречит действующему законодательству» (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.10.2014 по делу № А40-37963/12-59-350).

Так, в деле № А19-20904/2015 стороны заключили договор подряда на выполнение проектных и изыскательских работ, строительно-монтажных и пусконаладочных работ, условиями которого была предусмотрена возможность начисления заказчиком штрафа за каждые последующие 15 дней превышения конечного срока выполнения работ или этапа работ. Однако договор не предусматривал возможность начисления подрядчиком заказчику аналогичных штрафных санкций в случае отступления заказчика от условий договора. При этом размер ответственности заказчика в договоре был ограничен 5% работ или от стоимости этапа работ по договору.

Указанные правовые позиции подлежат применению к случаям расторжения договоров, предусматривавших передачу не только вещей, но и иного имущества: долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, бездокументарных ценных бумаг, исключительных прав и т.п.

Последствия расторжения договора, отличные от предусмотренных законом, могут быть установлены соглашением сторон с соблюдением общих ограничений свободы договора, определенных в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах».

5. Если при рассмотрении спора, связанного с расторжением договора, по которому одна из сторон передала в собственность другой стороне какое-либо имущество, судом установлено нарушение эквивалентности встречных предоставлений вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей одной из сторон, сторона, передавшая имущество, вправе требовать возврата переданного другой стороне в той мере, в какой это нарушает согласованную сторонами эквивалентность встречных предоставлений. Например, если покупатель оплатил пять партий товара, а получил только две, при расторжении договора он вправе требовать либо возврата сумм, уплаченных за три партии товара, либо возврата всей оплаты при условии возвращения им полученного товара. Указанное правомочие покупателя не ограничивает иные права, принадлежащие ему в связи с нарушением обязательства другой стороной, в частности право на возмещение убытков.

Если договором предусмотрено право стороны немотивированно отказаться от его исполнения, сторона, воспользовавшаяся этим правом, вправе в одностороннем порядке обратиться в орган, зарегистрировавший договор, с заявлением о внесении в реестр записи о прекращении договора, представив доказательства уведомления другой стороны о состоявшемся отказе от исполнения договора (статья 165.1 ГК РФ).

3. Разрешая споры, связанные с расторжением договоров, суды должны иметь в виду, что по смыслу пункта 2 статьи 453 ГК РФ при расторжении договора прекращается обязанность должника совершать в будущем действия, которые являются предметом договора (например, отгружать товары по договору поставки, выполнять работы по договору подряда, выдавать денежные средства по договору кредита и т.п.). Поэтому неустойка, установленная на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения указанной обязанности, начисляется до даты прекращения этого обязательства, то есть до даты расторжения договора.

Свобода договора по новым правилам

И очень часто простые граждане, не являющиеся предпринимателями, имеют дело с контрагентами-коммерсантами, которые обладают специальными знаниями в той сфере, в которой они предоставляют услуги населению. Более того, зачастую в таких отношениях между гражданином и предпринимателем существует по понятным причинам неравенство в возможностях, кредитор навязывает свои порой вовсе не выгодные потребителю условия, а последний в свою очередь не имеет рычагов воздействия, чтобы как-то эти условия изменить или хотя бы поучаствовать в согласовательном процессе. К тому же в лучшем случае процесс согласования таких условий может быть осложнен или затянут во времени бюрократическими препонами, так как каждое изменение условий потребует соответствующего анализа и согласования у всех служб организации. В худшем случае организация просто откажется пересматривать типовые условия, сославшись на то, что данный договор – это договор присоединения. В этой ситуации организацию можно понять, поскольку согласование условий с каждым потребителем ведет к затягиванию процесса, в то время, когда можно было бы приступить к исполнению договоров.

Это все достаточно хорошо и благородно по своей сути и природе. Другой вопрос: будет ли это условие реально соблюдаться или вообще включаться в договор сильной стороной? Представляется очевидным ответ: вряд ли, поскольку совершенно не выгодно последнему (например, банку).

В связи с подобной ситуацией на российском договорном пространстве подспорьем в защите прав потребителя при заключении договоров можно считать принятое уже более года тому назад постановление Пленума ВАС РФ № 16 от 14 марта 2014 г. «О свободе договора и ее пределах» (далее – Постановление о свободе договора), которое дало критерии несправедливости договоров, заключаемых с потребителями.

1. При отсутствии в норме, регулирующей права и обязанности по договору, явно выраженного запрета установить иное, она является императивной, если это требуется в защиту слабой стороны, защиту публичных интересов, защиту третьих лиц либо императивность нормы вытекает из существа законодательного регулирования вопроса.

Постановление о свободе договора (п. 2) дает разъяснение судам, что это вовсе не означает, что банки не могут в одностороннем порядке установить изменение условий кредитного договора по уменьшению процентной ставки. В этом случае законодатель выступил на стороне потребителя-гражданина, остается лишь открытым вопрос, а будут ли банки применять на практике такое условие по уменьшению в одностороннем порядке процентной ставки по кредиту, когда стоимость привлечения денег для самого банка стала меньше в силу каких-то экономических факторов (уменьшение ставки Банка России и т.п.).

Постановление Пленума ВАС РФ от N 35; О последствиях расторжения договора

Последствия расторжения договора, отличные от предусмотренных законом, могут быть установлены соглашением сторон с соблюдением общих ограничений свободы договора, определенных в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах».

При невозможности возврата имущества в натуре сторона, нарушившая договор, обязана возместить другой стороне его стоимость по цене, указанной в расторгнутом договоре, а при ее отсутствии — стоимость имущества, определяемую по правилам пункта 3 статьи 424 ГК РФ на момент приобретения. При наличии недостатков у имущества в расчет принимается его стоимость, определенная с учетом данных недостатков.

Если в соглашении сторон установлено, что ими производится возврат полученного, а предметом сделки являлось недвижимое имущество, для регистрации обратного перехода права собственности на это имущество стороны должны обратиться с соответствующими заявлениями в регистрирующий орган, представив доказательства состоявшегося расторжения договора и достигнутого ими соглашения о возврате имущества.

В соответствии со статьей 310 и пунктом 3 статьи 450 ГК РФ односторонний отказ от исполнения договора, когда такой отказ допускается законом (например, статья 328, пункт 2 статьи 405, статья 523 ГК РФ) или соглашением сторон, влечет те же последствия, что и расторжение договора по соглашению его сторон или по решению суда, и к ним подлежат применению правовые позиции, сформулированные в настоящем постановлении.

6.1. Если основанием для расторжения договора послужило нарушение договора стороной, получившей по нему имущество в собственность, то сторона, нарушившая договор и обязанная вернуть имущество, должна компенсировать всякие, в том числе случайные, недостачу или ухудшение имущества применительно к пункту 1 статьи 405 ГК РФ.

При возникновении спора об императивном или диспозитивном характере нормы, регулирующей права и обязанности по договору, суд должен указать, каким образом существо законодательного регулирования данного вида договора, необходимость защиты соответствующих особо значимых охраняемых законом интересов или недопущение грубого нарушения баланса интересов сторон предопределяют императивность этой нормы либо пределы ее диспозитивности.

2. Норма, определяющая права и обязанности сторон договора, является императивной, если она содержит явно выраженный запрет на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного этой нормой правила (например, в ней предусмотрено, что такое соглашение ничтожно, запрещено или не допускается, либо указано на право сторон отступить от содержащегося в норме правила только в ту или иную сторону, либо названный запрет иным образом недвусмысленно выражен в тексте нормы).

В тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения пункта 2 статьи 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента.

В частности, при рассмотрении спора о взыскании убытков, причиненных нарушением договора, суд может с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и его условий не применить условие договора об ограничении ответственности должника-предпринимателя только случаями умышленного нарушения договора с его стороны или условие о том, что он не отвечает за неисполнение обязательства вследствие нарушений, допущенных его контрагентами по иным договорам. Также с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и его условий в целом может быть признано несправедливым и не применено судом условие об обязанности слабой стороны договора, осуществляющей свое право на односторонний отказ от договора, уплатить за это денежную сумму, которая явно несоразмерна потерям другой стороны от досрочного прекращения договора.

Однако нормы об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, могут быть применены к непоименованному договору по аналогии закона в случае сходства отношений и отсутствия их прямого урегулирования соглашением сторон (пункт 1 статьи 6 ГК РФ). Применение к непоименованным договорам по аналогии закона императивных норм об отдельных поименованных видах договоров возможно в исключительных случаях, когда исходя из целей законодательного регулирования ограничение свободы договора необходимо для защиты охраняемых законом интересов слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов или недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон. При этом суд должен указать на то, какие соответствующие интересы защищаются применением императивной нормы по аналогии закона.

  • законодательная норма может содержать явно выраженный запрет на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного этой нормой правила (например, указано, что такое соглашение ничтожно, запрещено, не допускается и т.п.). Вместе с тем из целей законодательного регулирования может следовать, что содержащийся в императивной норме явно выраженный запрет на соглашение сторон может толковаться ограничительно. Суд может признать, что данный запрет не допускает установления таких условий, которые будут ущемлять охраняемые законом интересы той стороны, на защиту которой эта норма направлена;
  • при отсутствии в норме, регулирующей права и обязанности по договору, явно выраженного запрета установить иное, она является императивной, если исходя из целей законодательного регулирования это необходимо для защиты особо значимых охраняемых законом интересов (интересов слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов и т.д.), нарушения грубого баланса интересов сторон;
  • если норма содержит прямое указание на возможность предусмотреть иное соглашением сторон, суд может истолковать такое указание ограничительно, т.е. сделать вывод о том, что диспозитивность нормы ограничена определенными пределами;
  • если сторонами заключен договор, не предусмотренный законом (непоименованный), судам следует иметь в виду, что нормы об отдельных видах договоров могут быть применимы к такому договору по аналогии закона в случае сходства отношений и отсутствия их прямого урегулирования соглашением сторон. При этом применение императивных норм возможно в исключительных случаях, для защиты интересов слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов или недопущения грубого нарушения баланса интересов;
  • в случаях, когда договор содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для одного из контрагентов или существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), суд вправе применить к такому договору положения ст. 428 ГК РФ, изменив или расторгнув договор по требованию контрагента. Слабая сторона также вправе заявить о недопустимости применения несправедливых условий договора на основании ст. 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по ст. 169 ГК РФ.
Рекомендуем прочесть:  Добровольное переселение соотечественников в россию из казахстана

При разрешении споров, возникающих из неясности условий договоров (когда невозможно установить действительную общую волю сторон), толкование должно осуществляться в пользу контрагента стороны, которая подготовила его проект или формулировку соответствующего условия.

Младшего юриста AstapovLawyers Дмитрия Рыженкова в этом деле больше всего удивляет постановление суда апелляционной инстанции. Как в том, что он ограничил принцип свободы, так и в том, что признал законным удержание в ситуации, когда обязанность заказчика оплатить дополнительные работы еще не подтверждена судом.

На заседании 22 марта судья ВС Ирина Грачева решила прояснить, имеет ли под собой основания логика суда первой инстанции, может ли завод работать без исполнительной документации. Представитель RMA Екатерина Забегина ответила, что начало работы после ввода в эксплуатацию от наличия исполнительной документации у заказчика не зависит. «Ввод предполагает существование исполнительной документации и предъявление ее органу, который выдает разрешение на ввод», — сказала она. Ее коллега Константин Егоров уточнил, что обязанность подрядчика передать эту документацию заказчику предусмотрена нормами строительного законодательства и постановлениями Ростехнадзора. Заказчик, в свою очередь, обязан хранить ее на объекте, так как в противном случае возможность его безопасной эксплуатации отсутствует. Если этого не делать, то происходит нарушение норм публичного порядка. «Каждый раз, когда у нас возникают технические вопросы, мы вынуждены заказывать изготовление [исполнительной документации]», — сетовал Егоров.

[1] ГК РФ Статья 712. Право подрядчика на удержание
При неисполнении заказчиком обязанности уплатить установленную цену либо иную сумму, причитающуюся подрядчику в связи с выполнением договора подряда, подрядчик имеет право на удержание… результата работ, а также принадлежащих заказчику оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи, остатка неиспользованного материала и другого оказавшегося у него имущества заказчика до уплаты заказчиком соответствующих сумм.

Другого решения эксперты и не ожидали. Ст.712 ГК не содержит запрета на установление иного условия, чем предусмотрено самой нормой. «Основания для ее ограничительного толкования отсутствуют, поскольку отказ подрядчика от права на удержание оговаривается сторонами специально и не затрагивает публичных интересов либо интересов третьих лиц», — считает младший юрист практики «Корпоративное право, слияния и поглощения» юрфирмы Lidings Глеб Базурин.

Представитель «Стройинвеста» Индус Гарафов в ответ просто обвинил RMA во лжи. По его словам, исполнительная документация была передана, но заказчик ее потерял. «Стройинвест», по его словам, удерживает лишь документацию по дополнительным работам на спорные 142,46 млн руб. Оппоненты в ответ на эти претензии ничего не сказали.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от N 49; О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора

4. В случае, когда в соответствии с пунктом 2 статьи 433 ГК РФ договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (реальный договор), следует учитывать, что это обстоятельство не освобождает стороны от обязанности действовать добросовестно при ведении переговоров о заключении такого договора. К переговорам о заключении реального договора в том числе подлежат применению правила статьи 434.1 ГК РФ. В частности, если в результате переговоров реальный договор не был заключен, сторона, которая недобросовестно вела или прервала их, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки (пункт 3 статьи 434.1 ГК РФ).

47. В силу пункта 1 статьи 307.1 и пункта 3 статьи 420 ГК РФ к договорным обязательствам общие положения об обязательствах применяются, если иное не предусмотрено правилами об отдельных видах договоров, содержащимися в ГК РФ и иных законах, а при отсутствии таких специальных правил — общими положениями о договоре. Поэтому при квалификации договора для решения вопроса о применении к нему правил об отдельных видах договоров (пункты 2 и 3 статьи 421 ГК РФ) необходимо прежде всего учитывать существо законодательного регулирования соответствующего вида обязательств и признаки договоров, предусмотренных законом или иным правовым актом, независимо от указанного сторонами наименования квалифицируемого договора, названия его сторон, наименования способа исполнения и т.п.

Если заключенный договор подлежит государственной регистрации, то решение суда является основанием для его регистрации. При этом стороны считаются связанными обязательствами из такого договора с момента, указанного судом, а для третьих лиц договор считается заключенным с момента его регистрации (пункт 3 статьи 433 ГК РФ).

2. Существенными условиями, которые должны быть согласованы сторонами при заключении договора, являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах существенными или необходимыми для договоров данного вида (например, условия, указанные в статьях 555 и 942 ГК РФ).

1. В силу пункта 3 статьи 154 и пункта 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Соглашение сторон может быть достигнуто путем принятия (акцепта) одной стороной предложения заключить договор (оферты) другой стороны (пункт 2 статьи 432 ГК РФ), путем совместной разработки и согласования условий договора в переговорах, иным способом, например, договор считается заключенным и в том случае, когда из поведения сторон явствует их воля на заключение договора (пункт 2 статьи 158, пункт 3 статьи 432 ГК РФ).

Практика применения арбитражными судами постановления пленума вас РФ от № 16 о свободе договора и ее пределах

Договоры аренды, заключаемые с арендаторами, — типовые, все они предусматривают неустойку в размере 10% в день от суммы задолженности. Взыскиваемая по настоящему делу неустойка (10% в день, 3 650% годовых), очевидно, чрезмерна по сравнению с размерами неустойки, применяемыми в гражданском обороте (0,01 — 1% от просроченной суммы), в том числе законной неустойки.

Спорный договор заключен сторонами по итогам открытого запроса, проводимого в соответствии с требованиями, установленными Законом N 223-ФЗ. Условия, определенные договором, в том числе касающиеся размера ответственности сторон, были известны ответчику до подачи заявки на участие в конкурсной процедуре. Исполнитель добровольно присоединился к предложенным условиям и подписал договор без каких-либо разногласий.

Ниже приводятся примеры из судебной практики, где суды приходят к выводу, что исполнитель по государственному (муниципальному) контракту, участник закупки, а также клиент банка являются слабой стороной договора, не имеющей возможности влиять на его содержание.

Аналогичную позицию см.: Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 04.07.2008 по делу N А43-24187/2007-34-707, от 04.06.2008 по делу N А43-23933/2007-25-627, от 12.08.2003 по делу N А79-6265/02-СК2-5530; ФАС Западно-Сибирского округа от 14.03.2011 по делу N А46-9767/2010, от 30.08.2005 N Ф04-5424/2005(14137-А45-36).

С момента принятия Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее — Постановление N 16) прошло уже более четырех лет. С каждым годом суды все более активно применяют выработанные в нем позиции при рассмотрении конкретных дел.

Только если норма не запрещает сторонам включить в договор условие, отличное от содержащихся в ней правил, и отсутствуют описанные выше критерии императивности, стороны вправе изменить соглашением правила, установленные в норме, либо полностью исключить их применение. ВАС РФ приводит примеры таких диспозитивных норм, а именно: ст. 475 ГК РФ о последствиях передачи покупателю товара ненадлежащего качества, ст. 782 ГК РФ о распределении между сторонами договора возмездного оказания услуг неблагоприятных последствий его прекращения и др. (см. п. 4 Постановления N 16).

ВАС РФ пояснил, что стороны не смогут изменить предусмотренные нормой правила при следующих условиях:
— императивность установленных правил вытекает из существа норм об отдельных видах договоров;
— целью! законодательного регулирования является защита особо значимых интересо в (публичных, интересов слабой стороны договора, третьих лиц и др.) либо предотвращение грубого нарушения баланса интересов сторон.

1. По общему правилу стороны не смогут изменить соглашением предусмотренные нормой правила, если в ней содержится прямой запрет на это >>>
2. Даже если норма прямо не запрещает сторонам изменять предусмотренные в ней правила, то в определенных случаях стороны все равно не смогут этого сделать >>>
3. ВАС РФ разъяснил иные вопросы, связанные со свободой договора и ее пределами >>>

Пленум ВАС РФ в Постановлении от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее — Постановление N 16) дал рекомендации по вопросу о том, в каких случаях стороны могут изменять соглашением предусмотренные в норме правила, а в каких — нет. Нормы, правила которых стороны не могут изменить соглашением, являются императивными. Диспозитивные нормы — это те, правила которых стороны вправе изменить в договоре.

Если стороны своим соглашением исключат применение такой нормы либо установят условия, не предусмотренные в ней, то суд признает такие действия недопустимыми в целом или в той части, в которой норма направлена на защиту перечисленных интересов. ВАС РФ приводит примеры норм, которые отвечают критериям императивности, а именно: п. 2 ст. 610 ГК РФ о праве каждой из сторон договора аренды отказаться от него, если он заключен! на неопределенный срок, п. 1 ст. 463 ГК РФ о праве покупателя отказаться от исполнения договора купли-продажи, если продавец не передает покупателю проданный товар, и др. (см. п. 3 Постановления N 16).

В таких случаях судам следует учитывать, что к непоименованным договорам при отсутствии в них признаков смешанного договора (пункт 3 статьи 421 ГК РФ) правила об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются.

В связи с возникающими в судебной практике вопросами и в целях обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, вытекающих из договоров, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» постановляет дать арбитражным судам (далее — суды) следующие разъяснения:

10. При рассмотрении споров о защите от несправедливых договорных условий суд должен оценивать спорные условия в совокупности со всеми условиями договора и с учетом всех обстоятельств дела. Так, в частности, суд определяет фактическое соотношение переговорных возможностей сторон и выясняет, было ли присоединение к предложенным условиям вынужденным, а также учитывает уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере, конкуренцию на соответствующем рынке, наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях и т.д.

7. Для определения условий договоров стороны могут воспользоваться примерными условиями (стандартной документацией), разработанными в том числе саморегулируемыми и иными некоммерческими организациями участников рынка для договоров соответствующего вида и опубликованными в печати (статья 427 ГК РФ). При этом стороны могут своим соглашением предусмотреть применение таких примерных условий (стандартной документации) к их отношениям по договору как в полном объеме, так и частично, в том числе по своему усмотрению изменить положения стандартной документации или договориться о неприменении отдельных ее положений.

Рекомендуем прочесть:  Ип патент налоги и обязательные платежи 2022

Положения статьи 782 ГК РФ, дающие каждой из сторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора и предусматривающие неравное распределение между сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора, не исключают возможность согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора (например, полное возмещение убытков при отказе от договора как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика) либо установления соглашением сторон порядка осуществления права на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг (в частности, односторонний отказ стороны от договора, исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне).

Карапетов А

Несмотря на свою внешнюю фундаментальность, правовые подходы, которые заложены в Постановлении, очень практичны. При правильном понимании и применении они помогут и судьям, и практикующим юристам разумно разрешать реальные проблемы из сферы обязательственного права, которые до последнего времени казались трудноразрешимыми.

Подходы, сформулированные в Постановлении, соответствуют общепринятому европейскому опыту определения границ свободы договора. Но самое главное — они могут наконец позволить российскому договорному праву начать раскрывать свои преимущества и завоевывать доверие участников оборота. В условиях глобальной конкуренции юрисдикций российское право вынуждено отстаивать свой авторитет, доказывать не на словах, а на деле, что оно в действительности не так уж и плохо: может быть достаточно гибким и вместе с тем последовательным и предсказуемым, позволяет структурировать серьезные и сложные сделки и одновременно фиксирует разумный компромисс между свободой и защитой слабой стороны договора и позволяет находить правовые решения для самых актуальных и насущных задач. Пока этого всего о нашем праве, к сожалению, сказать нельзя..

Курс посвящен анализу наиболее актуальных и спорных вопросов, возникающих при заключении и исполнении договоров добровольного имущественного страхования, а также разрешении судебных споров по таким договорам. В ходе семинара будет разбираться последняя судебная практика и рекомендации по оптимизации договорной работы. Семинар ориентирован как на юристов страховых компаний, так и на юристов страхователей.

Постановление вас о свободе договора

1. Пленум ВАС РФ в первом же пункте Постановления сформулировал крайне важное положение, пронизывающее красной нитью весь текст документа, о том, что применяя нормы о свободе договора (ст. ст. 421, 422 ГК РФ) следует учитывать, что норма, определяющая права и обязанности сторон договора должна толковаться судом, исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, а не только буквального значения содержащихся в ней слов и выражений, но и учитывая цели, которые преследовал законодатель, устанавливая данное правило.

При этом, если будет выявлено, что соглашение сторон в конкретном случае, хоть и нарушает формально установленный законодателем запрет, однако, это не ведет при этом к нарушению прав стороны, в интересах которой он установлен, данное соглашение должно рассматриваться как действительное (в Пленуме приводится пример с правом банков в одностороннем порядке изменять условия договора в части изменения процентной ставки по кредитному договору в сторону ее уменьшения в случае, когда стороной договора является гражданин).

2. В пункте 2 Постановления Пленум разъяснил, что несмотря на наличие в законе императивных норм, содержащиеся в них запреты на соглашение сторон об ином должны толковаться ограничительно в определенных случаях. При этом должно учитываться в чьих интересах законодатель установил соответствующие ограничения в законе.

В качестве примеров предлагаются положения о нормы статьи 410 ГК РФ, устанавливающие предпосылки прекращения обязательства односторонним заявлением о зачете, не означают запрета соглашения договаривающихся сторон о прекращении неоднородных обязательств или обязательств с ненаступившими сроками исполнения и т. п.

Так, например, соглашением сторон договора залога не может быть установлена начальная продажная цена заложенного движимого имущества, реализуемого во внесудебном порядке, ниже восьмидесяти процентов стоимости, определенной в отчете оценщика. Императивность данной нормы в части недопустимости снижения начальной продажной цены обеспечивает защиту охраняемых законом интересов как залогодателя, так и третьих лиц — других кредиторов залогодателя, которые вправе претендовать на удовлетворение своих требований за счет суммы, оставшейся после удовлетворения требований, обеспеченных залогом.

Ограничение свободы договора или защита прав слабой стороны: Постановление Пленума ВАС РФ «О свободе договора и ее пределах»

Постановление Пленума дает четкое определение того, что понимается под свободой договора, а именно, указывает, что условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано императивными нормами законодательства, действующими на момент его заключения, а в случаях, когда условие договора предусмотрено диспозитивной нормой, стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней.

В том же ключе даются пояснения, в соответствии с которыми в случае различного толкования сторонами условий договора, толкование таких положений судом должно осуществляться в пользу стороны, которая подготовила проект договора или предложила формулировку спорного условия (п. 11). Таким образом, пока не доказано иное, предполагается, что такая сторона является профессионалом в соответствующей сфере, в связи с чем и несет риск толкования условий договора не в свою пользу.

Давая толкование диспозитивности норм законодательства, ВАС РФ в рассматриваемом Постановлении придерживается классической точки зрения о том, что то, что не запрещено, может быть изменено соглашением сторон. Более интересной представляется позиция относительно разной степени договорной свободы в отношениях предпринимателей и с участием граждан, которая следует из логики принятого Постановления.

П. 3 Постановления предусматривается возможность для суда применять ту или иную норму закона в качестве императивной, независимо от наличия в ней указания на явный запрет. Сделать вывод об императивности нормы суд может исходя из того, насколько данная норма обеспечивает защиту особо охраняемых законом интересов, не допускает грубое нарушение баланса интересов сторон либо ее императивность вытекает из существа договора. Безусловно, такая позиция дает широкие возможности для судебного толкования и правоприменения. Представляется, что даже требование об обязательной мотивировке вывода об императивности нормы, не устранит возможные нарушения судом прав участников того или иного правоотношения.

В то же время следует отметить, что в принятой редакции отсутствует вывод о том, что в ряде случаев применительно к коммерческим отношениям норма может быть признана диспозитивной, а в отношениях с участием потребителей – императивной (это было предусмотрено в п. 5 проекта Постановления). Представляется, что в принятой редакции подход суда в большей степени соответствует принципу равенства всех перед законом. Однако с учетом отсутствия высокой правовой грамотности обычных граждан социальная направленность иных положений Постановления представляется обоснованной.

договор, ГК РФ, непоименованный договор, Российская Федерация, правовое регулирование, свобода договора, принцип свободы договора, DCFR, смешанный договор, Гражданский Кодекс.

В условиях рыночной экономики договор является одним из основных способов регулирования экономических взаимосвязей, который обеспечивает самостоятельное регулирование экономических отношений их участниками. Принцип свободы договор призван обеспечить, прежде всего, свободу экономической деятельности, чтобы её субъекты могли свободно выражать свою волю, согласовывать интересы и определять действия для достижения желаемых целей в заключаемых между собой договорах.

В целом, Постановление Пленума ВАС РФ № 16 следует оценивать положительно. Особым достоинством Постановления для развития судебной практики «является прямое указание судам на необходимость раскрытия причин и обстоятельств, по которым ими избирается тот или иной прием понимания и толкования норм права и условий договора. Так, в любом случае, для вывода о том, является ли норма диспозитивной или императивной, суд обязан указать, каким образом на это влияет или само законодательное регулирование, или необходимость защиты определенных интересов» [5]. С другой стороны, данное постановление изменило порядок определения диспозитивной и императивной природы норм гражданского права правоприменителями, чем увеличило роль судебных органов при толковании договоров не по воле сторон, а исходя из целей правового регулирования. Также по своей сути сложным является вопрос о том, как выяснить «существо и цели законодательного регулирования»: не будет ли разночтений в судебной практике? Тем не менее следует отметить, что данное правило направлено на предотвращение злоупотребления правом, в том числе и договорной свободой, путем противопоставления «буквы» и «духа» закона. Именно такое положение Постановления наставляет судей принимать решения, руководствуясь не только буквой, но и духом закона, принципами и аксиомами права.

Принцип свободы договора разрабатывался в законодательстве различных стран в течение целых веков, начиная с эпохи Просвещения. Он начал зарождаться при переходе общества из феодальной в капиталистическую формацию. Изначально, на первых порах, свобода договора получила абсолютный и безграничный характер. Однако со временем общество обнаружило негативные последствия такого подхода к свободе договора: экономически сильные субъекты стали диктовать свою волю слабым, вследствие чего появилась объективная потребность в установлении пределов с целью предотвращения злоупотребления правом, защиты слабой стороны договора, интересов и прав кредиторов.

Отсутствие легального определения понятия «злоупотребления правом» ведет к противопоставлению законности и целесообразности, открывает широкую возможность для судебного усмотрения, в то время как практические работники, к сожалению, не пришли к единообразному применению ст. 10 ГК РФ, так как критерии злоупотребления правом весьма туманны и неопределенны. Для предотвращения злоупотребления правом издаются различные Постановления Пленумов высших судов, на законодательном уровне принимаются нормы, призванные пресечь злоупотребление, однако определения, которое бы разрешило споры в науке и проблемы на практике, до сих пор нет. И одной из главных причин принятия Постановления Пленума ВАС РФ № 16 являлось как раз предотвращение злоупотребления правом.

О свободе договора и ее пределах

  • субъект персональных данных уведомлен об осуществлении обработки его персональных данных АО «АльтаВиа»;
  • персональные данные получены АО «АльтаВиа» на основании Федерального закона или в связи с исполнением договора, стороной которого либо выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных;
  • персональные данные сделаны общедоступными субъектом персональных данных или получены из общедоступного источника;
  • предоставление субъекту персональных данных вышеперечисленных сведений нарушает права и законные интересы третьих лиц.

В случаях получения данных от третьей стороны целевое назначение данных должно учитываться получателем при дальнейшей обработке и хранении. Целевое назначение персональных данных может быть изменено только в случае получения согласия субъекта персональных данных или допустимости такого изменения согласно местному законодательству соответствующей страны, из которой получены персональные данные.

Инициатор обработки персональных данных должен внедрить соответствующие технические и организационные меры для обеспечения надлежащего уровня защиты данных. Данное требование в наибольшей мере относится к компьютерному оборудованию (серверам и рабочим станциям), сетям и каналам коммуникаций, а также приложениям.

Мы привыкли к тому, что гражданское право – это отрасль, которая первая стоит в списке примеров относящихся к праву частному в противовес праву публичному. С первых курсов университета каждый юрист усвоил, что частноправовые отрасли носят свое название из-за призвания регулировать отношения не связанные с публичным интересом, отношения, возникающие между лицами, а также, то, что характерным признаком частноправовых отраслей выступает метод диспозитивного регулирования. Метод диспозитивности своего рода синоним слова «свобода», – говоря о гражданском праве, – свобода выбирать наиболее эффективные инструменты для всесторонней реализации условий, заключаемых между лицами договоров.

Указанные основания выступают своеобразной подсказкой любому юристу, согласовывающему условия конкретного договора. Нет необходимости более исходить из априорного запрета согласовать иное, если нормой ГК прямо не установлена такая возможность. Можно, предварительно оценив условия, подлежащие внесению в договор, на соответствие приведенным выше критериям.

Adblock
detector